Вторая половина XIV века – расцвет русской святости, время жизни великих русских святых. И не случайно это время совпало с самым героическим периодом в истории Московской Руси – периодом освободительной борьбы русского народа против монголо-татарского ига, борьбы, увенчавшейся победой на Куликовом поле. Одним из главных духовных центров возрождающейся Руси становилась Москва – город не только великих князей и воинов, но и великих подвижников и святых.

Татарское нашествие на Руси всегда считали проявлением Божьего гнева, обрушившегося на Русь за грехи христиан. А значит, не только мечом на поле брани, но и молитвой, постом, постоянным духовным подвигом нужно было добиваться спасения от постыдного татарского рабства. Монастыри – рассадники святости и праведной жизни – приобрели в ту пору исключительно важное значение в русском обществе. Ценой отказа от мирской, грешной жизни их обитатели замаливали грехи всей Русской земли и тем самым – в представлении тогдашних людей – приближали надежду на скорейшее освобождение, давали уверенность в том, что Бог не оставит Русь, но простит и помилует её.

После смерти Юрия Даниловича московским князем стал его брат Иван Данилович, вошедший в историю Руси с прозвищем Иван Калита как один из самых успешных правителей Москвы. В московской истории имя князя Ивана Калиты соединилось с именем митрополита Петра, ещё одного человека, которому Москва во многом обязана своим возвышением.

Митрополит Пётр

Митрополит Пётр был уроженцем Волыни. Он был поставлен на Русскую митрополию в столице Византийской империи и всего православного мира Константинополе (который русские называли Царьградом) в 1308 году. Житие называет его Божьим человеком, исполненным великой святости и готовым к постоянному духовному подвигу. Пётр не по своей воле отправился за поставлением в Византию, но лишь уступая настоятельным просьбам галицкого князя Юрия Львовича.

Пётр именовался митрополитом «Киевским и всея Руси». Однако, приехав в Киев, Пётр нашёл его разорённым, так и не оправившимся от страшного Батыева разгрома. Жизнь едва теплилась в городе. Ещё предшественник Петра митрополит Максим, «не стерпя насилия татарского», переселился из Киева во Владимир-на-Клязьме, столицу Северо-Восточной Руси. Пётр последовал его примеру.

Покров с изображением святого митрополита Петра. XVI в.

Покров с изображением святого митрополита Петра. XVI в.

Приехав во Владимир, митрополит оказался в атмосфере междуусобицы и вражды. У него сразу не заладились отношения с тверским князем Михаилом Ярославичем. Зато всемерную поддержку и сочувствие митрополит нашёл в Москве. Так получилось, что в Москве не было своего епископа. Поэтому митрополит, живший во Владимире, становился для москвичей как бы «своим» духовным наставником.

Митрополит Пётр на строительстве Успенского собора. Клеймо иконы «Святитель Пётр в житии». Конец XV - начало XVI в. Икона из Успенского собора Московского Кремля

Митрополит Пётр на строительстве Успенского собора. Клеймо иконы «Святитель Пётр в житии». Конец XV – начало XVI в. Икона из Успенского собора Московского Кремля

Особые, дружеские отношения связали митрополита Петра и нового московского князя Ивана Даниловича. После того, как Иван стал князем, он взялся за строительство в своём городе каменного Успенского собора, ставшего впоследствии главным храмом всей Московской Руси. Вот как рассказывает о строительстве храма Житие святого митрополита Петра.

Иван Калита и метрополит Петр

Иван Калита и метрополит Петр

«Угодник Божий Пётр прибыл в славный город Москву, который в то время находился во владении великого благоверного князя Иоанна Даниловича, украшенного всякими добродетелями, милостивого к нищим и духовенству, любившего храмы и прилежавшего к священным книгам. Святитель очень полюбил его и начал жить в том городе более, чем в иных местах. Советовал он благоверному князю построить в Москве каменную церковь во имя Успения Пресвятой Владычицы нашей Богородицы, так убеждая его:

– Если ты послушаешь меня, сын мой, и создашь храм Пресвятой Богородице, то и сам прославишься более иных князей, и город твой будет прославлен: святители поживут в нём, и будут побеждены враги его, и Бог в нём прославится, и кости мои здесь положены будут. Последовав совету святителя, князь начал заботиться о построении церкви. Когда церковь была заложена, ежедневно происходили работы по её постройке, и сам святитель наблюди, чтобы дело непрерывно продвигалось вперёд».

Церковь была заложена 4 августа 1326 года. Постройка собора оказалась последним делом в жизни митрополита Петра. Предчувствуя свою близкую кончину, святитель своими руками начал сооружать и собственную гробницу у алтаря строящегося храма. Рассказывают, что митрополит сам предсказал свою смерть. Митрополит Пётр скончался в том же году, в ночь с 20 на 21 декабря. Его тело было положено в ещё не завершённом соборе. Князь Иван и все москвичи плакали и скорбели о кончине святителя.

Митрополит Пётр стал первым московским чудотворцем. Сразу же после смерти у его гроба начали совершаться чудеса и исцеления. В 1339 году, при его преемнике митрополите Феогносте, святитель Пётр был причтён Церковью к лику святых. Празднование святому установлено три раза в году: 21 декабря (3 января) – в день его кончины, 24 августа (6 сентября) – в день перенесения мощей и 5 (18) октября – в день общей памяти святителям Московским – Петру, Алексию, Ионе, Филиппу и Гермогену. Так Москва обрела своего святого и небесного покровителя.

Успенский же собор был завершён уже после смерти митрополита Петра. Его освятили 4 августа 1327 года. Этот собор просуществовал около полутора столетий. Сейчас на его месте – одноименный Успенский собор, построенный в 1475-1479 годах Аристотелем Фиорованти.

У Ивана Калиты было три сына. Московское княжение, а затем и великокняжеский ярлык получил старший из них, князь Семён, вошедший в русскую историю под именем Симеон Гордый. Он продолжил дело своего отца. В 1353 году страшная эпидемия «чёрной смерти» (чумы), охватившая всю Европу, унесла не только его жизнь, но и жизнь обоих его сыновей. Тогда же скончался и его брат Андрей.

После смерти князя Семёна Гордого великое княжение получил последний оставшийся в живых сын Ивана Калиты князь Иван Иванович, прозванный Красным (то есть Красивым) – «благоверный, и христолюбивый, и кроткий, и тихий, и милостивый», – как пишет о нём летописец.

Но и Иван Красный княжил недолго, всего шесть лет. Он умер 13 ноября 1359 года, оставив после себя малолетних сыновей – Дмитрия (которому едва исполнилось девять лет) и совсем ещё младенца Ивана («Ивашку дитя», как называет его летописец; он умер в 1364 году). Мальчиком был и сын князя Андрея Ивановича, ещё один внук Ивана Калиты, Владимир, получивший по завещанию отца и дяди город Серпухов. Трудно сказать, как бы сложилась судьба Московского княжества, оставшегося без взрослого князя, если бы не митрополит Алексей, ставший в эти годы настоящим правителем Москвы и очень много сделавший для дальнейшего процветания города.

Митрополит Алексей

Митрополит Алексей (в церковном написании – Алексий) возглавлял Русскую церковь в течение более чем двадцати пяти лет. Первым из русских митрополитов его с полным основанием можно назвать митрополитом Московским и всея Руси, потому что вся жизнь митрополита Алексея связана с Москвой. Он происходил из знатного боярского рода. Его отец, Фёдор Бяконт, и мать, Мария, были родом из Чернигова. Но Черниговская земля, опустошённая и разорённая татарами, оказалась беззащитной перед новыми татарскими нашествиями; жить здесь становилось всё труднее и опаснее. Как и многие другие, боярин Фёдор с семьёй переехал в Северо-Восточную Русь и перешёл на службу к московскому князю Даниилу Александровичу. В Москве и родился будущий русский святой.

Митрополит Алексий. Икона XIV в.

Митрополит Алексий. Икона XIV в.

Его воспреемником от купели (то есть крёстным отцом) стал сын Даниила, княжич Иван, будущий Иван Калита. Это случилось около 1293 года, когда и сам Иван был ещё отроком. При крещении младенца назвали Елевферием (или, в просторечии, Алфёром). Ещё смолоду он обучился грамоте и хорошо изучил все книги Священного Писания. Рассказывают, что однажды, когда ему было двенадцать лет, его посетило некое чудесное видение.

Спасский собор Спас-Андроникова монастыря, 1420-1427 гг.

Спасский собор Спас-Андроникова монастыря, 1420-1427 гг.

«Как-то он расставлял в поле сети для ловли птиц. В это время отрок случайно уснул и услышал во сне голос:
– Зачем, Алексий, ты напрасно трудишься? Я сделаю тебя ловцом людей.

Пробудившись ото сна, отрок никого не видел вокруг и сильно удивился тому, что он слышал. С этого времени он стал много думать и размышлять, что должен значить сей глас. Возлюбив Бога с юного возраста, он оставил своих родителей, отказался от женитьбы, пришёл в Богоявленский монастырь в Москве и здесь постригся в иноки, причём в пострижении ему дали то имя, которое он слышал в сонном видении, – Алексий. С того времени и до сорокалетнего возраста святой неустанно трудился, постился, молился каждую ночь и упражнялся в других иноческих подвигах, так что многие удивлялись его усердию», – так рассказывает Житие святителя.

Кремлёвский Чудов монастырь, фотография конца XIX в.

Кремлёвский Чудов монастырь, фотография конца XIX в.

Незадолго до своей кончины митрополит Феогност благословил Алексея занять после него митрополичий престол. 30 июня 1354 года в городе Константинополе, столице тогдашнего православного мира, Алексей был поставлен в митрополиты Киевские и всея Руси. Это событие пришлось как нельзя кстати для Москвы, вскоре потерявшей своего князя, Ивана Красного. В годы малолетства князя Дмитрия Ивановича (будущего Дмитрия Донского) митрополит Алексей возглавлял московское правительство.

Преподобный Сергий Радонежский. Изображение на покрове. 1420-е гг.

Преподобный Сергий Радонежский. Изображение на покрове. 1420-е гг.

Именно его стараниями не угасла та незримая свеча, которую завещал хранить потомкам князь Семён Гордый. Алексей всячески заботился о Дмитрии и сумел добиться того, что именно Дмитрий, хотя и не сразу, получил в Орде ярлык на великое княжение Владимирское. С именем святителя Алексея связано возникновение двух знаменитых московских монастырей – Спас-Андроникова и Чудова.

В 1356 году, возвращаясь после одного из своих путешествий из Константинополя, митрополит Алексей попал на Чёрном море в жестокую бурю. Волны захлёстывали корабль, на котором он плыл, и все его спутники уже отчаялись спастись. Митрополит усердно молился Богу и дал обет построить церковь во имя того святого или во имя того праздника, который будет праздноваться в день благополучного прибытия корабля к берегу. Корабль пристал к берегу 16 августа, в день празднования Нерукотворному Образу Христа Спасителя.

Спустя некоторое время митрополит выполнил своё обещание. Около 1360 года близ Москвы, на берегу реки Яузы, он поставил церковь во имя Спаса и устроил монастырь. Первым игуменом этого монастыря стал Андроник, ученик преподобного Сергия Радонежского. Впоследствии, по его имени, монастырь стал называться Спас-Андрониковым.

Преподобный Кирилл Белозерский. Икона начала XV в.

Преподобный Кирилл Белозерский. Икона начала XV в.

Белокаменный Спасский собор Спас-Андроникова монастыря, построенный в 1420-1427 годах, одно из древнейших и красивейших каменных сооружений Москвы. Знаменитый Андрей Рублёв, величайший иконописец Руси, провёл в монастыре последние годы жизни и принимал участие в росписи храма. Ныне в Спас-Андрониковом монастыре – Музей древнерусской живописи имени Андрея Рублёва.

Московский Симонов монастырь. Старинная гравюра

Московский Симонов монастырь. Старинная гравюра

История основания Московского Чудова монастыря такова. Вскоре после возвращения из Византии, в 1357 году, святитель Алексей был вызван в Орду. Жена хана Джанибека, Тайдула, тяжело заболела. Она лишилась зрения, и Джанибек попросил о её исцелении русского митрополита. В тот день, когда митрополит должен был отправиться в Орду, в Москве, в Успенском соборе, у гроба святого митрополита Петра сама собою зажглась свеча. Это было доброе предзнаменование. Отслужив молебен, митрополит Алексей разделил свечу на части и раздал её на благословение народу. Часть воска он захватил с собой.

В Орде же произошло чудо. Помолившись об исцелении царицы, Алексей зажёг свечу, сделанную из воска той, что зажглась над гробом митрополита Петра. Затем он окропил Тайдулу освящённой водою – и та тотчас прозрела.

Вскоре после отъезда митрополита Алексея в Орде началась смута: сын хана Джанибека Бердибек убил своего отца и двенадцать родных братьев. Вслед за этим он потребовал от русских князей уплаты огромной внеочередной дани, угрожая пойти войной на Русь. Алексею снова пришлось ехать в Орду. Митрополит сумел укротить гнев хана, может быть, при содействии его матери, Тайдулы, которая тогда ещё была жива. (Спустя два или три года Тайдула была зарезана во время очередного переворота в Орде.)

В память о чудесном исцелении царицы Тайдулы митрополит Алексей поставил в Московском Кремле Чудов монастырь. Каменный храм был возведён в 1365 году; тогда же в монастырь были собраны старцы, частью из Троицкого Сергиева монастыря, частью из других русских обителей. Впоследствии монастырь несколько раз перестраивался. Он просуществовал до 30-х годов XX столетия, когда был безжалостно разрушен. (На месте Чудова и расположенного по соседству Вознесенского монастырей было построено здание Школы красных командиров, впоследствии – здание Верховного Совета СССР.)

Митрополит Алексей прожил долгую жизнь. Он завещал похоронить себя в Чудовом монастыре, основанном им самим; сам подготовил для себя гробницу. Митрополит скончался 12 февраля 1378 года, оплакиваемый великим князем Дмитрием Ивановичем и всем множеством народа. Алексей стал вторым московским митрополитом, причтённым Церковью к лику святых. Его память празднуется 12 (25) февраля – в день его кончины, 20 мая (2 июня) – в день перенесения мощей и 5 (18) октября – в день общей памяти святителям Московским Петру, Алексию, Ионе, Филиппу и Гермогену. Ныне мощи святителя Алексия почивают в Свято-Богоявленском соборе в Москве.

Младшим современником митрополита Алексея был преподобный Сергий Радонежский, наиболее чтимый из всех русских святых, «игумен земли Русской», как стали называть его ещё при жизни. Сергий родился в Ростовской земле, но ещё в детстве, вместе с родителями, переехал в Радонеж, город, находившийся в пределах Московского княжества (в уделе младшего сына Ивана Калиты Андрея). Основанная им в 12 верстах от Радонежа небольшая лесная обитель стала со временем духовным центром всей Московской Руси; из неё вышли многие замечательные подвижники земли Русской, основатели многих прославленных русских монастырей.

Одна из таких обителей, основанных учениками преподобного Сергия, – московский Симонов монастырь. Он возник на левом берегу Москвы-реки, к юго-востоку от Москвы (ныне – в самом городе), на землях боярина Симона Ховрина. Его основателем и первым игуменом стал племянник Сергия Радонежского, сын его родного брата Стефана Феодор, впоследствии епископ Ростовский.

Из Жития Сергия Радонежского: «Когда Феодор достиг совершеннолетия и удостоился посвящения в иноческий чин, у него появилось желание найти место и самому основать монастырь. Он пришёл к преподобному Сергию и признался в своём желании. И так повторялось не один раз, но многократно. Святой, видя его упорное желание, решил, что это желание от Бога. По прошествии некоторого времени он благословил и отпустил Феодора.

И нашёл Феодор место очень красивое для построения монастыря, называвшееся Симоново, около реки Москвы. Услышав об этом, святой Сергий пришёл посмотреть это место и, увидев, что оно подходит для строительства монастыря, повелел Феодору строить монастырь. И построил Феодор на том месте Церковь во имя честного Рождества Пречистой Владычицы нашей Богородицы. Во время устройства монастыря на другом месте основана была каменная церковь во имя Успения Пречистой Богородицы, весьма красивая. Так было всё это сделано, и на том месте, по благодати Божией, устроен был славный монастырь, который и сегодня все видят и почитают…»

Феодор Симоновский, или Ростовский, причтён Церковью к лику святых. Его память празднуется 28 ноября (11 декабря).

В 1379 году монастырь был перенесён на новое место, «на расстояние двух выстрелов из лука», и посвящён Успению Пресвятой Богородицы. За церковью же Рождества Богородицы осталось название «на старом Симонове». Так устроился Новый Симонов монастырь, а «Старое Симоново» осталось усыпальницей иноков.

Симонов монастырь вскоре стал ставропигиальным – то есть подчиняющимся непосредственно Константинопольскому патриарху. Симоновские архимандриты – начиная с самого Феодора Симоновского – неизменно играли большую роль в политической жизни Москвы, как правило, становились советчиками великих князей Московских и участвовали в решении важных государственных дел.

В стенах этого московского монастыря приняли пострижение знаменитые русские подвижники, ученики Феодора Симоновского – преподобные Кирилл и Ферапонт, основатели Кирилло-Белозёрского и Ферапонтова монастырей (обе обители находятся в нынешней Вологодской области).

Преподобный Кирилл (до пострижения – Косьма) родился в Москве и воспитывался в доме бояр Вельяминовых. Принял пострижение в московском Симоновом монастыре, где на него обратили внимание преподобный Сергий Радонежский (нередко посещавший обитель) и Феодор Симоновский. После того, как Феодор был возведён в сан архиепископа Ростовского, Кирилл был избран настоятелем монастыря. Но, тяготясь начальственным положением, Кирилл решил удалиться из Москвы и вместе со своим другом Ферапонтом (также постриженником Симонова монастыря) отправился на север, в глухой и лесной Белозёрский край. Здесь, на берегу Сиверского озера, преподобный Кирилл основал обитель, ставшую со временем одним из самых крупных и знаменитых монастырей России. Память преподобного Кирилла Белозерского празднуется 9 (22) июня.

По материалам книги А. Карпов «Русь Московская», М., «Молодая гвардия», 1998, с. 43 – 68.