Освобождение Варшавы – это первый штурм Советской армией европейской столицы. В отличие от Будапешта или Вены Варшава не была столицей государства, которое вовремя переметнулось от могущественного союзника. Польша была из самых пострадавших стран в годы Второй Мировой войны. Жители Варшавы сполна хлебнули гитлеровской оккупации.

В состав польского Сопротивления входили части из Гвардии Людовой, Армии Людовой, Армии Крайова и другие силы. 1 августа 1944 г. в Варшаве польская Армия Крайова (АК – повстанческая армия) под командованием генерала Тадеуша Бур-Коморовского начала восстание. Повстанцы имели 40 тыс. бойцов и поначалу всего 3,5 тыс. единиц стрелкового оружия против 16 тыс. немецкого гарнизона Варшавы. Они быстро продвинулись к центру, захватили его и несколько прилегающих улиц. Однако 2 сентября сопротивление поляков в центре города было подавлено.

Самые большие зверства, в том числе массовые убийства мужчин, женщин и детей 5 и 6 августа 1944 г. в кварталах «Воля» и «Охота», имели место еще до фактического начала операции по подавлению восстания. Гитлер и Гиммлер сначала даже обрадовались восстанию, решив, что его подавление не только даст им возможность разрушить столицу старейшего врага, но и позволит преподать предметный урок другим завоеванным странам.

После освобождения Варшава лежала в руинах... Жители у разрушенных зданий, фото 1945 г.

После освобождения Варшава лежала в руинах… Жители у разрушенных зданий, фото 1945 г.

«В это время 48-я и 65-я советские армии вели бои в ста с лишним километрах восточнее и северо-восточнее Варшавы (наше правое крыло было ослаблено уходом в резерв Ставки двух армий, а предстояло еще, разгромив сильного противника, выйти к Нареву и овладеть плацдармами на его западном берегу). 70-я армия только что овладела Брестом и очищала район от остатков окруженных там немецких войск. 47-я армия вела бои в районе Седлеца фронтом на север. 2-я танковая армия, ввязавшись в бой на подступах к Праге (предместье Варшавы на восточном берегу Вислы), отражала контратаки танковых соединений противника. 1-я польская армия, 8-я гвардейская и 69-я форсировали Вислу южнее Варшавы у Магнушева и Пулавы, захватили и стали расширять плацдармы на ее западном берегу – в этом состояла основная задача войск левого крыла, они могли и обязаны были ее выполнить». (К.К. Рокоссовский «Варшава», из книги «Варшавская операция», М.: Алгоритм, 2015, с. 64).

Дивизия «Герман Геринг», 19-я танковая дивизия и дивизия СС «Викинг» вышли в тыл советскому 3-му танковому корпусу. Это советское соединение, после того как оно обошло Варшаву с севера, к 31 июля практически приостановило наступление. Наши танкисты перешли к обороне, отбили натиск немцев, стабилизировали ситуацию и возобновили наступательные действия, но уже без особых успехов, сказывалась усталость войск, недостаток боеприпасов, потери. Советская 2-я танковая армия перенесла усилия с Варшавы и сосредоточилась на расширении плацдарма в районе Магнушева, в 55 км к югу от города.

Надо отметить, что те, кто толкнул варшавян на восстание, не думали о соединении с приближавшимися войсками Советского Союза и польской армии. Они боялись этого и стремились захватить в столице власть до прихода в Варшаву советских войск. Так приказывало польское эмигрантское правительство из Лондона. На правом крыле 1-го Белорусского фронта советские войска продвинулись более чем на 600 километров. Это стоило много сил и крови. Чтобы захватить Варшаву с ее мощными укреплениями и многочисленным вражеским гарнизоном, требовалось время на пополнение и подготовку войск, подтягивание тылов… Более того, повстанцы не шли на установление связи с Советской армией.

Однако обстановка в Варшаве становилась все более тяжелой, начались распри среди восставших. И только тогда главари АК решились через Лондон обратиться к советскому командованию. 9 сентября Бур-Коморовский направил к представителям германского командования двух офицеров-парламентеров. После переговоров немцы согласились обращаться с бойцами Армии Крайовой как с военнопленными. На следующий день русские сделали попытку вдохнуть в восстание новую жизнь: советская 47-я армия перешла в наступление в районе плацдарма в Варшаве, поэтому поляки не ответили на предложение немцев. В результате советского наступления немецкая 73-я дивизия, наспех заново сформированная после боев в Крыму, была разгромлена. После еще двух дней штурма 9-я немецкая армия была вынуждена оставить плацдарм, эвакуировать район Праги и разрушить мосты через Вислу.

14 сентября, несмотря на то, что восставших поддерживали 100 четырехмоторных бомбардировщиков американских ВВС, бои стихли. В ночь с 16 на 17 сентября 1-я польская армия начала форсировать Вислу в районе Варшавы. Советская армия поддерживала её огнем артиллерии с восточного берега реки. Польские десантные подразделения высаживались на участках берега, которые были в руках повстанческих отрядов. И вдруг оказалось, что на этих участках – гитлеровцы…

Операция протекала тяжело. Первому броску десанта с трудом удалось зацепиться за берег. Пришлось вводить в бой все новые силы. Потери росли, а руководители повстанцев не только не оказали никакой помощи десанту, но даже не попытались связаться с ним. В таких условиях удержаться на западном берегу Вислы было невозможно. Рокоссовский К.К. решил операцию прекратить. Оказалось, что по распоряжению Бур-Коморовского и Монтера части и отряды АК к началу высадки десанта были отозваны с прибрежных окраин в глубь города. Их место заняли немецко-фашистские войска. 18 сентября, английское радио передало, что генерал Бур сообщил о координации действий со штабом Рокоссовского, а также о том, что советские самолеты непрерывно сбрасывают восставшим в Варшаве оружие, боеприпасы и продовольствие (снабжение по воздуху началось с 13 сентября).

«Выход 65-й армии на Нарев ускорил продвижение и 70-й армии, наступавшей в общем направлении на Соколув, Радзымин, Модлин (севернее Варшавы), и 48-й армии, которая, наконец, тоже форсировала Нарев в районе Рожан и тоже захватила плацдарм. Первая половина сентября ознаменовалась крупными многодневными боями. Они не затихали и ночью. Противник решил во что бы то ни стало ликвидировать наши плацдармы на Висле и Нареве. В первую очередь, как всегда, враг двинул свою ударную силу – танки. Применял он их массами на Висле против войск Чуйкова и на Нареве против войск Батова. Но ничто ему не помогло. Все вражеские атаки были отбиты. Потеряв сотни танков, самоходных орудий и десятки тысяч солдат, немецкое командование вынуждено было признать свое поражение и перейти к обороне» (Там же с. 70).

Прорыв висло-наревского рубежа открывал нам дорогу непосредственно в пределы Германии. На варшавском предполье сосредоточилась сильная группировка в составе 5-й танковой дивизии СС «Викинг», 3-й танковой дивизии СС «Мертвая голова», 19-й танковой и до двух пехотных дивизий. Когда подошла 70-я армия, было принято решение попытаться разгромить вражеские войска, удерживавшие предполье восточное Варшавы, и овладеть предместьем Прага. Для этой операции были привлечены 47-я и 70-я армии, часть сил 1-й польской армии, 16-я воздушная армия. К 14 сентября наши войска разгромили противника и овладели Прагой (предместье Варшавы).

«Вот когда было наиболее подходящее время для восстания в польской столице! Если бы удалось осуществить совместный удар войск фронта с востока, а повстанцев – из самой Варшавы (с захватом мостов), то можно было бы в этот момент рассчитывать на освобождение Варшавы и удержание ее. На большее, пожалуй, даже при самых благоприятных обстоятельствах войска фронта не были бы способны», – пишет Рокоссовский К.К. Очистив от противника Прагу, наши части вплотную подошли к восточному берегу Вислы. Все мосты, соединявшие предместье с Варшавой, оказались взорванными. А в столице все еще шли бои.

Немцы применяли против восставших дистанционные подрывные заряды, реактивные минометы и артиллерию, вплоть до 150-мм гаубиц. Операцию по подавлению восстания было поручено возглавить генералу фон дем Бах-Зелевски и группенфюреру СС Г. Рейнефарту. В боях участвовали в основном части СС и полиции, в том числе и войска Каминского и Дирлевангера. На четвертой неделе Варшавского восстания немцам пришлось расстрелять Бронислава Каминского – поляка по отцу, немца по матери, считавшего себя русским, поскольку его подчиненные своей жестокостью склонили на путь восстания десятки тысяч до того довольно индифферентных варшавян.

28 сентября гитлеровцы предприняли в Варшаве общее наступление. Бои были крайне ожесточенными. За три дня повстанцы оказались на грани полного поражения. Последним офицерам связи 1-й польской армии пришлось покинуть повстанческие штабы, так как стало известно, что вражеская агентура готовит их физическое уничтожение. Даже в полном окружении, под мощным огнем гитлеровцев, разрозненные, утерявшие связь со своим командованием, группы повстанцев не складывали оружия. Особенно упорно сопротивлялись Жолибож и Срюдместье.

К началу октября 1944 г. Варшавское восстание начинало затухать. 26 сентября Бур-Коморовский во второй раз направил к немцам парламентеров, а 2 октября его представители подписали акт о капитуляции. Так закончилось восстание в Варшаве. Одной из причин, по которым восставшим удалось продержаться так долго, было нежелание немцев использовать в уличных боях регулярные войска. Кроме этого, большую помощь восставшим оказала советская авиация, совершившая по заявке повстанцев 1361 вылет на штурмовку и бомбардировку и 2435 вылетов на сбрасывание грузов – 156 минометов, 505 противотанковых ружей, 2667 единиц стрелкового оружия, 3,3 млн. патронов, 515 кг медикаментов, более 100 тонн продовольствия и др.

Утром 4 октября противник начал крупное наступление против 65-й армии Батова П.И. на сероцком плацдарме и даже потеснил наши части. Дальнейшее продвижение немецких танков и пехоты было остановлено, но ожесточенные бои продолжались. 9 октября обозначился кризис наступления противника, и наши армии предприняли контрудар. К сожалению, решительного поражения немецко-фашистским войскам тоже не удалось нанести. И не было на это никаких перспектив в ближайшее время. Требовалось перегруппировать и накопить силы, обеспечить подготовку предстоящих операций.

«В конце октября и Сталин потерял надежду на быстрое освобождение Варшавы. Войска правого фланга 1-го Белорусского фронта фактически перешли к обороне, а 12 ноября на этот счет последовала директива Ставки. Полное освобождение всей территории Польши, в том числе Варшавы, связано с нашим зимним наступлением победного 1945 года на западном направлении. Как известно, оно было весьма успешным и привело на исходные рубежи для завершающих ударов по гитлеровской Германии и ее сердцу – Берлину» (С.М. Штеменко «На варшавском направлении», из книги «Варшавская операция», М.: Алгоритм, 2015, с. 112).

В ходе зимних операций 1945 г. 2-й Белорусский фронт буквально прорубился через укрепления врага, отбил его контратаки и вырвался в район Данцига. Войска 1-го Белорусского фронта, преодолев ряд укрепленных полос, вышли к Одеру. Войска 1-го Украинского фронта разгромили противника в Силезии, освободили для Польши важный промышленный район и выдвинулись на Нейсе.

Честь вступить в польскую столицу была предоставлена 1-й польской армии во главе с генерал-лейтенантом Поплавским С.Г. Её боевые действия опирались на результаты наступления главных сил 1-го Белорусского фронта маршала Жукова Г.К., в состав которого 1-я польская армия тогда входила.

По плану Ставки 61-я советская армия наносила главный удар. Опираясь на плацдармы у Варки и Пулав, она должна была отбросить противника и выйти на Гродзиск и Маджарин. 47-я советская армия после форсирования Вислы, обходя Варшаву, наступала в направлении Блоне. Этот комбинированный удар с флангов зажимал Варшаву в гигантские наружные клещи и угрожал полным окружением всей гитлеровской группировке. Внутренние клещи должны были создать части 1-й польской армии. Командующий армией генерал Поплавский С.Г. решил связать противника силами 6-й пехотной дивизии и 1-й отдельной кавалерийской бригады, а затем своими резервами ударить по крыльям. Операция требовала рокировки почти всей 1-й польской армии влево, в затылок 61-й советской армии, и длительного марша к Гуре Кальварьи.

Перед 1-м Белорусским фронтом находилась 9-я немецкая армия под командованием генерала танковых войск Лютвица. 1-й армии Войска Польского непосредственно противостояли части 73-й и 337-й немецких пехотных дивизий, 183-й охранный полк, семь отдельных батальонов. Кроме того, в районе Сохачева в резерве 9-й армии противника находилась 391-я караульная дивизия. 14 января 1945 года 47-я и 61-я советские армии нанесли мощный удар по противнику одновременно. В шесть часов утра кавалерийская бригада и 6-я польская пехотная дивизия тоже начали усиленную огневую обработку переднего края его обороны.

К утру 16 января сопротивление немцев на обоих флангах было сломлено советскими войсками. Советские танки резали коммуникации в глубоком тылу 9-й немецкой армии. Фронт противника дрогнул и заколебался. По сути дела Варшавская операция была уже выиграна частями Советской армии. Понимая невозможность удержать Варшаву, гитлеровцы стали постепенно выводить свои гарнизоны из Лазенок, Жолибожа, Влох и центра города.

Главные силы фронта рвались на Кутно, Лодзь, имея впереди 1-ю и 2-ю гвардейские танковые армии Катукова М.Е. и Богданова С.П. Прорвав оборону и разгромив противостоящие части группы армий «Центр», они быстро вышли в тыл варшавской группировки немецких войск. Мощный танковый клин советских частей подрубил устойчивость немецко-фашистской обороны, и вражескому командованию пришлось думать о том, как унести ноги из лежащей в руинах многострадальной столицы Польши. Этим воспользовалась 1-я польская армия и 17 января 1945 г. полностью очистила Варшаву от врага. В 14 часов 17 января командарм 1-й Польской армии генерал Поплавский смог послать Временному польскому правительству в Люблин историческую телеграмму: «Варшава взята!» Окончились пять долгих и мучительных лет гитлеровской оккупации.