Тимур (Тамерлан) родился в 1336 г. в селении Ходжа Ильгар, недалеко от города Шахрисабза (Узбекистан), был сыном Мухаммеда Тарагая, барласского бека, не очень, по-видимому, богатого, но достаточно влиятельного. Отец Тимура – вождь племени барласов – не был чингизидом (потомком Чингисхана), а потому мог считаться только наместником, но не ханом. Соответственно, принял титул эмира чагатаев и Тимур, воцарившийся в 1370 году. Но он взял в жены женщину из рода чингизидов, что породнило его с «потрясателем вселенной» и тем повысило его статус.

Детство Тимур провел в горах Кеша под присмотром не только воинов, но и поэтов, потому, хоть сам и не писал стихов, но хорошо разбирался в поэзии и часто покровительствовал людям искусства. Он хорошо знал персидский язык, хотя родным и был чагатайский (тюркский язык с письменностью на уйгурской основе). Монгольского языка Тимур не знал, считая его варварским. Из всего монгольского он считал полезной только структуру армии.

С юности Тимур любил лошадей, был хорошим наездником, прекрасно стрелял из лука. Среди сверстников он всегда пользовался авторитетом и даже любовью, рано проявив качества вожака. Вот почему в дни молодости Тимура к нему тянулись такие же, как он, молодые барласы (монгольское племя), охотно становясь его нукерами (в данном случае конными слугами).

Личная храбрость, щедрость, уменье разбираться в людях и выбирать себе помощников, а также ярко выраженные качества вожака, главаря создали Тимуру в долине Кашкадарьи среди барласов, особенно в кругу военной кочевой молодежи, широкую популярность. По нраву же и повадке он был «безжалостен,  разбойник, и насильник, и грабитель, не имея пропитания, разбоем кормился».

Как-то ночью в Сеистане (область в восточном Иране) Тимур напал на стадо баранов, и в это время пришли сеистанцы, бросились на него и на его людей, многих убили, а его свалили с лошади, ранили в правую ногу, от чего он стал хромым, также в правую руку, от чего он лишился двух маленьких пальцев. С этого времени Тимур и получил прозвище Тимурленг, то есть Тимур-хромец, в европейском произношении – Тамерлан. Лишь только зажила у него эта смертельная рана, поднялся, оковал себе железом ногу свою перебитую – по этой причине и хромал; потому прозван был Темир Аксаком, ибо Темир означает железо, а Аксак – хромец; так в переводе с половецкого языка объясняется имя Темир Аксак, которое значит Железный Хромец.

В 1347 году Чагатайский улус Большой Орды распался на два государства: Моголистан и Мавераннахр («То, что за рекой»). Следующие 23 года были наполнены интригами, изменами, бесконечными войнами. Судьба то возносила Тимура, то низвергала его. Однажды он обманом был захвачен в плен и едва не оказался в Персии на невольничьем рынке.

Тяжеловооружённый всадник из войска Тимура во время набега. Его трофеями стал вражеский воин с семьёй.

Тяжеловооружённый всадник из войска Тимура во время набега. Его трофеями стал вражеский воин с семьёй.

Тимур стал соправителем хана Хусейна. Хусейн – чингизид и хан по праву рождения, а Тимур – эмир незначительного племени. В апреле 1370 года Балх (г. на севере Афганистана) был взят штурмом, а Хусейн убит. После падения Балха , на собравшемся курултае командиров туменов и тысяч, единым государем Мавераннахра (часть Узбекистана, запад Таджикистана и Кыргызстана, восток Туркменистана и южные регионы Казахстана) был провозглашен Тимур. У Тимура в то время не было соперников ни по личным качествам, ни по тому влиянию, которым он пользовался среди остальных феодальных владетелей страны.

Женившись на молодой вдове Хусейна, Тимур стал «ханским зятем». Впрочем, на ханский титул он пока не претендовал -при нем верховными правителями считались чингизиды младших ветвей: Суюргатмыш и Махмуд. Впрочем, они редко покидали ханскую ставку и были чисто декоративными фигурами. Столицей нового государства, получившего название Туран, стал Самарканд. Вскоре Тимур переехал в Самарканд, где прежде всего начал строить крепкие стены и цитадель, а также дворец. Хорошо укрепленный Самарканд был необходим Тимуру как надежный оплот против возможных выступлений со стороны тех из владетелей, которые могли бы сговориться и выступить против.

Уже первые годы власти Тимура показали, что он стал сочетать государственную деятельность по объединению Мавераннахра в единое, прочное государство с организацией походов, часто совершенно не связанных с его объединительной работой и носивших чисто грабительский характер. Объединить и подчинить земли между Амударьей и Сырдарьей, а также Фергану и Шашскую область Тимуру не составило особого труда. Здесь не было такого владетеля, который мог бы противопоставить Тимуру свою волю.

Другое дело – древняя и культурная область Хорезм, которая исстари, еще в домонгольскую эпоху, была тесно экономически, политически и культурно связана с Мавераннахром. При монголах Хорезм был разделен на две части: Северный, с городом Ургенчем, вошел в состав Золотой Орды, а Южный, с городом Кятом, – в Чагатайский улус. Государь Хусейн Суфи начал объединение Хорезма, Северного и Южного, и захватил два города: Кят (тогда крепость) и Хиву. Тимур, претендующий на всё наследие Чагатайского улуса, считал этот акт незаконным и решил вернуть Южный Хорезм в состав организуемого им государства. В результате двух походов Южный Хорезм вошел в состав государства Тимура. Это был большой успех молодого государя.

Тимур жил жизнью простых солдат, интересовался их нуждами и умел вести за собой людей. Талант полководца, ум, осторожность и умение принимать решения в критической ситуации – все это помогло Тимуру стать великим военачальником. Военная история причисляет Тимура к числу крупнейших полководцев средневековой Азии. Его военное дарование раскрылось в двух направлениях: как организатора войска и как полководца. Тимуровское войско по своей организационной структуре продолжало традиции Чингисхана.

Во-первых, оно было ополчением, во-вторых, строилось по десятичной системе, то есть делилось на тумены, тысячи, сотни, десятки. Различие состояло в том, что при Чингисхане основу войска составляли кочевники, и значительно меньшую роль играло оседлое население завоеванных стран, привлекаемое в принудительном порядке. При Тимуре же оседлая часть войска хотя и не составляла основы, однако была весьма существенной, а быть может, и равной с кочевниками частью. Свои войны Тимур вел с исключительной жестокостью, причем большей частью она ничем не могла быть оправдана.

После 1374 года Тимур проделал еще три похода на Хорезм. Последний из них был связан с борьбой Тимура с Тохтамышем и политикой Золотой Орды. Тимур понимал, что сильная Золотая Орда, так же как и Белая Орда, представляет большую опасность для государства в Мавераннахре. Вот почему с первых лет своего правления он зорко следил за тем, что происходило в Улусе Джучи.

Тимур держал при себе подставных ханов – Суюргатмыша (1370-1388) и потом его сына Султан-Махмуд-хана (1388 – 1402). После смерти последнего он больше подставного хана не держал и чеканил монеты от имени умершего. Оба подставных хана не играли политической роли, в распоряжения Тимура не вмешивались и были в этом отношении фигурами чисто декоративными.

По реконструкции внешнего облика Тамерлана, выполненного советским антропологом Герасимовым на основании изучения его останков, можно составить примерный портрет. При жизни это был человек среднего (по тем временам) роста – около 172 сантиметров, широкоплечий, с мощным торсом и длинными развитыми руками. Волосы были рыжими (одна из версий происхождения персидского прозвища «Ржавый»), лицо азиатского типа. Тимур носил бороду и усы, довольно длинные волосы.

Надо отметить, что особенно тяжелыми в жизни Золотой Орды были годы с 1360 по 1380. В течение двадцати лет здесь сменилось около 25 ханов, не считая временщика эмира Мамая, владевшего все это время правобережной частью Золотой Орды.

Тут следует вспомнить ханов Хызра, Темир-Ходжу, Мурида (Амурат в русской летописи) и Кильдибека. Вмешательство Белой Орды в золотоордынские дела шло параллельно с ростом экономического и политического могущества этой прежде отсталой части Улуса Джучи. Особенно решительные шаги в этом отношении предпринял Урус-хан, правивший в Ак-Орде до 1377 года. Урус-хан задумал стать не только саранским ханом, он решил объединить обе части Улуса Джучи под своей властью. Тимур знал обо всем, что происходило в той и другой Орде, боялся объединения и тем самым усиления опасного соседа и искал случая помешать ему. Случай этот представился. Один из белоордынских узбекских эмиров, правитель Мангышлака Туй ходжа-оглан, на курултае выступил против Урус-хана, за что и был казнен. Сын Туй ходжи-оглана Тохтамыш бежал из Ак-Орды и явился к Тимуру, предлагая ему свои услуги. Произошло это в 1376 году. Тимур сразу понял выгоду иметь в своих руках царевича, противника Урус-хана.

Вот почему Тимур проявил к Тохтамышу много внимания и одарил его. Более того: он предложил ему свою поддержку, прежде всего военную. Не откладывая дела, Тимур снарядил войско и отправил Тохтамыша в Ак-Орду отвоевывать у Урус-хана ак-ордынский престол. Тимуру казалось чрезвычайно выгодным иметь в Ак-Орде своего ставленника. В 1376 году Тимур дважды направлял Тохтамыша в Ак-Орду, и оба раза Тохтамыш был разбит. Тогда сам Тимур с войском направился против Урус-хана. Поход пришлось прервать из-за сильных морозов. Весной 1377 года Тимур вернулся на Сырдарью, однако сражение с Урус-ханом не состоялось – тот к этому времени умер. И в конце концов в 1379 году Тохтамышу удалось овладеть ак-ордынским престолом.

Тимур был доволен таким оборотом дела, он думал сделать Тохтамыша верным вассалом и проводником своей политики в Улусе Джучи. Тохтамыш, однако, не оправдал надежд Тимура и, став белоордынским ханом, пошел по стопам Урус-хана, то есть начал борьбу за объединение и создание сильной Золотой Орды. Воспользовавшись полным ослаблением Мамая, которого Дмитрий Донской разбил на Куликовом поле в 1380 году, Тохтамыш в том же году двинулся на Мамая и на реке Калке нанес ему сокрушительное поражение.

Победа эта дала возможность Тохтамышу захватить власть в Золотой Орде и объединить вновь обе части Улуса Джучи. С каждым годом росли и усиливались противоречия между Тимуром и его коварным, но энергичным ставленником. Тохтамыш делал как раз то, против чего готовил его Тимур. Стремясь вернуть Золотую Орду к лучшим дням времени Узбек-хана (1312-1340), Тохтамыш совершил ряд походов ради расширения золотоордынской территории, в том числе в Закавказье и Азербайджане, послав в 1385 году большое войско для захвата Тебриза.

Политика Тохтамыша была неприемлема для растущего тимуровского государства в Мавераннахре. Тохтамыш не только был помехой деятельности Тимура, но вместе с тем представлял интересы государства, которое в сущности своей было полной противоположностью государству Тимура в Мавераннахре. Золотая Орда была искусственным государственным объединением. Она держала власть над культурным населением Крыма, Поволжья, Хорезма средствами грубейшего насилия. Ведь власть была в руках тюрко-монгольской кочевой знати, точнее, монгольской династии из дома Джучидов, которая, опираясь на военную силу, эксплуатировала богатые земледельческие области и культурные города Поволжья, Крыма и Северного Кавказа. Население этих мест мечтало о падении власти монголов и полном своем освобождении. Иное, как мы видели выше, наблюдалось в Мавераннахре. Здесь население земледельческих областей и городов жаждало объединения в единое, большое государство, так как это объединение могло вывести страну из разрухи.

Тохтамыш в конце 80-х годов явно искал случая для столкновения с Тимуром. В 1387-1388 годах он, используя отсутствие Тимура, совершил нападение на Мавераннахр и начал подстрекать Хорезм к восстанию против Тимура. Хорезмшах Сулейман Суфи легко пошел на это, чем вызвал гнев Тимура. В 1388 году Тимур совершил последний поход на Хорезм. Заняв Ургенч, Тимур ликвидировал династию Суфи и приказал переселить жителей Ургенча в Самарканд, а самую столицу сровнять с землей и посеять на ее месте ячмень.

Десять дней воины Тимура грабили богатый город. Много жителей Ургенча, особенно ремесленников, было переселено в Мавераннахр, однако город все-таки сохранил несколько прекрасных зданий. В 1391 году, во время похода против Тохтамыша, Тимур отдал распоряжение восстановить Ургенч. Так прекратило самостоятельное существование небольшое, но богатое Хорезмское княжество. Хорезм вошел в состав сначала государства Тимура, а потом – государства среднеазиатских Тимуридов. Таким образом, все земли Средней Азии, за исключением Семиречья и низовий Сырдарьи, были объединены в руках Тимура.

Войны Тимура с Тохтамышем не преследовали захвата земель, за исключением небольшой группы сырдарьинских городов, лежавших ниже Саурана. Тимур стремился лишь к полному ослаблению Улуса Джучи, так как видел в могущественной Золотой Орде постоянную угрозу создаваемому в Средней Азии государству. Против Тохтамыша, после 1380 года ставшего могущественным ханом, Тимур провел три крупных похода – в 1389, в 1391 и 1394-1395 годах. Походы эти, так же как и походы на Хорезм, перемежались с походами в Иран, на Кавказ и к южным границам Руси.

Из упомянутых походов против Тохтамыша два последние должны остановить наше внимание. В 1391 году Тимур выступил из Самарканда, зиму провел в Ташкенте и направился с 200-тысячным войском в степи теперешнего Казахстана. В апреле у горы Улуг-таг Тимур приказал высечь на камне надпись, в которой говорится, что султан Турана Тимур с двумястами тысяч пошел по кровь Тохтамыша-хана. Надпись эта ныне хранится в Эрмитаже. После долгих переходов огромное войско Тимура встретилось с войсками Тохтамыша в местности Кундузча, между Самарой и Чистополем. Здесь произошла 18 июня 1391 года жаркая битва, закончившаяся полным поражением Тохтамыша.

Однако ресурсы Золотой Орды были еще велики, и Тимур, выиграв сражение и захватив огромную добычу, не сломил самого золотоордынского государства. Борьба между ними продолжалась. В 1395 году произошло новое сражение между Тимуром и Тохтамышем на Северном Кавказе, в долине Терека. Тохтамыш опять потерпел поражение. На этот раз силы Тохтамыша были настолько ослаблены, что Тимуру была открыта свободная дорога в Поволжье, к самому сердцу Золотой Орды – ее столице Сарай-Берке. Большой и богатый город был захвачен, предан грабежу и сожжен, причем из него была вывезена огромная добыча, в состав которой, кроме разнообразных ценностей, входило большое количество пленных – мужчин, женщин и детей, обращенных в рабство.

Пострадало не только Нижнее Поволжье с его главными городами – Сарай-Берке и Хаджи-Тарханом (Астрахань), – но и Крым с его приморскими городами, например Кафа (Феодосия), а также Азак (Азов) и Северный Кавказ. Если же принять во внимание, что за семь лет до этого был опустошен Ургенч, то станет ясным, что Тимур следовал плану, в который входило подорвать хозяйственную, особенно торговую, жизнь наиболее развитых областей Золотой Орды.

Разгром на Тереке и опустошение Сарай-Берке в 1395 году нанесли Золотой Орде непоправимый удар. Хребет государства был переломлен. Золотая Орда после 1395 года явно стала клониться к упадку. Разгром Мамая в 1380 году на Куликовом поле был первым и главным клином, вбитым в Золотую Орду; поражение на Тереке в 1395 году и разгром Сарая были вторым ударом. Тимур вел борьбу с Золотой Ордой ради среднеазиатских интересов и без контакта с московским князем, о котором не имел ясного представления; однако объективно он сделал полезное дело не только для Средней Азии, но и для Руси. Тимур не понимал, какое значение для русской истории имел его удар по Золотой Орде, да и о Руси не имел сколько-нибудь серьезных знаний. Русская же летопись сохранила о Тимуре очень плохое воспоминание, так как в том же 1395 году он поджег и ограбил несколько южнорусских городов.

Походы Тимура в Иран также носили завоевательный характер. В 1381 году Гератом владел Гияс ад-дин Пир Али из династии Куртов. Это был человек добрый, к людям весьма благорасположенный, храбрый, но характера не очень твердого. Несмотря на прекрасные укрепления Герата и неприступность знаменитой цитадели Ихтияр ад-дин, Гияс ад-дин, когда Тимур подошел к городу, не сумел воодушевить гератцев на борьбу. Они поверили обещаниям Тимура, что им сохранят неприкосновенность и гарантируют жизнь, если они откажутся защищать город.

Но, завладев Гератом, Тимур наложил на жителей огромную дань и приказал наиболее именитым из них покинуть город и отправиться в Шахрисабз, который в то время он всячески старался возвеличить и украсить. Тогда же в Шахрисабз отправлены были известные гератские ворота (точнее, двери ворот), убранные железными резными полосами, покрытые надписями. Двери эти в момент составления сочинения Шереф ад-дина Али Иезди, то есть в 1425 году, еще находились в Шахрисабзе.

Боясь возможного восстания жителей, разочарованных тяжелой данью, Тимур приказал срыть городские стены с башнями. Не тронута была только цитадель Ихтияр ад-дин. Правда, в 1383 году, через два года после этого, гератцы восстали, однако восстание было жестоко подавлено. На этот раз жители города заплатили значительно большую дань. В том же 1383 году династия Куртов была низложена, а через шесть лет, в 1389 году, Мираншах, сын Тимура, на пиру коварно убил последних представителей династии.

Почти одновременно с падением Герата, в 1381 году, прекратило самостоятельное существование и Государство сербедаров. Последний сербедарский государь Али Муайад по собственной инициативе передал земли и власть Тимуру. Два года спустя Тимур захватил силой Сеистан, также включив его в состав своего государства. К середине 80-х годов XIV века Тимуру уже принадлежала огромная часть Восточного Ирана. Но на этом его движение в глубь Ирана не остановилось. Сначала был «трехлетний» поход – с 1386 года, затем «пятилетний» – с 1392 года, наконец, «семилетний» – с 1399 года. Походы эти были успешны и завершились покорением всего Ирана. Целью этих походов было завоевание чужих территорий и получение богатой добычи. Военачальники Тимура и простые воины его были жестоки и безжалостны к населению, терявшему не только имущество, но и свободу, а часто и жизнь. Всякий раз из длительного похода Тимур возвращался в Шахрисабз или Самарканд, отягченный большой и богатой добычей.

Сколь жестоко действовал иногда Тимур, можно видеть на примере его похода 1387 года на области Фарса и Исфахана, которыми владели Музаффариды. Когда Тимур взял богатый Исфахан, он приказал жителям выкупить свою жизнь и право на собственность, точнее – на какой-то остаток их бывшей собственности. Исфаханцы не пожелали платить дани. Больше того: народ поднялся против небольшого гарнизона Тимура и перебил почти всех.

Когда Тимур, находившийся в лагере недалеко от Исфахана, узнал об этом, он пришел в страшный гнев и отправил в город войска. Каждый из воинов Тимура, участвовавший в карательной экспедиции, должен был поставить определенное количество голов. В результате побоища было собрано 70 тысяч голов, из которых потом, по приказу Тимура, в «назидание» всем прочим бунтовщикам сложили высокие башни.

Есть старое выражение: «Война порождает войну». Это целиком применимо к Тимуру. Победоносно закончив один поход, Тимур, опираясь на добытые средства, начинал готовить следующий. Никакая политическая нужда не толкала в 1398 году его к организации далекого Индийского похода. Разбив войско султана, Тимур захватил Дели и вывез из него, а также из близлежащих областей несметную добычу.

В 1400 году войска Тимура выступают на удаленном от Средней Азии западе и ведут борьбу с турецким султаном Баязидом и египетским султаном Фараджем. Тогда Тимуром были захвачены многие города в Малой Азии и Сирии. В 1402 году Тимур имел второе, на этот раз решающее, столкновение с Баязидом при Анкаре. Это было, быть может, самое крупное сражение того времени. С обеих сторон действовали армии, численность каждой из которых значительно превышала 200 тысяч воинов. Могущественный Баязид был наголову разбит и взят в плен. Значение этой битвы огромно не только в истории Азии. Сам того не подозревая, Тимур вторично оказал услугу европейским народам. Его победа при Анкаре в 1402 году и пленение Баязида почти на пятьдесят лет отсрочили завоевание турками-османами Константинополя. Последний, незавершенный, поход Тимура был в Китай; он был начат с 200-тысячным войском в конце 1404 года и остановился со смертью Тимура, 18 февраля 1405 года.

Из книги А. Якубовский «Тамерлан – покоритель Азии», М., «Ломоносовъ», 2014, с. 23 – 41.