Для России кровопролитная Первая мировая война 1914-1918 годов с первых же дней приняла широкомасштабный характер, раздвинув свои границы от Кавказа до Балтики. Российские войска вели основные сражения на Западном фронте, в Галиции и приграничье, не отдавая противнику даже малой части своих территорий.

По дорогам войны колесили десятки летучих санитарных поездов и лазаретов, состоявших в ведении члена Государственной Думы Пуришкевича В.М. В начале 1915 года на передовых позициях Западного фронта начал работать первый пробный поезд-баня. Все пользовавшиеся баней, от солдат до офицеров, получали чистое белье, а свое оставляли в поезде для стирки и починки. Поезда-бани были снабжены оборудованием для машинной стирки, сушки и глажения белья, которое размещалось в специальных вагонах. Поездом-баней могли пользоваться 1500 человек в сутки.

Были организованы и передвижные питательные пункты. В считанные часы на открытом воздухе разбивались просторные палатки, складывались печи и кипятильники, устанавливались длинные столы с приборами. В торце стола по вечерам зажигался факел. На столе, по словам очевидцев, было предусмотрено все – от изящных пепельниц до подставок для яиц. Стол накрывался полотняной скатертью, а среди блюд обязательными были закуски: ветчина, сыр, консервы, молоко, яйца, белый хлеб, а к чаю – варенье, пряники, разного сорта конфеты и пастила. Весной и летом на столах в гильзах от шрапнели стояли пышные букеты полевых цветов. В палатках располагались специальные столы с письменными принадлежностями – чернилами, карандашами, конвертами, а также свежие газеты.

Сестры Марфо-Мариинской обители среди раненых, 1914 г.

Сестры Марфо-Мариинской обители среди раненых, 1914 г.

Подобные заведения, известные среди солдат и офицеров под названием «питательно-ласкательные пункты», работали круглосуточно, и каждый из воинов, прибывший на пункт, в любое время мог получить еду, горячий чай и внимание со стороны обслуживающего персонала. Офицерам после изнурительных боев и окопной жизни предлагалось принять баню, получить свежее белье и чистую постель. Так же были организованы еще тринадцать питательных пунктов, которые курсировали по дорогам войны, появляясь на передовых и принося радость тысячам уставших воинов.

Передвижной отряд под названием «Русское учительство» организовал Комитет помощи пострадавшим от войны. Необходимые средства поступили от сбора пожертвований в Петрограде и из отчислений провинциальных народных училищ. Во главе отряда стал уполномоченный Петроградской Думы Фальнборг Г.А. Отряд был сформирован из пяти санитаров-студентов, сестер милосердия Кауфманской общины, классных дам, курсисток, медичек, народных учительниц и трех врачей. Образцово оборудованный отряд, включавший два питательных пункта, дезинфекционную баню и перевязочную, колесил по передовым позициям, неся скорую помощь и облегчение защитникам Отчизны.

Значительную помощь раненым и беженцам оказывал на дорогах войны санитарно-питательный отряд Российского Красного Креста во главе с Марией Васильевной Шелапутиной. Кроме оказания первой медицинской помощи отряд снабжал раненых и беженцев всем необходимым: бельем, табаком, чаем и т.п. За два года существования отряд помог двумстам тысячам беженцев и воинов. Он не раз попадал под обстрел, но не прекращал своей милосердной помощи, за что Шелапутина М.В. и несколько ее сотрудниц были награждены Георгиевскими медалями.

Летом 1915 года по Волге начал курсировать первый специализированный госпиталь-санаторий – переоборудованный пароход «Великая княгиня Ксения». Пароход был приспособлен для лечения офицеров, нижних чинов, в первую очередь пораженных отравляющими веществами, которые неприятель начал применять на позициях российских войск. Чистый и сухой воздух волжских просторов, в особенности в южных его районах, благоприятствовал излечению болезней дыхательных путей и легких. Следом за «Великой княгиней Ксенией» речные просторы Москвы-реки, Оки и Волги начала бороздить баржа «Славянин», приспособленная под плавучий госпиталь для воинов, пострадавших от удушливых газов.

На военные нужды россияне отдавали немалые деньги. Так, по завещанию нефтепромышленника Левана Константиновича Зубалова московскому городскому самоуправлению и земству на оборудование лазаретов для больных и раненых воинов жертвовались 450 000 рублей. В «Вестнике Красного Креста» периодически публиковались списки жертвователей, которым объявлялась Высочайшая благодарность Августейшей покровительницы Российского общества Красного Креста Императрицы Марии Федоровны.

В списке значились петроградское дворянство, пожертвовавшее 100 000 рублей на расходы по содержанию санитарного отряда. Среди частных лиц Высочайшей благодарности удостоились семья покойного князя Волконского П.Г. за пожертвование 18 000 рублей, графиня Толстая Н.В., передавшая Красному Кресту 10 000 рублей на содержание отряда ее имени, графини Шувалова Е.В. и Воронцова-Дашкова Е.А. за щедрые денежные вклады на содержание питательных пунктов и подвижных отрядов сестер милосердия. В этих списках были и очень скромные вклады, как, например, вклад крестьянина Семянникова П.Н. в сумме трех рублей, японского купца Киициро Цусия, передавшего в РОКК пятьдесят шесть рублей, и младшего унтер-офицера Ф. Грибкова, пожертвовавшего один рубль.

8 сентября 1915 года в Нижнем Новгороде был открыт лазарет при военном учебном заведении Аракчеевского кадетского корпуса. Лазарет содержался на средства служащих корпуса, супруги командира и жен командиров войсковых частей нижегородского гарнизона. Два месяца спустя там же состоялось освящение другого лазарета, принятого под покровительство Красного Креста и оборудованного на средства крестьянина Кугушева М.Г. Помещение для лазарета нижних чинов позволяло разместить пятнадцать раненых или требующих постельного режима воинов.

В Москве по инициативе Щенковой Е.С. Объединенный комитет биржевого и купеческого обществ открыл патронат с учебными мастерскими для воинов, ставших калеками. Для их приобщения к полезному труду оборудовали сапожную, портняжную и шорную мастерские на сто человек. Курс обучения мастерству был рассчитан на три месяца. Известный в России книгоиздатель Сытин И.Д. пожертвовал патронату целую библиотеку книг по необходимым специальностям и комплект настенных таблиц по сельскому хозяйству.

Моральный дух армии поддерживался также обширной почтой, которая постоянно поступала в штаб Верховного главнокомандующего и в штабы армий от отдельных лиц, обществ и различных органов самоуправления в виде приветствий и обращений к российским войскам с верой в родную армию. На передовых позициях военными корреспондентами работали представители крупнейших российских газет и журналов, освещая исторические события тех тревожных дней. Среди них были Набоков В.Д., Немирович-Данченко В.И., Егоров Е.А. и многие другие мастера театра, литературы и журналистики.

Героические поступки российских воинов и духовенства на полях сражения, их преданность Отчизне вдохновляли общественность на многочисленные благотворительные акции. Материальная помощь, помимо общегосударственных ассигнований на нужды войны, поступала из различных источников. Женское патриотическое общество, основанное еще во время войны 1812 года, выпустило серию патриотических почтовых марок с надбавкой в одну копейку к номинальной цене. Серия состояла из четырех марок стоимостью в одну, три, семь и десять копеек, на которых были изображены древнерусский воин с мечом и щитом, всадник с ружьем, боярыня в окружении детей и Георгий Победоносец, пронзающий копьем дракона. Такая форма пожертвования пришлась по душе российским гражданам. Марки хорошо раскупались.

Не довольствуясь сведениями из газет о положении на фронте, испытывая огромное желание видеть происходящее своими глазами, приобщиться к нуждам солдат и поддержать их, представители Российского общества Красного Креста, земских союзов и высокопоставленные особы выезжали на передовые позиции. Поводом для этого чаще всего была раздача подарков нижним чинам. Графиня Мария Александровна Капнист посетила Кутаисский полк. Под огнем, в передовых окопах раздавала подарки солдатам, за что и была награждена Георгиевской медалью III степени. Впоследствии за подобные акции графиня еще дважды была удостоена Георгиевских медалей.

Супруга члена Государственного совета Чаплина А.А., уполномоченная от Петрограда по доставке теплых вещей защитникам Родины, также была награждена Георгиевской медалью IV степени за то, что под огнем противника раздавала подарки солдатам. За храбрость, проявленную при посещении передовых позиций с благотворительными целями, Георгиевской медалью IV степени была награждена княгиня Салтыкова Е.К. и многие другие.

В орбиту благотворительной деятельности включались и супруги военачальников. Супруга генерала Брусилова, Надежда Владимировна Брусилова, переехала в 1916 году из Москвы в Одессу для организации склада Императрицы Александры Федоровны по отправке на фронт необходимых вещей для воинов. Брусилова Н.В. организовала в Виннице работу по оказанию помощи пострадавшим в войне и там же основала детский приют, взяв на себя заботы по попечительству. В Москве в 1915 году она восстановила дело братской помощи защитникам Родины, которое было начато ею еще в японскую кампанию.

Статья написана по материалам книги Ю. Хечинов «Война и милосердие. Страницы истории Отечества», М., «Открытое Решение», 2009.