В 1724 г. Петр, утвердившись на западном и южном берегах Каспийского моря, приобрел прочную базу для движения к Константинополю азиатским путем. Но не суждено было Петру развить этот успех свой: в 1725 г. великий царь умер и свою невыполненную мысль о береге моря на юге, как жизненную задачу России, он передал в завет своим преемникам.

Таким руководителем внешней политики при первых трех преемниках великого императора явился талантливый вице-канцлер Андрей Иванович Остерман. Остерман, считая необходимым для России овладеть на юге морем, ясно сознавал, что для решения этой задачи России придется вступить в жестокую борьбу с Турцией, и делал все, чтобы эта борьба велась в условиях, наиболее выгодных для нас.

Русско-турецкая война 1735-1739 гг. продолжалась уже 4-й год. 16 августа 1739 г. рано утром, поднявшись на одну из высот, русские войска увидели впереди противника, расположенного на укрепленной позиции; в 10 час. утра татары быстро двинулись к русской армии и совершенно окружили ее. Армия тем не менее продолжала движение, удачно отбиваясь то при помощи артиллерии, то при помощи нерегулярных частей. Все это, однако, крайне замедляло движение русской армии, и только к вечеру, пройдя всего 6 верст, она подошла на пушечный выстрел к неприятельской позиции и расположилась лагерем на берегу р. Шуланец у деревни Шировцы.

Здесь армия стала в трех каре, кругом обставленных рогатками и артиллерией. Положение ее было крайне тяжелое: кругом многочисленные полчища турок и татар; перед фронтом главные силы турок занимали, под начальством Вели-паши, сильно укрепленную позицию, с которой, начиная с 4 часов дня, обстреливали армию сильным артиллерийским огнем. На левом фланге армии находился Колчак-паша с конными янычарами; на правом – Генж-Али-паша с турецкой кавалерией (спаги), а в тылу – все татарские орды под командою султана Ислам-Гирея. В русской армии чувствовался недостаток в фураже и дровах. Воду тоже доставали с трудом. Постоянные нападения отдельных партий, не прекращавшиеся даже ночью, заставляли держать всех людей «при ружье и к действию во всякой готовности».

Противник торжествовал. Он был убежден, что теперь «он российскую армию в своих руках имеет, и что из оной ни один человек не спасется». В лагере Вели-паши вспоминали не без удовольствия поражение Дели-Петро (Великого Петра) на берегах Прута в 1711 г., считая, что русская армия и теперь находился в таком положении, и что ей остается одно – сдаться на капитуляцию.

Но решительный и энергичный Миних разрушил надежды и мечты своего гордого противника. Позиция, выбранная сераскиром (главнокомандующий) Вели-пашой для генерального сражения с русской армией, находилась в 10 верстах на юго-запад от Хотина, на высотах между дд. Надобоевцы и Ставучаны.

Ставучанская позиция представляла следующие особенности: она была очень сильна с фронта, причем наиболее сильной являлась ее западная часть. Фланги ее были обеспечены. Переход в наступление удобен был на ее левом участке. Благодаря большому возвышению и крутизне скатов правого участка позиции, обстрел его из пушек был крайне затруднительным для атакующего. Обход позиции был возможен только с ее левого фланга; однако, по трудности выполнения, он требовал слишком много времени.

Не решаясь атаковать Миниха и отступая под его натиском, главнокомандующий турецко-татарской армией, сераскир Вели-паша, 11 августа стал стягивать свои силы на Ставучанскую позицию и приступил к ее укреплению. К 17 августа Вели-паша сосредоточил на позиции Надобоевцы – Ставучаны все, что только он мог, притянув сюда даже почти весь гарнизон Хотина. Общая численность турецко-татарской армии, сосредоточенной у Ставучан, достигала 70-90 тыс. чел. при 70 орудиях. Направив всех татар в тыл русской армии и выделив турецкую кавалерию на фланги своего расположения, Вели-паша собственно для занятия позиции имел не более 20 тыс. чел.

Очевидно, что этими силами занять всю позицию, имевшую протяжение в 5 верст, он не мог. Желая, вероятно, непосредственно прикрыть кратчайшую и лучшую дорогу на Хотин, Вели-паша решил занять не всю позицию, а только наиболее сильную западную ее часть, оставив незанятой восточную, откуда отходил путь на Бендеры. Несмотря на природную силу западной части позиции, Вели-паша нашел необходимым еще укрепить ее.

Принять участие в бою со стороны русской армии в этот день могло 40 тыс. регулярных и 8 тыс. нерегулярных при 250 полковых и полевых орудиях. План Миниха в Ставучанском бою заключался в том, чтобы при атаке неприятельского левого фланга «употребить воинскую стратегему… якобы неприятельский ретранжамент атаковать хотели», т. е. план сражения 17 августа (28 августа) состоял в том, чтобы, демонстрируя против правого фланга противника решительный удар, нанести его на левый фланг.

Для демонстрации был назначен отряд Густава Бирона в составе 9 тыс. чел. при 22 полковых пушках и одной бригаде полевой артиллерии. Рано утром 17 августа отряд Густава Бирона быстро переправился через р. Шуланец, стал на небольшой высоте, в расстоянии около 2 верст от неприятельских батарей, и начал бомбардировку укреплений противника. Турецкая артиллерия, в свою очередь, стала обстреливать русский отряд. Артиллерийский огонь с обеих сторон продолжался здесь до полудня.

Все это действительно заставило Вели-пашу предположить, что русские желают атаковать его правый фланг, и он обратил свое внимание исключительно на эту сторону. Войска, занимавшие позицию, стали сосредоточиваться ближе к правому флангу, впереди имевшихся уже батарей и окопов, и с поспешностью стали строить новые.

Около полудня Миних, заметив, что действиями отряда Густава Бирона неприятель вполне введен в заблуждение относительно истинных его намерений, приказал всей армии повернуться направо и двинуться к месту слияния р. Шуланец и ручья, впадавшего в последнюю у д. Долина. В то же время отряд Густава Бирона переправился обратно за Шуланец и занял в общем построении свои места. Это движение Густава Бирона было принято Вели-пашой за отступление всей русской армии, и им было даже послано в Хотин известие о победе. Вскоре, однако, туркам открылся истинный смысл движения, предпринятого русскими, и они стали переводить свои войска на свой левый фланг, где немедленно приступили к возведению трех батарей и окопов.

С целью сдерживать татар и конницу Генж-Али-паши, часть которой появилась уже и на левом берегу р. Шуланец с намерением оказать сопротивление русской армии с фронта, вблизи переправы было расположено, под начальством артиллерии подполковника князя Дадиана, 2 бригады полевой артиллерии, под прикрытием огня которой и производилась переправа.

Медленно, со всеми обозами и тяжелой артиллерией, армия в трех каре двигалась, «взяв дирекцию направо». Впереди шел Карл Бирон с правым крылом, прикрываясь огнем артиллерии князя Дадиана. Карл Бирон подошел к реке и, забросав болотистые места фашинами, навел через нее 27 мостов, по которым и перевел беспрепятственно свои полки. Взобравшись на высоты левого берега реки, Карл Бирон во 2-м часу дня расположился на них в двух верстах от лагеря противника таким образом, чтобы прикрыть переправу от покушений неприятеля, находившегося у него перед фронтом и особенно на правом фланге.

Турки несколько раз пытались атаковать Карла Бирона. Особенно наседала с правого фланга конница. Наиболее энергичное из таких нападений было произведено около 3 часов дня. Однако все эти атаки кончились для неприятеля неудачно. В то же время турки торопились занять высоты левого фланга и стягивали туда все свои силы, возводили там из готовых туров батареи, которые, однако, вскоре были сбиты нашей артиллерией. Расположение и действия Карла Бирона вполне обеспечивали переход остальных войск через р. Шуланец. Перейдя р. Шуланец и построившись в одно общее каре, внутри которого был весь обоз, армия медленно, с постоянными остановками, подвигалась вперед.

В 5-м часу дня, когда она проходила мимо д. Ставучан, турки произвели решительную атаку: с правого фланга стремительно атаковала конница, с фронта – янычары в числе 12-13 тыс., направившиеся против центра, где находилась гвардия и большая часть пехоты. Армия остановилась, закинула рогатки и открыла сильный артиллерийский и пехотный огонь. Противник не выдержал такого огня. Конница отхлынула, вновь перейдя за Ставучанский ручей; янычары, потеряв около 1 тыс. чел. убитыми и ранеными, обратились в беспорядочное бегство. Опасаясь за свой обоз, Миних вынужден был отказаться от преследования отступавших янычар.

Упорное, настойчивое и неуклонное движение русской армии к намеченной цели, совершающееся притом, несмотря на все попытки врага расстроить его, спокойно и стройно, настолько поражает противника своею мощью, представляется ему чем-то неотразимым и, в конце концов, производит на него такое впечатление ужаса, что неприятельские войска, занимавшие позицию, зажгли свой лагерь и стали быстро уходить по направлению к Хотину. Конница же и татары все еще держались вокруг русской армии, стесняя ее движение. Только в 7 часов вечера армия достигла турецкой позиции и заняла неприятельский лагерь.

В это время Генж-Али-паша решился сделать последнюю попытку вырвать победу из рук Миниха. Собрав свою конницу, он приготовился атаковать правый фланг русских войск, но действием двух артиллерийских бригад был обращен в бегство еще до выполнения своего намерения. Погром турко-татар был полный. Вся 70-тысячная армия противника рассеяна. Большая часть турок Вели-паши и Генж-Али-паши бежала к Бендерам, увлекши за собой почти весь Хотинский гарнизон. Небольшая часть их бросилась к Пруту и далее за Дунай; татары поспешно уходили к себе в Буджак.

Победителям достались многочисленные трофеи и значительная добыча. Потери русских войск в Ставучанском сражении относительно были ничтожны: убитых – 13, среди которых один полковник Донского войска, и 54 раненых, между которыми 6 офицеров. Потери турок были гораздо значительнее: ими было оставлено на поле сражения не менее 1 тыс. трупов. Из-за усталости войск разбитого противника не преследовали. Ближайшим следствием Ставучанской битвы была сдача 19 августа Миниху без боя Хотина.

Характерной особенностью стратегии Миниха является наступление с постоянным исканием боя; особенностью же тактики является постепенная выработка боевого порядка и действий против гурок. При этом, линейный боевой порядок постепенно переходит в боевой порядок, состоящий из нескольких каре, взаимно поддерживающих огнем одно другое, а прежняя пассивная оборона, приобретая мало-помалу активный характер, переходит в бой чисто наступательный.