Особую роль в поддержании морального духа общества и воинов играла православная церковь. В военных частях находились походные церкви, служители которых разделяли с воинами все тяготы фронтовой жизни, порой жертвуя собой ради торжества победы. В храме знаменитого Путиловского завода при большом стечении народа протоиереем Павским Н.М. было совершено освящение напрестольного креста для походного храма Верховного главнокомандующего Великого князя Николая Николаевича. Крест представлял собой точную копию креста, которым преподобный Сергий Радонежский благословлял князя Дмитрия Донского на великое ратное дело против монголо-татарских завоевателей.

Архиепископ Тихон (в миру Василий Иванович Белавин), позже – патриарх, в годы войны  пользовался большой популярностью в народе. Он часто приезжал на передовую, благословлял и вдохновлял на ратные подвиги солдат, прибывающих на фронт; освящал лазареты и совершал в них молебны; обходил тяжелораненых, успокаивал беженцев, совершал панихиды с поминовением погибших. За «непрестанные святительские заботы о благе паствы» государь Николай II пожаловал архиепископу Тихону бриллиантовый крест для ношения на клобуке.

Интересна телеграмма главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта генерал-адъютанта Иванова Н.И. митрополиту московскому и коломенскому Макарию: «Мои подчиненные и лично я благодарим сердечно вас, владыко, и духовенство московской епархии за молитвы о ниспослании нам помощи Божьей, за благословение иконою Святого Николая Чудотворца и за подарки для наших воинов в Галиции. Просим и впредь святых молитв ваших и всего подведомственного вам духовенства о даровании нам побед над исконным жестоким врагом русского народа и о том, чтобы милосердный Бог не допустил из-за наших ошибок и недостатков пострадать тому великому делу, к которому Он ныне нас призвал.

Патриарх Всея Руси Тихон

Патриарх Всея Руси Тихон

От души желаю вам, владыко, и духовенству утешения в трудах на благо паствы и отрады видеть добрые плоды всех забот, трудов и самоотверженных жертв, которые несут все верные подданные нашего царя с ним самим во главе». Текст телеграммы красноречиво раскрывает картину взаимоотношений российского воинства и церкви, их духовную связь в годину трудных испытаний.

Как отмечали газеты, и в том числе орган российского Александра Невского братства трезвости журнал «Родная жизнь», война заставила вернуться к «единственному верному, незыблемому, исконному утешению своему – родной православной Церкви». Великие потрясения, вызванные войной, разбудили душу народа. «Для пастырей открылось необъятное поле деятельности, – отмечалось в статье “Война и духовенство”, опубликованной в журнале “Родная жизнь” за 1915 год. – Прежде всего, ждали от них напутственного, ободряющего, вразумляющего слова». И начавшие было исчезать из церковной жизни проповеди, снова приобрели первенствующее, громадное значение. Участились отдельные, общие и частные молебствия о победах, о здравии и за упокой душ наших самоотверженных защитников.

Иеромонах отец Антоний

Иеромонах отец Антоний

Откликнулись на запросы тревожного времени и монастыри. На необъятных российских просторах открывались отлично оснащенные монастырские лазареты, щедрым потоком со стороны прихожан и духовенства потекли пожертвования на военные нужды. В Пермской епархии, например, все монастыри, как мужские, так и женские, откликнулись на нужды военного времени, отчисляя постоянно два процента от доходов, собирая денежные и иные пожертвования, чистое белье и одежду для воинов, открывая лазареты для раненых воинов и приюты для солдатских сирот.

В здании монастырей, по официальным сводкам тех лет, насчитывалось сто девяносто лазаретов, из их числа сто двадцать четыре лазарета с общим количеством более четырех тысяч больничных коек было взято духовенством на собственное обеспечение. В дальнейшем количество лазаретов, находившихся на попечении церкви, продолжало расти.

Православная церковь не только укрепляла народный дух, совершала благотворительные и милосердные акции, но и являла примеры подлинного героизма, за что представители ее были справедливо отмечены наградами. Священник пехотного полка Николай Дубняков получил золотой наперсный крест за то, что во время трехдневных арьергардных боев собрал повозки обоза, лишившегося своего начальника, и, ободряя обозных нижних чинов, среди которых было много раненых, довел его до полка сквозь усиленный артиллерийский обстрел и разрывы бомб.

Орденом Владимира IV степени с мечами наградили служителя церкви Николая Поспехова за то, что во время боя он, находясь в передовом отряде перевязочного пункта, под непрерывным огнем противника неустанно и самоотверженно напутствовал раненых, добрым словом и молитвою воодушевлял солдат, благодаря чему многие из легко раненных возвратились обратно в строй.

Орденом Анны II степени с мечами был отмечен семидесятилетний священник пехотного полка Василий Нименский, который, несмотря на свой почтенный возраст, без устали шагал в строю с полком. С крестом в руках он ходил к передовым позициям и благословлял сражавшихся воинов, нес утешение раненым.

В пылу сражений многие священники помогали сестрам милосердия перевязывать увечных, выносить их с поля боя и напутствовать умиравших, облегчая их мученическую смерть. Среди отличившихся представителей российского духовенства особое место принадлежит тридцатилетнему священнику 5-го Финляндского стрелкового полка Михаилу Семенову, награжденному офицерским Георгиевским крестом.

В сентябре 1915 года отец Михаил, контуженный, вынес из-под огня тяжело раненного бойца и доставил его на перевязочный пункт, где тут же взялся за причащение раненых, соборование умирающих и похороны убитых. На следующий день, когда противник стал теснить позиции российских войск на левом фланге, отец Михаил, пренебрегая сильным огнем, бросился вперед и, увлекая за собой солдат, повел их в атаку, которую они блестяще завершили. За время боев с 8 по 21 октября отец Михаил с редким мужеством и хладнокровием выполнял пастырские обязанности, ободряя на передовых позициях солдат.

Когда в окопе у бойцов кончились патроны, а обозные не решались доставить их из-за непрекращающегося обстрела местности мощным артиллерийским огнем, отважный священник на двуколке смело прорвался сквозь кромешный ад огня и доставил патроны стрелкам. Не прошло и месяца, как отец Михаил вновь отличился, защитив командира полка от неминуемой гибели. Когда офицеры вошли в помещение, они обнаружили там неразорвавшуюся немецкую бомбу. Спас положение отец Михаил. Священник осторожно взял бомбу в руки, вынес ее из помещения и утопил в реке. О подвиге пастыря Михаила Семенова поведала петроградская газета «Голос Руси».

О подвиге отца Антония, погибшего во время Первой мировой войны на судне “Прут” осенью 1914 г. можно прочитать в этой статье. О. Антоний стал первым из тринадцати священнослужителей русской армии и флота, которые в течение Первой мировой войны были награждены орденом Святого Георгия IV степени. А так же он стал первым священником русской православной церкви, кого наградили этим орденом посмертно.

По материалам книги Ю. Хечинов «Война и милосердие. Страницы истории Отечества», М., «Открытое Решение», 2009, с. 93-96.