После смерти Юрия Даниловича московским князем стал его брат Иван. В русскую историю он вошёл с прозвищем Иван Калита как один из самых выдающихся правителей Москвы. В 1327 году произошло событие, которое, пожалуй, сыграло решающую роль в превращении Москвы в столицу Русского государства. Но произошло оно не в Москве, а в Твери.

Для того, чтобы понять, что же случилось, нам придётся мысленно перенестись в Тверь, куда незадолго до этого приехал из Орды князь Александр Михайлович Тверской, получивший от хана Узбека ярлык на великое княжение Владимирское. Вместе с ним в Тверь явился «сильный» посол Чолхан, которого русские называли Шевкалом, или, по-другому, Щелканом. Его сопровождало множество татар.

Они должны были проследить за тем, чтобы князь Александр Михайлович исправно расплатился серебром и мехами за те обещания, которые он давал в Орде, добиваясь великокняжеского ярлыка. Вот что рассказывает о случившемся в Твери летописная «Повесть о Шевкале».

Александр Михайлович Тверской

Александр Михайлович Тверской

«Пришёл на Русь безбожный Шевкал, разоритель христианства, со множеством татар и вошёл в Тверь. Выгнал великого князя Александра Михайловича с его двора, а сам, исполнившись непомерной гордости и ярости, поселился на княжеском дворе. И великие притеснения начал творить христианам – насилия, и грабежи, и избиение, и поругание. Горожане много раз жаловались великому князю Александру Михайловичу, прося его, чтобы он заступился за них. Князь же Александр видел, что озлобились люди его, но не мог помочь им и повелевал им терпеть.

Люди же не могли терпеть, но ждали только подходящего времени. И случилось так, что однажды, 15 августа, рано утром, когда ещё только собирается торг, некий тверской диакон по прозвищу Дудко повёл свою кобылицу, молодую и весьма тучную, на реку Волгу, на водопой. Татары увидали кобылицу и отняли её него. Диакон же очень опечалился и начал вопить:
– Люди тверские, не выдавайте!

И началась между ними схватка. Татары, надеясь на свою силу, пустили в ход мечи. Тотчас сбежались люди, и начался среди них мятеж. И ударили во все колокола, и поднялся весь город. Тверичи кликнули клич и начали избивать татар – где кого застанут, – пока не убили самого Шевкала. Всех подряд убивали, никого в живых не оставили, так что некому было и вести подать. Только удалось скрыться пастухам татарским – тем, которые пасли табуны коней в поле за городом. Они похватали лучших жеребцов и ускакали на них в Москву, а оттуда – в Орду. И там рассказали царю о Шевкаловой смерти».

Узнав о тверской резне, в Орду поспешил и князь Иван Данилович Калита. Как и все русские правители того времени, Иван Калита заботился лишь о своём княжестве. Он ехал в Орду за тем, чтобы отвести удар от Москвы, а заодно, руками татар, разделаться со своим противником в борьбе за власть над Русью – тверским князем. Хан Узбек решил жестоко покарать тверичей, чтобы устрашить непокорных и в других городах Руси. Он послал на Русь многочисленную татарскую рать. Вместе с нею пришлось поехать и московскому князю, который на деле должен был доказать свою непричастность к тверским событиям и своё полное послушание Орде.

«Зимой, по повелению царя, пришёл из Орды князь Иван Данилович, а с ним пять татарских князей-темников (у каждого по 10 000 воинов); воеводой же них – Федорчюк. И взяли татары Тверь, и Кашин, и другие тверские города; и всё опустошили, пожгли, а людей поубивали, а иных в плен увели. Князь же Александр Михайлович с княгиней и с детьми своими убежал из Твери во Псков. А князя Московского Ивана Даниловича, и Москву, город его, и всю область Московскую уберёг Господь от безбожных иноплеменников…»

Это был жестокий, почти смертельный удар. Борьба между тверскими и московскими князьями вскоре возобновится, но уже никогда Тверь не достигнет былого могущества. Для князя же Ивана Даниловича тверской поход и разорение Твери означали политический успех, взлёт политической карьеры. Платой за его послушание и, главное, за участие в «Федорчюковой рати» стал ярлык на великое княжение Владимирское, который московский князь получил в Орде. Иван уже не выпустит ярлык из своих рук. Более того, и его сыновья, и их преемники навсегда останутся «великими князьями Владимирскими и всея Руси». Этот титул впервые официально примет сын Ивана Калиты московский князь Семён Иванович Гордый.

«В лето 1328 сел Иван Данилович на великое княжение всея Руси, и была с той поры тишина великая на сорок лет, и перестали поганые воевать Русскую землю и убивать христиан, и отдохнули и успокоились христиане от великой истомы и от многой тяготы и от насилия татарского, и была с той поры тишина великая по всей земле».

Удивительно, но эти строки, прославляющие Ивана Калиту, написал тверской книжник, составитель так называемого Рогожского летописца. «Великая тишина» стала главной заслугой князя Ивана Даниловича Московского перед всеми русскими людьми, независимо от того, в каком городе они жили. Его правление по-прежнему было очень тяжёлым. Громадная дань (на Руси её называли «выход») исправно собиралась по всем землям и отвозилась в Орду. Наместники и воеводы московского князя не жалели своих соотечественников и в буквальном смысле выколачивали из них дани и оброки, не останавливаясь перед побоями, а иногда даже пыткой. Но регулярной выплатой дани Иван Калита сумел заслужить доверие ордынских «царей», и новые татарские рати, подобные «Дюденевой» или «Федорчюковой», уже не беспокоили Русь.

Русь получила возможность вздохнуть, хоть немного набраться сил. За неполные сорок лет великого княжения Ивана Калиты и его сыновей выросли целых два поколения русских людей, которые не впитали с детства безотчётного ужаса перед «злыми татарами», подобно своим отцам и дедам. По словам замечательного русского историка Василия Осиповича Ключевского, именно эти два поколения русских людей и выйдут на поле Куликово, именно они и смогут одержать великую победу над Ордой…

Год 1338-й отмечен в летописях возобновлением борьбы между Москвой и Тверью. Тверской князь Александр Михайлович в том году вернулся в свой город. Он поехал в Орду, где получил прощение от хана Узбека. Зимой Александр послал в Орду своего сына князя Фёдора. В Орде и на Руси стали распространяться упорные слухи о том, что хан Узбек, недовольный чрезмерным усилением Москвы, намеревается отобрать ярлык у князя Ивана Калиты и передать его тверским князьям. Иван Данилович вновь поспешил в Орду.

Его жизнь приближалась к концу, и князь, наверное, чувствовал это. Перед поездкой, взяв благословение у своих духовных отцов, московских священников, Иван Данилович продиктовал завещание – «духовную грамоту», в которой он завещал «сыновьям своим отчину свою, Москву…» В Орде же князя занимали уже всецело земные дела. Он стал обвинять тверского князя Александра Михайловича в самых различных преступлениях, причём большей частью вымышленных. Хан Узбек поверил Калите. Весной 1339 года он вызвал тверского князя к себе. Долго пробыл Александр в Орде в тревожном ожидании. Одни из татар говорили, что хан даст ему ярлык на великое княжение, другие угрожали расправой. Иван Калита, уже больной, возвратился на Русь, оставив вместо себя в Орде сыновей – Семёна, Ивана и Андрея.

«Той же осенью, 28 октября, убили в Орде князя Александра Михайловича Тверского и сына его князя Фёдора; тела же их были расчленены на части. А князя Семёна и братьев его отпустили с любовью на Русь, и вернулись они из Орды, пожалованы Богом и царём». Так ещё двое тверских князей были убиты в Орде при прямом участии князей московских. А всего таковых оказалось уже четверо – Михаил, его сын Дмитрий, другой сын Александр, внук Фёдор… Страшный перечень. И ведь гибель каждого из них означала новый шаг в усилении Москвы.

Самому князю Ивану Даниловичу оставалось жить всего несколько месяцев. Он скончался 31 марта 1340 года и был похоронен в Архангельском соборе, который с этого времени становится усыпальницей всех московских великих князей.

продолжение

Из книги А. Карпов «Русь Московская», М., «Молодая гвардия», 1998, с. 46 – 53.