Гитлер категорически возражал против создания союзных Германии войск из русских. Но он легко одобрил формирование войск из тюрков и кавказцев. Уже 30 декабря 1941 г. Верховное командование приказало сформировать Туркестанский легион (из добровольцев туркменов, узбеков, казахов, киргизов, каракалпаков и таджиков), Кавказско-магометанский легион (из азербайджанцев, дагестанцев, ингушей и чеченцев), Грузинский легион (помимо грузин – из осетин, абхазов), Армянский легион. В январе 1942 г. был создан Волжско-татарский легион.

Части коллаборационистов создавались поздно и спонтанно. Создавались в основном Вермахтом и лишь в слабой степени – политическим руководством. Все армии русских коллаборационистов создавались Вермахтом в сильнейшем противодействии политического руководства Третьего рейха и лично Гитлера. При этом русские коллаборационисты хотели не просто «помогать вермахту», а воевать против Сталина и за национальную Россию.

13 декабря 1942 г. германское Главное командование сухопутных сил учредило пост Инспектора Восточных войск (Osttruppen). В его ведении находились все воинские формирования, созданные из нерусских граждан СССР. К маю 1943 г. в Восточных войсках было 10 полков, из них 6 казачьих, 2 калмыцких, 1 туркестанский, 1 восточный и еще 170 батальонов, 224 роты.

Всего в этих частях в мае 1943 г. служило около 200 тысяч граждан СССР. При этом хиви, служившие в дивизиях Вермахта, войск СС, а также служившие в частях вспомогательной полиции, к войскам Osttruppen не относились. Забавная деталь: «восточными» наименовались полки, батальоны и роты, сформированные из русских и белорусов. Такое наименование было выбрано, чтобы не раздражать Гитлера.

В декабре 1943 г. появляется документ абвера с названием: «О необходимости превращения Восточного похода в гражданскую войну» («Военно-исторический журнал», 1994 № 9). Вермахт понимал, что он сам не может победить, что сил не хватит. Вермахт хотел иметь как можно больше «восточных легионов» и как можно больше русских добровольцев. Точно так же Вермахт понимал, что, если нацисты хотят Россию завоевать, им «придется» ее все-таки «освободить».

Многие историки считают причиной поражения Гитлера именно его маниакальную славянофобию и русофобию. Действительно, ну кто мешал ему вести политику таким образом, чтобы русские шли даже не за ним… а против Сталина. Создавать любые русские части в 1943-м, даже в 1942 году было уже поздно…

Казаки

В апреле 1942-го Гитлер официально разрешил создание казачьих частей в составе Вермахта. Его удалось убедить, что казаки не славяне, а потомки восточных готов, остготов. С нацистами совершенно сознательно шел такой известный казачий лидер времен Гражданской войны, как Григорий Михайлович Семенов. Он полагал, что борьба с большевизмом будет завершена в двух случаях: «а) если большевики будут вырваны из почвы, их питающей, то есть из России, и б) если власть Красного Интернационала распространится на все государства мира» (Семенов Г.М. «О себе (воспоминания мысли и выводы)», М.: ACT, 1999, с. 289).

Семенов Г.М. полагал, что русские националисты должны сознательно идти на стороне нацистской Германии и Японии, причем идти, что называется, до конца. В частности, японцы вынашивали идею создания в Сибири «независимого» государства «Сибирь-Го», и Семенов уже готовил кадры для этого государства, под прямым патронажем японской разведки (Цурганов Ю.С. «Неудавшийся реванш. Белая эмиграция во Второй мировой войне», М., 2001, с. 61).

Летом 1942-го нацисты заняли почти всю бывшую Область Войска Донского. Сразу же к ним потек ручеек добровольцев-казаков. Сначала казаки сторожили пленных красноармейцев. Затем казачий эскадрон включили в состав 40-го танкового корпуса Вермахта.

Летом 1943-го германское Верховное командование сформировало 1-ю казачью дивизию под командованием полковника фон Паннвица. Она состояла из 7 полков: 2 полка донских казаков, 2 кубанских, 1 терских, 1 сибирских и 1 смешанный резервный. Оснащены и обмундированы они были по-немецки, но отличались нарукавными нашивками.

В сентябре 1943 г. Верховное немецкое командование отправило дивизию в Югославию на борьбу с партизанами. Там, кстати, уже сражался против югославских партизан-коммунистов Русский Охранный Корпус численностью 15 тысяч бойцов, сформированный белой эмиграцией. В декабре 1944-го 1-я казачья дивизия фон Паннвица была преобразована в 15-й казачий корпус в составе двух кавалерийских дивизий – примерно 25 тысяч бойцов, который был формально введен в состав войск СС. Казаки носили форму, похожую на традиционную казачью. Ни казаки, ни немецкие офицеры казачьего корпуса не носили эсэсовских знаков различий.

26 декабря 1944 г. в районе хорватско-венгерской границы бойцы 15-го казачьего кавалерийского корпуса войск СС впервые с 1943-го вступили в бой с советскими войсками. К концу войны численность корпуса (две кавалерийские дивизии, пластунская бригада и корпусные части) составляла примерно 35 тысяч.

С 1943-го существовали также казачьи части так называемого Казачьего Стана, в середине 1944 г. размещенные на севере Италии – две казачьи пешие дивизии и два конных полка. К концу войны в них было около 18 тысяч бойцов. Помимо этого, ряд казачьих частей (от эскадронов до полков) дислоцировались в 1943-1945 гг. в Белоруссии, на Украине и во Франции. Всего на стороне нацистов в различных частях воевало около 250 тысяч лиц, называвших себя казаками.

В целом же казачество и на Кубани, и на Дону оказалось в ситуации политического раскола и гражданской войны; казаки из одной станицы, односельчане, вполне могли стрелять друг в друга, разделенные линией фронта.

Крымские татары

Крым был для нацистов особой землей – и как теплый, благоприятный для жизни полуостров, сплошной курорт. И как место, куда переселились остготы – восточные готы, где в Средневековье шумели их города. На конференции 16 июля 1941 г., в которой участвовали Розенберг, Кейтель, Геринг, Ламперс и Борман, решено было считать Крым «имперской землей», присоединить непосредственно к Рейху и германизировать. Розенберг предполагал даже переименовать Симферополь в Гетебург, а Севастополь – в Теодориксхафен (в честь короля Теодориха).

Конечно же, нацисты хотели прийти в Крым как освободители. Нацисты начали с того, что дали татарам самоуправление – «мусульманские комитеты». В пропаганде говорилось, что эти комитеты – прямые преемники «магометанских комитетов» времен Гражданской войны, когда в 1918 году татары пытались провозгласить свое государство, опираясь на немецкую оккупацию. Татарам разрешен был свободный проход и проезд по всему полуострову, печать на татарском языке, театр, создание культурных учреждений. Впрочем, тут же оговаривалось, что «уступки не предвосхищают решений, которые будут приняты по поводу татар после окончательной победы».

Была, впрочем, и идея создать в Крыму независимое государство Татарстан. Вдохновителем этой политики был в Германии посол в Турции фон Папен, а с турецкой – генералы Ф. Эрден и X. Эркилет. Осенью 1941 г. они посетили Крым для изучения немецкой тактики на Южном фронте.

Нацисты давили на татар, требуя как можно больше добровольцев. Шла война, и слишком важно было пополнять тающие на фронте части. Всего татарских добровольцев было, по разным данным, от 8 до 20 тысяч человек. Учитывая общую численность крымских татар, и 8 тысяч – это очень много. С историей формирования этих частей связана история, которую трудно и подтвердить, и опровергнуть.

Сначала нацисты запретили формировать татарские части. Комендант Крыма генерал Гельмут Вейдлинг заявил, что они – потомки остготов. Из Берлина выехала комиссия специалистов по «расовому вопросу». Специалистов принимали просто прекрасно. В разгар банкета в зал вошел генерал Вейдлинг. Он вынул пистолет и приставил его ко лбу главного «специалиста-расоведа». То же самое сделали офицеры из его свиты с остальными членами комиссии.

После чего Вейдлинг внятно сообщил, что вот на этой самой бумаге комиссия сейчас изложит свое заключение, что татары – потомки остготов. Нет, не потом… Не завтра, а именно сейчас. Бумага была тут же написана и отправлена в Берлин. Члены комиссии сидели под арестом. Их поили допьяна и кормили на убой, к ним водили женщин и услаждали их слух игрой оркестра. Но не выпускали никуда, пока из Берлина не прислали разрешение на формирование татарских частей Вермахта.

Впрочем, нацисты отмечали, что не видят от татарских добровольцев особого энтузиазма. Большая часть из них шла в отряды для того, чтобы получить оружие и защищать от любых «лихих людей» свои села. И вовсе не рвались на фронт. Число татарских партизан называют разное, но красных партизан было порядка 3-5 тысяч человек, а «зеленых» – не меньше 7-8 тысяч. Эти цифры вполне сопоставимы с числом «добровольцев», служивших во вспомогательных частях Вермахта. Некоторые татарские села и целые группы сел выступали против нацистов. 128 татарских сел были сожжены нацистами как центры партизанского движения.

Основная причина, по которой все татары поголовно были объявлены «предателями» и несли коллективную «вину», – это противостояние русских и татар на самом полуострове Крым. Большая часть красных партизан Крыма были русские. Руководители партизан были частью местные, частью присланные из Москвы, но тоже все поголовно русские. В июле 1942 г. руководители крымских партизан Мокроусов А.Н. и Мартынов А.В. направили Буденному С.М. записку, в которой писали: «Подавляющее большинство крымских татар горной и предгорной частей Крыма пошли за фашистами».

Одновременно Пономаренко П.К., начальнику Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования, доносили, что в апреле 1942 г. в Симферополе прошли обучение 15 тысяч татарских добровольцев.

Было и другое мнение. Бывшие партизаны и фронтовики в 1957 г. написали в ЦК КПСС коллективное письмо: «Мокроусов и Мартынов, чтобы скрыть свою личную беспомощность в борьбе с оккупантами и свалить вину на местных жителей, неоднократно обращались к командованию с просьбами выслать боевые самолеты для бомбардировки мирных татарских сел и деревень Стиля, Кучук-Озенбаш и других. Одновременно они отдавали приказы по партизанским отрядам сжечь и стереть с лица земли татарские деревни и уничтожить их ни в чем не повинных жителей» (Некрин А. «Наказанные народы», Нью-Йорк: «Хроника», 1978, с. 35).

«Сотни патриотов-татар, бежавших от оккупантов и стремившихся бороться против них с оружием в руках, Мокроусов выгонял из леса, отдавал на расправу гитлеровцам». Эмоции? Нет, в письме приводятся очень конкретные факты, имена многих людей, убитых красными партизанами. Например, в деревне Мамут-Мазар партизаны убили все население за то, что татары помогали татарам-партизанам, взорвавшим немецкий бронетранспортер.

«…партизаны ворвались в мирную деревню Меркур и открыли огонь в окна и двери крестьян. К подходам от Фоти-Сала и Уркусты был поставлен заслон. Более часа партизаны стреляли из автоматов и бросали в окна мирных жителей гранаты… В дер. Коуш группа партизан …в пьяном виде учинила погром, не разбираясь, кто свои, кто враги…» (Там же, с. 35-36). О фактах сожжения татарских деревень партизанами писал и партизанский командир И. Вергасов, который после войны стал писателем (Вергасов И.А. «Крымские тетради», М.: Советская Россия, 1971, с. 260-264).

Даже в ходе событий раздавались трезвые голоса. Было, например, постановление крымского обкома ВКП (б) от 18 ноября 1942 года – о том, что «…утверждение о якобы враждебном отношении большинства татарского населения Крыма к партизанам, и что большинство татар перешло на службу к врагу, является необоснованным и политически вредным» (Некрин А. Указ. Сос., с.36).

Почему власти слышали одних своих слуг и не слышали, что говорят другие? Наверное, очень уж власти не хотели разбираться, выяснять – кто и почему стал врагом советской власти. Лучше совсем не поднимать этот неудобный вопрос. Отправить в ссылку весь народ и было способом «не поднимать». К тому же ссылка татар помогала довести до конца русификацию Крыма.

21 августа 1944 г. вышел не подлежащий опубликованию Указ Президиума Верховного Совета РСФСР (№ 619\3) о переименовании сельсоветов Крыма. 20 октября 1944 г. принято постановление Крымского обкома ВКП (б): «Переименовать населенные пункты, реки и горы, названия которых связаны с татарским, греческим и немецким происхождением…» К. Паустовский, которого трудно объявить антисоветским элементом, считал, что «этот случай с переименованиями свидетельствует об отсутствии элементарной культуры, пренебрежении к народу, к стране…» (Паустовский К.Г. Собрание сочинений в шести томах, т.5, М: Худлит, 1968, с. 566).

Кавказ

Еще в самом начале войны нацистам предложили свои услуги два чеченских эмигранта: внук имама Шамиля, Сайд Шамиль из эмигрантской парижской организации «Прометей», и издатель журнала «Кавказ» в Берлине Али-хан Кантемир. Нацисты выбрали Шамиля за происхождение, но его программа после обсуждения показалась нацистам слишком независимой. Осенью 1942 года Шамиль прервал переговоры и уехал в Турцию. Кантемир на сотрудничество пошел и вместе с нацистами выработал политическую программу:

«1. Германская империя рассматривает кавказские народы как дружественные.
2. Германские вооруженные силы берут на себя защиту кавказских народов и освобождают их от большевистского ига.
3. Без немецкой помощи невозможно вести наступление на большевистский, русский и английский империализм, которые так долго угнетали народы Кавказа.
4. Национальные, культурные и хозяйственные силы Кавказа будут развиваться. Их самостоятельное национальное и культурное развитие нуждается в германской защите… Кавказские народы будут пользоваться родным языком, и иметь собственные школы.
5. Будет предоставлено самоуправление под немецкой гарантией.
6. Ликвидируются колхозы.
7. Предпринимательство и торговля получают неограниченную свободу.

В управлении «Остланд» были выработаны лозунги: «Переходите к немцам и поддержите немецкие войска, в рядах которых уже сражаются ваши братья», «Да здравствуют свободные кавказцы в союзе и под защитой Великой германской империи Адольфа Гитлера!».

Во время оккупации Северного Кавказа здесь не вводился принудительный труд, власть осуществляло военное руководство – ведь Кавказ оставался зоной ведения военных действий. А Вермахт всегда относился к населению завоеванных областей лучше, чем любые политизированные управления. Командующий 1-м танковым корпусом фон Клейст приказом от 15 декабря 1942 г. приказывал «…относиться к кавказцам как к друзьям», «добиваться доверия народа» путем «примерного управления» и особенно «уважать честь женщин Кавказа».

Одной из причин, по которой народы Кавказа были лояльны к Вермахту, был естественный страх карачаевцев и балкарцев перед ассимиляцией. В Карачаевской области в 1926 г. русских было 2916 человек, а карачаевцев – 57 801 человек. В 1939-м карачаевцев стало 70,9 тысячи, но русских – уже 119,8 тысячи человек.

Число карачаевцев, которые пошли служить Гитлеру, называют очень разное – от 3 до 10 тысяч человек. Во всяком случае, «Карачаевский национальный комитет» был в доверии у гитлеровцев и приложил много сил для формирования карачаевских частей в Вермахте. От балкарцев в Бергхоф, резиденцию Гитлера, был даже послан белый конь – подарок балкарского народа своему другу.

Только не надо представлять себе безоблачной нацистско-балкарскую идиллию. В Кабардино-Балкарии действовали 13 партизанских отрядов общей численностью 12 тыс. человек. За 5 месяцев оккупации карателями было убито 9 тысяч человек, в том числе много детей. Эти обстоятельства нисколько не помешали провести в ноябре 1943 г. поголовное выселение карачаевцев. В том числе тех, кто прямо пострадал от нацистов и кто принимал участие в войне на стороне СССР.

Чечня

В 1939 г. в Чеченской автономной республике (АССР) проживало 380 тыс. чеченцев, 56,5 тыс. ингушей, 258 тыс. русских, 10 тыс. украинцев и 8,6 тыс. армян. При этом в 1937 г. в городе Грозном на предприятиях работало всего 5535 чеченцев и ингушей («Очерки истории Чечено-Ингушской АССР, 1917-1970» т 3, Грозный, 1972, с. 175). Чеченцы оставались преимущественно сельским населением.

Коллективизацию в Чечне провели, хотя частного землевладения в Чечне отродясь не было, понятие «кулак» для нее теряло смысл. В числе несогласных, расстрелянных красными, было 150 бывших красных партизан. Впрочем, многие из красных партизан времен Гражданской войны вели военные действия не против Деникина, а против казаков, принимавших то одну, то другую политическую «расцветку».

К началу 1938 г. в Чечне создали 490 колхозов, объединивших 69 400 дворов. У них было три четверти всей пахотной земли. При этом часть карликовых колхозов по 20-30 дворов реально остались тейпами, просто «сменили вывеску». В других случаях колхозы оставались камуфляжем, а за этой ширмой существовали частные хозяйства до 19 гектаров, и много вообще нигде не учтенной земли, что «давало возможность некоторым элементам, проникшим в руководство отдельных колхозов, нарушать закон о земле, продавать ее, сдавать в аренду, иметь скрытые посевы» (Филькин В.И. «Чечено-ингушская партийная организация в годы Великой Отечественной войны», Грозный: Чечено-ингушское книжное изд-во, 1960, с. 18).

К этому надо добавить, что в личной собственности находились стада скота, включая лошадей, которыми частным лицам советская власть запрещала владеть. А в то же время 53% колхозов вообще не имели скота. Стоит ли удивляться, что в 1931-1933 гг. совершено 69 террористических актов против работников НКВД, активистов, советских и партийных работников? Что весной 1932 г. в Ножай-Юртовском районе вспыхнуло вооруженное восстание?

В 1937 г. мулла Берсанов в селе Атаги принял присягу на Коране, что люди не вступят в колхоз. В селе Валерик колхозники присягали на Коране «вредить сколько могут колхозному производству». Периодически в горы предпринимались военные экспедиции НКВД. Одна из экспедиций на рубеже 1929-1930 гг. организована была потому, что прошел слух: в горах скопилось много кулаков. Врагов так и не нашли…

Отеческая политика ЦК ВКП (б) в Чечне свелась к тому, что полномочным представителем ОГПУ на Северном Кавказе сделали Евдокимова, широко известного своей жестокостью. В 1938 г. по Чечне ударили массовые репрессии. 14 из 18 директоров МТС, все заведующие районными земельными отделами, 22 секретаря райкома «оказались» «врагами народа». В 1939 г. прошла новая волна арестов: снова репрессированы 33 зав. районными земельными отделами. В 1940 г. сменено 129 председателей колхозов, 130 секретарей сельсоветов, 19 председателей и 23 секретаря райкомов.

Можно сказать, что ведь и во многих районах России делалось примерно то же самое. Верно! Но в Чечне коллективизацию, массовые репрессии, фиктивные «операции против кулаков» – все это проводили русские. Русские против чеченцев. А принимали присягу на Коране и совершали «террористические акты» именно чеченцы против русских. В СССР чеченцев долгое время не призывали в армию – опасались их нелояльности. Стереотип горца, который не только «дикий», но еще и «изменник Родины», восходил еще к XIX веку (Смирнов Н.А. «Политика России на Кавказе в XVI-XIX веках. М., 1958). Чеченцев стали призывать в конце 1930-х годов, и в Красной Армии служило несколько тысяч чеченов.

В начале войны, в 1941 году, военкоматы гребли всех, включая стариков и подростков. Но и тут проявилась некая странность: людей словно нарочно старались довести до крайности. Призванных держали на казарменном положении, но на фронт не отправляли, оружия не давали и не кормили. Многие самовольно уходили домой, просто чтобы поесть. Масштаб дезертирства «за супом» сделался такой, что в марте 1942 г. призыв чечен и ингушей в Красную Армию был прекращен – еще до оккупации Чечни нацистами.

В августе 1942 г. провели добровольную мобилизацию, в январе – феврале 1943-го – вторую, в марте третью. Что самое удивительное – добровольцами в Красную Армию ушло 18 500 человек. Это – после искусственно созданной волны дезертирства… Специальная комиссия Закавказского фронта дала высокую оценку поведению призванных добровольцев, отметила их стойкость, мужество и бесстрашие. Несколько сот чечен и ингушей были в составе гарнизона Брестской крепости в июле – августе 1941 года. Все они наверняка стали бы Героями Советского Союза, если бы не это прискорбное обстоятельство — они родились чеченами.

В Чечне было очень слабое движение красных партизан – так, буквально несколько сотен человек. Но примерно 25 тысяч чеченцев сражались в рядах Красной Армии – при общей численности народа порядка 400 тысяч человек. Нацистам служило, на их стороне воевало не более 15-20 тысяч человек. Другой вопрос, что со многими красными чеченцы расправились, пользуясь временем хаоса, когда одна армия еще не пришла, а другая уже ушла. И во время оккупации они убивали самых преступных «коллективизаторов» – и чеченцев, и русских.

Если сравнить соотношения воевавших на стороне Третьего рейха и СССР, то окажется – чеченцы были даже «меньше виноваты», чем крымские татары или чем карачаевцы. Третьему рейху служил меньший процент чеченцев, нежели процент крымских татар. К тому же чеченцы очень хорошо показали себя, как солдаты Красной Армии.

Видимо, в судьбе чечен сыграла роль их «скверная репутация» в СССР. Представилась слишком удобная возможность «окончательно решить» вопрос этого неудобного народа. 23 февраля 1944 г. был зачитан Указ Президиума Верховного Совета о выселении и чечен, и ингушей за измены, за сотрудничество с врагом.

Разрешается взять с собой по 20 кг багажа на семью. Для депортации чечен потребовалось 40 200 вагонов. Какие последствия имело это для ведения военных действий и для снабжения фронта – понятно. Но власти пошли на эти неудобства, чтобы заняться любимым делом. Чеченцы и ингуши были депортированы и из других районов СССР, и из городов. Только в Москве уцелело два чеченца.

Тогда же, точно так же как в Крыму, был издан указ о переименованиях районов и райцентров. Даже Эльбрус переименовали в Иалбузи. Тогда же провели массовое переселение в Чечню русских, украинцев, осетин, аварцев, даргин.

По воспоминаниям современников, «в горах осталось 2000 ослушников. Они кочевали с места на место. За ними охотились, их убивали, но они не сдавались. Горы скрыли многих из них». О судьбе этих «ослушников» и о судьбе русских переселенцев есть неплохая повесть А. Приставкина (Приставкин А. «Ночевала тучка золотая…», Л., 1987).

Калмыкия

В 1920 г. образована Калмыцкая автономная область, в 1936-м – АССР. В 1939 г. население Калмыкии достигло 220 тысяч человек, из них калмыков – 107 тысяч. Но угли все тлели под пеплом: ведь со времени зверств казаков над калмыками в 1919-м прошел всего 21 год. Со времени калмыцких набегов – 20 лет. В глазах властей калмыки были ненадежны, до 1927 г. в армию не призывались. По данным калмыцкого историка Кичикова М.И., в Красной Армии до 1939 года служило порядка 5 тысяч калмыков.

Враждебные советской власти слухи распространялись задолго до прихода нацистов. Гелюнг (гелюнги – ламаистское духовенство) М. Базиров рассказывал, что в 1942 году победит Гитлер, а иначе весь калмыцкий народ. Другие рассказывали, что некоммунистам и некомсомольцам нечего бояться, к ним немцы лояльны, что победа Германии неизбежна и принесет калмыкам только хорошее.

Далеко не все калмыки хотели идти в Красную Армию. Они дезертировали – кто с оружием, кто без. Обратного пути для них не было – в СССР они однозначно рассматривались как «предатели», и пощады им не было. Дезертиры и их «банды» (термин Некрича) ждали нацистов, а если могли – воевали с Советами, вредительствуя и убивая. При этом таки «банды» могли насчитывать по 70, по 90 человек, как, например, «банда» Бассанга Огдонова.

В августе 1942 г. немцы вошли в Калмыкию, и «поздней осенью 1942 г. установилось сотрудничество банд с оккупантами» (Некрич А. Указ. соч., с. 67). Контакты с калмыками налаживал Отто Доль (Рудольф Верба, или Врба) из Судет. В прошлом кавалерийский офицер в армии Петлюры, он свободно владел русским языком. Теперь, как офицер абвера, он отправлен в Калмыкию для установления контактов.

При штабе 16-й моторизованной пехотной дивизии, стоявшей в Калмыкии, были люди, владевшие калмыцким языком, например обер-лейтнант Хальтерманн, барон фон Рихтгофен. Нацисты обещали создать «свободное калмыцкое государство», и в Калмыкию въехало много эмигрантов из этих мест, в основном калмыков, но есть и русские имена. Князь Н. Тундутов был представлен в Элисте как будущий глава этого калмыцкого государства. Лозунг будущего правительства был прост: «Мы за то, чтобы у каждого было по 100 овец и по 20 коров».

Иоахим Гоффман считает, что большинство калмыков сотрудничало с нацистами. Патрик фон Мюллер называет более скромную цифру – треть. Во всяком случае, красных партизан в Калмыкии почти не было, и потери населения от операций нацистов за всю оккупацию не превышают 2 тысяч человек.

Нацисты легко создали Калмыцкий добровольческий легион из 10 кавалерийских эскадронов, примерно 1500 человек. По данным Гоффмана, численность легиона достигла сначала 2200 человек, а к моменту ухода из Калмыкии при отступлении Вермахта – порядка 3000 человек и 92 немцев. В январе 1943 г. Калмыцкий кавалерийский корпус (ККК) прикрывал отступление с Кавказа. На Украине зверствовал вовсю, причем особенно отличался жестокостью Огдонов.

В Люблине калмыки разбойничали так, что немцы стали думать о расформировании ККК, но не успели. В январе 1945 года ККК был разгромлен советскими и польскими войсками в районе Радом-Кельце, его остатки эвакуировались в Баварию. Огдонов участвовал в диверсионных группах в тылу советских войск, убит при выполнении одного из заданий своего командования.

Вместе с ККК шли и семьи личного состава, другое население (только из Элисты бежало больше 4 тысяч человек). После войны в Мюнхене эти люди создали «Калмыцкий комитет по борьбе с большевизмом». В самой Калмыкии борьба с «бандами» продолжалась до осени 1943-го. 27 декабря 1943 г. было сообщено о депортации всего калмыцкого народа и об упразднении Калмыцкой АССР.

При этом к 1943 году в Красной Армии служило 23 тысячи калмыков, из них 2000 ушли добровольцами (цифра неправдоподобно большая, учитывая численность народа). Когда в начале 1944 года был приказ о снятии с фронта солдат и офицеров-калмыков, находились офицеры, которые быстро меняли национальность подчиненных и так оставляли их в строю. По некоторым данным, до конца войны в Советской Армии довоевало до 4 тысяч калмыков. Несколько сотен из них награждены орденами и медалями, известно несколько Героев Советского Союза.

Так что и здесь было не поголовное служение нацистам, а происходило нечто более сложное – разделение народа по принципу политического выбора. Что интересно, в Калмыкии коммунисты проводили проверку индивидуального поведения коммунистов во время оккупации! В Чечне этого не делали, из чего тоже хорошо видно, как различалось отношение к разным народам советской империи.

Выяснилось: из 5574 коммунистов 78 расстреляны нацистами, 125 ушли с немцами, 478 остались на месте, остальные «сменили место жительства». Приведу еще высказывание Сталина: «Стоит допустить маленькую ошибку в отношении маленькой области калмыков, которые связаны с Тибетом и Китаем, и это отзовется на нашей работе гораздо хуже, чем ошибки в отношении Украины» (Сталин И.В. Собрание сочинений в тринадцати томах, т. 5, М., 1949, с. 272). По-видимому, массовые депортации калмыков Иосиф Виссарионович, по здравом размышлении, все-таки не считал даже и маленькой ошибкой.

Из статьи А. Буровского «Мог ли Гитлер победить?», Исаев А.В. и др. «Гитлер – победитель. Мог ли фюрер выиграть войну?», М.: Яуза : Эксмо, 2010 г., с. 156-239.