Чем дальше продвигались войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов к центру Берлина, тем больше возникало трудностей, особенно в применении и нацеливании авиации. Командующий 1-м Украинским фронтом маршал Конев И.С. писал: «Командующие обоих фронтов обратились в Ставку Верховного Главнокомандования, в результате директивой была установлена новая разграничительная линия. Но к моменту ее установления целый корпус Рыбалко П.С. и корпус Батицкого оказались далеко за ее пределами, в полосе, которая теперь стала полосой 1-го Белорусского фронта.

Предстояло вывести их из центра Берлина за разграничительную линию. Каждый, кто воевал, поймет, как психологически трудно было Павлу Семеновичу выводить своих танкистов за установленную линию. И в самом деле: они первыми вошли в прорыв, первыми повернули к Берлину, захватили Цоссен, форсировали Тельтов-канал, с окраин Берлина после жесточайших и кровопролитных боев прорвались к его центру и вдруг в разгаре последней битвы получили приказ сдать свой участок соседу. Легко ли пережить это? Конечно, приказ есть приказ, и его, разумеется, необходимо безоговорочно выполнить. Он и был выполнен, но далось это нелегко».

26 апреля начался третий, заключительный этап Берлинской операции: советские войска начали рассекать и уничтожать окруженные группы немецких войск. От Берлина отсечена Потсдамская группировка противника. Советские войска заняли уже три четверти Берлина. Войска 1-го Белорусского фронта продолжали вести уличные бои в Берлине. 1-я гвардейская танковая армия в результате ожесточенных боев за день овладела 30 кварталами города Берлин. 5-я ударная армия очистила от противника более 80 кварталов. В северных районах Берлина советские пехотинцы и танкисты очистили от гитлеровцев Тегельский лес, заняли военные казармы и на широком фронте вышли на северный берег канала Берлин – Шпандауер – Шиффартс.

Мощными ударами советские артиллеристы и летчики подавили немецкие батареи, установленные в Фолькспарке на южном берегу канала. Под прикрытием артиллерийского огня наши войска переправились через канал и завязали бои в заводском районе Сименсштадт. Немцы, засевшие в полуразрушенных зданиях заводов Сименса, оказывали отчаянное сопротивление. Наши штурмовые группы заняли завод распределительных устройств, завод динамомашин и ряд других предприятий. К исходу дня советские части овладели районом Сименсштадт и вышли к реке Шпрее. В восточной части Берлина войска фронта, расширяя плацдарм за рекой Шпрее, сломили упорное сопротивление противника и овладели Герлицким вокзалом и товарной станцией. 3-я ударная армия вышла к каналу Фарбингдус, форсировала его, но после ряда контратак противника оставила плацдарм.

Карта штурма Берлина

Карта штурма Берлина

В этот же день войска 1-го Украинского фронта вели уличные бои в юго-западной части Берлина. Наша пехота днем и ночью штурмовала кварталы города, выбивая немцев из укрытий. Пехотинцев активно поддерживала артиллерия и танки, подавляя огневые точки и разрушая узлы вражеского сопротивления. Советские части ворвались на улицы городского района Далем и после упорного боя овладели территорией Ботанического сада, шестью станциями метрополитена и казармами артиллерийского полка. К исходу дня район Далем был полностью очищен от войск противника. На одном участке немцы предприняли контратаку, но, потеряв сотни солдат и офицеров убитыми, поспешно отступили. 3-я гвардейская танковая армия овладела всем районом берлинских пригородов Шмаргендорф и Рейгау и вышла к станции Шмаргендорф круговой железной дороги.

24-26 апреля на выручку берлинскому гарнизону попытались пробиться части немецкой 21-й танковой дивизии, действовавшие на фронте Кенигсвустер-Хаузен, Миттенвальде. Наступление было отражено частями 3-й гвардейской танковой армии и 28-й армии. Утром 26 апреля окруженные к юго-западу от Берлина войска немецкой 9-й армии попытались прорваться в район Луккенвальде, навстречу с наступающей с запада немецкой 12-й армией. Противник нанес удар в стык 28-й и 3-й гвардейской армий и прорвался к городу Барут. Здесь он был остановлен 395-й дивизией 13-й армии, а затем контратакован частью сил 28-й, 3-й гвардейской и 3-й гвардейской танковой армий.

Советские солдаты ведут бой у одного из входов в Берлинское метро

Советские солдаты ведут бой у одного из входов в Берлинское метро

О боях на улицах Берлина Конев И.С. вспоминал: «Бои в Берлине потребовали большого искусства от начальников, непосредственно организовывавших бой на своем участке. Прежде всего, от командиров полков и батальонов: нашими штурмовыми группами чаще всего руководили именно они. Продвижение советских войск затруднялось еще рядом обстоятельств. В Берлине, особенно в центральной его части, было много специальных железобетонных убежищ. Самые крупные из них представляли собой надземные железобетонные бункера, в которых мог помещаться крупный гарнизон от трехсот до тысячи солдат. Отдельные бункера имели по шесть этажей, высота их доходила до тридцати шести метров, толщина покрытий колебалась от полутора до трех с половиной метров, а толщина стен, один-два с половиной метра, была практически недоступна для современных полевых систем артиллерии. На площадках бункеров обычно находилось несколько зенитных орудий, работавших одновременно и против авиации, и против танков, и против пехоты.

Эти бункеры являлись своеобразными крепостями, вписанными в систему обороны внутри города, и насчитывалось их по всему Берлину около четырехсот. В городе было также настроено много железобетонных колпаков полевого типа, где могли сидеть пулеметчики. Наши солдаты, ворвавшись на площадь или территорию того или иного завода, фабрики, сплошь и рядом сталкивались с огнем, который немцы вели из таких железобетонных колпаков. Берлин имел также много зенитной артиллерии; и в период уличных боев она сыграла особенно большую роль в противотанковой обороне. Если не считать фаустпатронов, то большинство потерь в танках и самоходках мы понесли в Берлине именно от зениток врага.

Берлин взят!

Берлин взят!

Во время Берлинской операции гитлеровцам удалось уничтожить и подбить восемьсот с лишним наших танков и самоходок. Причем основная часть этих потерь приходится на бои в самом городе. Стремясь уменьшить потери от фаустпатронов, мы в ходе боев ввели простое, но очень эффективное средство – создали вокруг танков так называемую экранировку: навешивали поверх брони листы жести или листового железа. Фаустпатроны, попадая в танк, сначала пробивали это первое незначительное препятствие, но за этим препятствием была пустота, и патрон, натыкаясь на броню танка и уже потеряв свою реактивную силу, чаще всего рикошетировал, не нанося ущерб».

Тем временем войска 2-го Белорусского фронта форсировали Одер и овладели главным городом Померании и крупным портом Штеттин. Это – третий по значению морской порт Германии и крупный промышленный центр. В нем имеются большие судостроительные верфи, автомобильные, металлургические и машиностроительные заводы.

Вражеские летчики сбросили в Одер сотни плавучих мин, стараясь взорвать наведенные мосты. Вылавливая немецкие мины или расстреливая их в воде, советские саперы предотвратили эту угрозу. Группы немецких диверсантов в водолазных костюмах пытались подобраться к мостам и взорвать их. Гитлеровские лазутчики были своевременно обнаружены и обезврежены. Сосредоточив на западном берегу Одера крупные силы, наши войска перешли в наступление и прорвали сильно укрепленную оборону немцев. Противник спешно перебросил в район боев свежие резервы, но не смог сдержать стремительного натиска советских частей. В ходе боев только на подступах к городу Штеттин уничтожено более 3 тысяч немецких солдат и офицеров. 70-я армия прорвала оборону противника на реке Рандов. 49-я армия вышла на западный берег Вест-Одера и ударила во фланг и тыл оборонявшегося на этом участке противника.

В Берлине в бой по приказу Гитлера были брошены школьники, даже 12-летние, целыми классами. Вечером 26 апреля в бункер к Гитлеру прибыла одна из лучших летчиц Германии Ханна Райч, фанатично преданная фюреру. Она писала потом, что Гитлер почти вслепую метался от стены к стене с бумагами в дрожащих руках, затем внезапно останавливался, садился за стол, передвигал по карте флажки, обозначавшие уже не существующие армии. «Полностью распавшийся человек», – не могла не констатировать Райч.

27 апреля войска 1-го Белорусского фронта продолжали наступление. Наши части, продвигаясь вперед, ворвались на улицы города Ратенов, расположенного в 60 километрах западнее Берлина. Укрепившиеся в каменных зданиях немцы упорно сопротивлялись. Советские кавалеристы обошли Ратенов с юга и в результате стремительного удара овладели городом.

Наши войска, наступающие на Берлин с запада, с боями вступили в город Шпандау и прижали немцев к реке Хавель. Одновременно советские артиллеристы из северо-западных районов Берлина нанесли огневой удар противнику с фланга и тыла. После непродолжительного, но ожесточенного боя наши войска разгромили вражеский гарнизон и овладели городом Шпандау. Захвачено 200 орудий и много других трофеев.

Ожесточенные бои произошли за Потсдам. Закрепившись у канала и в полосе озер, прикрывающих город с севера, противник оказывал отчаянное сопротивление. Советские танкисты и пехотинцы переправились через канал и в результате уличных боев овладели городом Потсдам. Потсдам – бывшая резиденция королей Пруссии. 61-я армия после ликвидации плацдарма у Эберсвальде переправились через канал Гогенцоллерн и перешла в наступление по северному берегу канала в тыл армейской группировке Штайнера.

2-я гвардейская танковая армия переправилась через Шпрее, вышла к станции Вестенд и двинулась в направлении парка Тиргартен. Одновременно армия глубоко вклинилась в один из центральных районов Берлина – Шарлоттенбург. Преодолевая огневое сопротивление и отбивая вражеские контратаки, наши войска очистили от немцев городской район Темпельхоф и овладели аэропортом Темпельхоф. Были заняты широковещательная радиостанция, здание Рейхсбанка, авиасборочный завод, электрокабельный завод и другие предприятия. 5-я ударная армия продвинулась на 1250 метров и очистила от противника свыше 40 кварталов. До Рейхстага ей оставалось 2250 метров по прямой. В ходе уличных боев в Берлине за день уничтожено свыше 8 тысяч немецких солдат и офицеров.

Продолжали наступление и войска 1-го Украинского фронта. Советские пехотинцы, продвигаясь вперед, вышли к восточным окраинам города Виттенберга – сильного опорного пункта обороны немцев на реке Эльба. Завязались ожесточенные бои, неоднократно переходившие в рукопашные схватки. Истребив на подступах к городу до батальона гитлеровцев, наши бойцы ворвались на улицы Виттенберга. Другие наши части обошли город с севера. Ударами с двух сторон немецкий гарнизон был прижат к Эльбе и разгромлен. Часть немецких солдат прекратила сопротивление и сдалась в плен.

3-я гвардейская танковая армия продолжала наступать в Берлине на север и северо-запад, имея в своем оперативном подчинении три дивизии 28-й армии. 9-й механизированный корпус прорвался в район Фриденау и вышел на Хаупт-штрассе. До Рейхстага частям корпуса оставалось 8 км. 3-я гвардейская армия и 28-я армия отражали попытки прорыва франкфуртско-губенской группировки на юго-запад. Кавалеристы 1-го Украинского фронта захватили на одном из аэродромов 85 немецких самолетов.

27 апреля войска 2-го Белорусского фронта развивали наступление. Противник подтянул свежие силы, в том числе части морской пехоты, и пытался задержать советские войска на урочище Рандов-Брух. Немцы взорвали все переправы через болота урочища и, опираясь на заранее подготовленный оборонительный рубеж, оказывали упорное сопротивление. Наши части переправились через Рандов-Брух и сломили вражеское сопротивление. Советские подвижные соединения с боями продвинулись вперед на 20 километров и штурмом заняли город Пренцлау – важный узел железных и шоссейных дорог. Другие наши части овладели городом Ангермюнде – сильно укрепленным опорным пунктом обороны немцев. К Ангермюнде сходятся пять железных и несколько шоссейных дорог. Нашими войсками захвачены 57 орудий и другие трофеи. Взято в плен более 600 немецких солдат и офицеров.

Командующий 2-м Белорусским фронтом маршал Рокоссовский К.К. вспоминал: «Отступая, вражеские войска взрывали за собой мосты, минировали и разрушали дороги, пытались дать бой в каждом удобном для обороны населенном пункте. Но несмотря на это, скорость продвижения наших войск в сутки достигала 25-30 километров. Сметая все преграды на своем пути и уничтожая сопротивлявшегося врага, наши войска неудержимо продвигались вперед. Вскоре 2-я ударная армия Федюнинского и 65-я Батова, наступавшие в северо-западном направлении, уничтожив и пленив отходившие перед ними вражеские части, достигли побережья Балтийского моря».

С 27 апреля 1-я и 2-я бригады Днепровской флотилии содействовали правофланговой 234-й стрелковой дивизии 61-й армии в переправе через Одер в районе канала Гогенцоллерн – Шведт. Здесь противник удерживал укрепленный район Лунова и угрожал флангу и тылу 61-й армии, продвинувшейся далеко в направлении на Берлин. Около 16 часов катера, имея на борту 300 десантников, под прикрытием огня войсковой артиллерии и плавучих батарей прорвались в канал и высадили десант на его северный берег восточнее Одерберга. В дальнейшем на этот плацдарм была перевезена часть дивизии.

Другую часть дивизии корабли высадили севернее, в районе Шведта, прорвавшись в рукав Альт-Одер. Высаженные войска грозили окружением немецким частям, оборонявшимся в укрепленном районе Лунова. Немцы поспешно отступили, и скоро фронт боев удалился от рек и каналов за пределы дальности стрельбы кораблей. За боевые действия в Берлинской операции Днепровская военная флотилия была награждена орденом Ушакова I степени. Сотни матросов, старшин и офицеров награждены орденами и медалями, 9 удостоены звания Героя Советского Союза.

На следующий день Войска 1-го Белорусского фронта продолжали вести уличные бои в Берлине. Советские пехотинцы и танкисты переправились через реку Шпрее и ворвались в один из центральных районов германской столицы – Шарлоттенбург. Преодолевая упорное сопротивление противника, наши стрелки и автоматчики выбивали гитлеровцев из подвалов домов и станций метрополитена. Саперы под огнем противника разбирали завалы и баррикады. Артиллеристы, действовавшие в составе штурмовых групп, разрушали укрепления и уничтожали вражеские огневые точки. Нашими войсками заняты казармы зенитного полка, водопроводная станция и товарная железнодорожная станция Вестенд.

Другие советские части переправились через канал Фербиндунгс и вели бои в городском районе Моабит. Штурмом занят завод электрического Общества и электрозавод «Леве», превращенные немцами в сильно укрепленные узлы сопротивления. За день боев в Берлине войска фронта уничтожили свыше 6 тысяч солдат и офицеров противника. В итоге боев 28 апреля войска противника в Берлине находились под угрозой расчленения на три части. Горловина между группировкой, зажатой в северной части Берлина, и группировкой в районе парка Тиргартен сузилась до 1,2 тысячи метров, а другая перемычка составляла пятьсот метров.

Утром 28 апреля немецкая 12-я армия Венка возобновила наступление и вышла на расстояние 15 километров до переправ через Хавель к юго-западу от Потсдама. Во второй половине дня потсдамская группировка противника начала прорываться через озерный пролив Альт-Гельтов и соединилась с частями 12-й армии.

Войска 1-го Украинского фронта вели уличные бои в юго-западных районах Берлина. Наши танкисты и пехотинцы прорвались между озерами Крумме-Ланке и Груневальд-Зее к железной дороге и автостраде Берлин – Потсдам. Взломав немецкую оборону в районе этих дорог, наши войска вышли в городской район Берлина – Рулебен и соединились с войсками 1-го Белорусского фронта. Развернувшись фронтом на восток, советские бойцы разгромили немцев, оборонявших сортировочную станцию метрополитена. Были заняты площадь «Адольф Гитлер», пять станций метро и другие опорные пункты гитлеровцев. В ходе боев очищены от войск противника городские районы Груневальд и Фриденау. Овладев этими районами, наши войска штурмом прорвали полосу обороны немцев, проходившую вдоль окружной железной дороги, и завязали бои на улицах района Вильмерсдорф.

Конев И.С.: «С ликвидацией вражеского плацдарма в районе Шпандау – Вильгельмштадт и выходом 47-й армии 1-го Белорусского фронта на реку Хавель, от Потсдама до Шпандау, прорыв окруженной в Берлине группировки на запад стал практически невозможным. К тому же гитлеровцы в Берлине начали испытывать острый недостаток в продовольствии и особенно в боеприпасах. Склады их в основном были расположены в уже захваченных нами пригородах Берлина. Наблюдались попытки снабдить окруженные немецкие войска боеприпасами по воздуху. Но это ни к чему не привело. Почти все транспортные самолеты, шедшие на Берлин, были сбиты нашей авиацией и зенитной артиллерией еще на подходах к городу. Весь этот день войска обоих фронтов продолжали вести напряженные уличные бои.

Командующий обороной Берлина генерал Вейдлинг решился доложить Гитлеру план прорыва немецко-фашистских войск из Берлина на запад. В своем докладе Вейдлинг указывал, что эти войска смогут воевать в городе не больше двух суток и после этого вообще останутся без боеприпасов. Он планировал осуществить прорыв южнее Винкенштадта, вдоль Андерхеештрассе на запад тремя эшелонами… Но Гитлер не дал согласия на этот план».

Войска 2-го Белорусского фронта продолжали наступление. Наши части, наступающие вдоль Штеттинской гавани на северо-запад, очистили от противника лесные массивы и овладели городами Эггезин и Торгелов. Другие части, с боями продвигаясь вперед, вышли к городу Пазевальк – важному опорному пункту обороны немцев на реке Юкер. Гитлеровцы закрепились на подступах к городу и оказывали упорное сопротивление. Советские артиллеристы и танкисты подавили вражеские огневые точки. Ночью наши бойцы ворвались на улицы города и разгромили немецкий гарнизон. Развивая успех, они переправились через реку Юкер и выбили немцев из оборонительного рубежа, построенного на ее западном берегу.

Во второй половине дня нашими войсками занят город и узел шоссейных дорог Штрасбург, находящийся в 15 километрах к западу от Пазевалька. В другом районе советские кавалерийские части, совершив рейд по труднопроходимой местности, настигли и разгромили несколько вражеских колонн. Отступая под ударами наших войск, противник взрывал мосты, минировал дороги и объезды. Захвачено у немцев 44 орудия, несколько паровозов и много железнодорожных вагонов. В одном из лагерей наши бойцы освободили военнопленных различных национальностей.

29 апреля в центре Берлина развернулись наиболее ожесточенные сражения. Немецкие войска, зажатые в центральных районах германской столицы, оказывали отчаянное сопротивление. Советские части 1-го Белорусского фронта (командующий маршал Жуков Г.К.) накануне прорвались по северному берегу реки Шпрее в городской район Моабит. Очищая на своем пути кварталы, прилегающие к улице Альт Моабит, наши бойцы вышли к известной Моабитской тюрьме и штурмом овладели ею. Отряды противника пытались удержать позиции у Лертерской товарной станции и на территории фотохимического завода.

Сильными ударами гитлеровцы были прижаты к Шпрее и уничтожены. Очищая одну за другой улицы Моабита, наши войска заняли 14 заводов и освободили 12 тысяч военнопленных различных национальностей. Советские танкисты и пехотинцы, прорвавшиеся к центру города с юго-востока, в ходе ожесточенных боев очищали от противника квартал за кварталом. Наши штурмовые группы блокировали станции метрополитена и укрепленные здания и уничтожали засевших в них гитлеровцев. В результате упорных боев был занят Ангальтский вокзал. В течение дня уничтожено более 8 тысяч немецких солдат и офицеров.

3-я ударная армия захватила мост Мольтке, овладела домом юго-восточнее моста Мольтке, захватила здание министерства внутренних дел и приступила к штурму Рейхстага, овладение которым было возложено на 79-й стрелковый корпус. Перед штурмом рейхстага Военный совет армии вручил своим дивизиям девять Красных знамен, специально изготовленных по типу Государственного флага СССР. Одно из этих Красных знамен, известное под № 5 как Знамя Победы, было передано 150-й стрелковой дивизии. Подобные, но самодельные красные знамена, флаги и флажки имелись во всех передовых частях, соединениях и подразделениях. Они, как правило, вручались штурмовым группам, которые комплектовались из числа добровольцев и шли в бой с главной задачей – прорваться в рейхстаг и установить на нем красный стяг.

2-я гвардейская танковая армия захватила исправный мост через Ландвер-канал и расширяла захваченный плацдарм. 5-я ударная армия приблизилась к Рейхстагу на расстояние 1500 метров. 1-я гвардейская танковая армия вела бои с противником в парке Тиргартен.

Войска 1-го Украинского (командующий маршал Конев И.С.) фронта 29 апреля вели уличные бои в юго-западной части Берлина и дошли до Берлинер-штрассе. 4-я гвардейская танковая армия и 13-я армия отбивали атаки 12-й армии немецкого генерала Венка. Очередная попытка генерала Венка прорвать блокаду Берлина провалилась. А вот части сил 9-й армии, несмотря на понесенные под Хальбе потери, удалось прорваться на запад и выйти в лес восточнее Куммерсдорфа. Всего на запад прорвались, по немецким оценкам, от 30 до 40 тыс. солдат и офицеров и несколько тысяч сопровождавших их беженцев.

Конев И.С. писал: «Командующий обороной Берлина генерал Вейдлинг в своих показаниях заявил о том, что вечером 29 апреля, после полуторачасового доклада Гитлеру о невозможности продолжать сопротивление в Берлине, Гитлер все-таки не принял окончательного решения, но дал принципиальное согласие оставить Берлин и попытаться вырваться из окружения в том случае, если за ближайшие сутки не удастся наладить доставку боеприпасов и продовольствия воздушным путем в центр Берлина. Думается, однако, что эта оттяжка окончательного решения еще на сутки была не проявлением воли к борьбе, а, наоборот, свидетельствовала о растерянности и боязни до конца смотреть правде в глаза».

В этот же день войска 2-го Белорусского (командующий маршал Рокоссовский К.К.) фронта овладели городами Анклам, Лихен и вступили на территорию провинции Мекленбург. Советские части, быстро продвигались вперед, обходя вражеские опорные пункты, а затем мощными ударами вынудили гитлеровцев оставлять одну позицию за другой.

30 апреля Советские воины водрузили в Берлине над рейхстагом Знамя Победы. Официально принято считать, что это были разведчики 756-го полка 150-й стрелковой дивизии Михаил Егоров и Мелитон Кантария – русский Егоров и грузин Кантария. Но надо отметить, что здание несколько раз в тот день переходило из рук в руки, немцы флаг срывали; бои за рейхстаг продолжались до утра 1 мая, а последние группы гитлеровцев сдались в ночь на 2 мая. Все командиры подразделений, сражавшихся за рейхстаг, посылали своих бойцов. Известны фамилии воинов 1-го батальона 756-го саперного полка капитана В. Макова, старших сержантов Г. Загитова, А. Лисименко, А. Борова, сержанта М. Минина, которые тоже водружали красные знамена. Но предпочтение было отдано паре – русский Егоров и Кантария, и то не сразу: звания Героев Советского Союза они были удостоены лишь 8 мая 1946 года.

Всего в период штурма и вплоть до передачи рейхстага союзным войскам на нем в разных местах было установлено около 40 красных знамен, флагов и флажков. 9 мая Знамя Победы было снято с рейхстага и на его место поставлено другое красное знамя. 20 июня 1945 года Знамя Победы было доставлено самолетом в Москву и в настоящее время хранится в Центральном музее Вооруженных сил. На знаменитой фотографии, сделанной 1 мая Евгением Халдеем, изображены не Егоров и Кантария, а солдаты того же 756 полка, которым приказали знамя укрепить.

За рейхстаг шла кровопролитная битва. Подступы к нему прикрывались массивными зданиями, входившими в систему девятого центрального сектора обороны Берлина. Район рейхстага обороняли отборные эсэсовские части общей численностью около шести тысяч человек, оснащенные танками, штурмовыми орудиями и многочисленной артиллерией. Непосредственный штурм рейхстага осуществляла 150-я стрелковая Идрицкая дивизия (3-й ударной армии), во главе которой стоял опытный генерал, Герой Советского Союза Шатилов В.М. 150-ю дивизию поддерживала 23-я танковая бригада и другие части армии.

Общий штурм рейхстага осуществлял усиленный 79-й стрелковый корпус 3-й ударной армии в составе 150-й стрелковой дивизии и 171-й стрелковой дивизии под командованием полковника Негоды А.И. и 23-й танковой бригады Командовал корпусом талантливый командир – Герой Советского Союза Семен Никифорович Переверткин, один из активнейших участников битвы под Москвой в 1941 году. В 11 часов 30 апреля после артиллерийского и минометного налета штурмовые батальоны полков этих дивизий и группы артиллеристов-разведчиков майора Бондаря М.М. и капитана Макова В.Н. перешли в атаку, пытаясь с трех направлений захватить здание рейхстага. В 13 часов после 30-минутной повторной артподготовки началась новая стремительная атака. Завязался огневой и рукопашный бой непосредственно перед зданием рейхстага и за главный вход.

В 14 часов 25 минут батальон старшего лейтенанта Самсонова К.Я. 171-й стрелковой дивизии, батальон капитана Неустроева С.А. и батальон майора Давыдова В.И. 150-й стрелковой дивизии ворвались в здание рейхстага. Но и после овладения нижними этажами рейхстага гарнизон противника не сдавался. Шел ожесточенный бой внутри здания. В 18 часов был повторен штурм рейхстага. Части 150-й и 171-й стрелковых дивизий очищали от противника этаж за этажом. В 21 час 50 минут 30 апреля сержант Егоров М.А. и младший сержант Кантария М.В. водрузили врученное им Военным советом армии Красное знамя над главным куполом рейхстага. Комендантом рейхстага был назначен командир полка 150-й стрелковой дивизии полковник Федор Матвеевич Зинченко.

8-я гвардейская армия вышла на расстояние в 800 метров от имперской канцелярии. В 23.30 на передний край 8-й гвардейской армии прибыл парламентер подполковник Зейферд с пакетом на имя командующего советских войск.

1 мая войска 2-го Белорусского фронта с боями заняли города Штральзунд, Гриммен и еще 18 крупных населенных пунктов. В плен захвачено 8500 немецких солдат и офицеров. Войска 1-го Белорусского фронта штурмом овладели городом Бранденбург – центром Бранденбургской провинции и мощным опорным пунктом противника, взяли в плен более 14 тысяч солдат и офицеров противника. 3-я ударная армия 1-го Белорусского фронта очищала Рейхстаг от немецких войск.

2-я гвардейская танковая армия продолжала вести упорные бои к западу от парка Тиргартен. 3-я гвардейская танковая армия и 28-я армия 1-го Украинского фронта очищали от противника районы Вильмерсдорфа и Халензее и заняли за этот день девяносто кварталов. 4-я гвардейская танковая армия и 13-я армия очистили от противника остров Ванзее. Утром 1 мая между Трейенбриценом и Беелицем вырвавшиеся из окружения части немецкой 9-й армии вышли на позиции 12-й армии Венка. В результате совместных действий 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов остатки франкфуртско-губенской группировки противника были ликвидированы.

Командующий 8-й гвардейской армией генерал Чуйков В.И. принял начальника генштаба германских сухопутных войск генерала Кребса, который по договоренности с советским командованием перешел линию фронта. Кребс сообщил о самоубийстве Гитлера и от имени Мартина Бормана и Йозефа Геббельса передал предложение о прекращении огня в Берлине, чтобы подготовить условия для мирных переговоров между СССР и Германией. По согласованию с Москвой, Чуйков отверг это предложение и потребовал немедленной и безоговорочной капитуляции берлинского гарнизона. В 18 часов немецкое руководство отклонило требование о капитуляции. В ответ на это в 18:30 с небывалой силой начался последний штурм центральной части города, где находилась имперская канцелярия и засели остатки гитлеровцев.

Как только стемнело, на участке 52-й гвардейской стрелковой дивизии генерала Козина прорвалась группа немецких танков, около 20 машин, которые на большой скорости прошли на северо-западную окраину города. Возникли предположения, что, возможно, прорвавшаяся танковая группа вывозит Гитлера, Геббельса и Бормана. На рассвете 2 мая группа танков была обнаружена в 15 километрах северо-западнее Берлина и быстро уничтожена нашими танкистами. Часть машин сгорела, часть была разбита. Среди погибших экипажей никто из главарей гитлеровцев обнаружен не был. То, что осталось в сгоревших танках, опознать было невозможно.

Уничтожение противника осуществлялось по частям. Каждую улицу и каждый дом брали штурмом. Рукопашные схватки завязывались в тоннелях метро, подземных коммуникационных сооружениях и ходах сообщения. Части 3-й ударной армии (генерал-лейтенант Кузнецов В.И.) 1-го Белорусского фронта, наступавшие с севера, встретились южнее рейхстага с частями 8-й гвардейской армии (генерал-полковник Чуйков В.И.), наступавшими с юга.

2 мая войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов завершили разгром берлинской группировки немецких войск и полностью овладели Берлином. К 15 часам сопротивление противника прекратилось. Берлинский гарнизон во главе с генералом артиллерии Гельмутом Вейдлингом капитулировал. Были разбиты 70 пехотных и 23 танковых дивизии противника, в плен взяты 480 тысяч человек, захвачено 1500 танков и 4500 самолетов. Общие потери Красной Армии в Берлинской операции, начиная с 16 апреля, – около 100 тысяч человек убитыми. Ночью 2 мая, в 1 час 50 минут, радиостанция штаба берлинской обороны передала и несколько раз повторила на немецком и русском языках: «Высылаем своих парламентеров на мост Бисмаркштрассе. Прекращаем военные действия».

Гарнизон рейхстага прекратил сопротивление. После обращения по радио генерала Вейдлинга, началась массовая сдача немецких войск в плен. К исходу дня весь город был занят советскими войсками. Юго-восточнее Берлина войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов завершили ликвидацию окруженной группы немецких войск.

3 мая 3-й гвардейский танковый корпус Панфилова А.П. 2-го Белорусского фронта занял в Германии города Бад-Доберан, Нойбуков, Варин и установил по Эльбе связь с передовыми частями 2-й британской армии. Войска 1-го Белорусского фронта вышли к Эльбе юго-восточнее города Виттенберг и установили связь с американской 9-й армией.

7 мая в 2 часа 41 минуту по местному времени во французском городе Реймс, на северо-западе от Парижа, генерал-полковник и начальник штаба верховного командования вермахта Альфред Йодль, позже повешенный как военный преступник, подписал документ о безоговорочной капитуляции фашистской Германии. Капитуляцию принимал Главнокомандующий вооруженными силами союзников американский генерал Дуайт Эйзенхауэр. Со стороны СССР свидетелем присутствовал генерал Иван Суслопаров, бывший военный атташе во Франции. Сталина такой вариант, естественно, никак не устраивал (всем фронтам была дана телеграмма «Война продолжается»), и он вынудил союзников квалифицировать подписанный в Реймсе документ «предварительным протоколом капитуляции», а саму капитуляцию принять у гитлеровцев на следующий день в Берлине, «центре фашистской агрессии», верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции. И тем не менее на Западе днем капитуляции Германии упорно продолжают считать 7 мая.

8 мая 1945 г. в Карлсхорсте (пригород Берлина) в 22 часа 43 минуты по центрально-европейскому времени подписан Акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии. Так написано во всех календарях, хотя на самом деле, как пишет Жуков Г.К., принимавший участие в этой церемонии, подписание акта было завершено в 0 часов 43 минуты по местному времени. В Курляндском «котле» в 23 часа 8 мая прекратила сопротивление кур-ляндская группа войск в составе немецких 16-й и 18-й армий.

Завершилась Берлинская наступательная операция, проходившая с 16 апреля по 8 мая. Войска 1-го и 2-го Белорусских, 1-го Украинского фронтов совместно с польскими соединениями разгромили берлинскую группировку войск противника и штурмом овладели городом Берлин. Развивая дальнейшее наступление, они вышли на Эльбу, где соединились с американскими и английскими войсками. Великая Отечественная война завершилась нашей полной победой.

По материалам книги Сульдин А.В. «Битва за Берлин. Полная хроника – 23 дня и ночи», М., АСТ, 2014, с. 85 – 140.