Осенью 1246 г. после смерти отца великого князя вла­димирского и киевского Ярослава Всеволодовича Алек­сандр Невский в приказном порядке был вызван в став­ку великого хана монголов в Каракорум, но проигнори­ровал приказ и не поехал. Пребывание в Новгороде, куда тумены монголо-татар так и не дошли, до поры до времени позволяло Александру Невскому быть более или менее независи­мым и избегать каких-либо контактов и с ханом Золотой Орды, и великим ханом монголов. Но обстоятельства сло­жились так, что в начале лета 1247 г. ему пришлось прибыть к хану Батыю в Золотую Орду.

Не совсем понятны причины, заставившие князя от­правиться к хану. Вопрос о преемнике великого князя владимирского Ярослава Всеволодовича решался между его младшим братом Святославом Всеволодовичем и его восемью сыновьями на съезде во Владими­ре. Однако по утверждению летописца племянники не оспаривали право дяди быть великим князем.

При вассальной зависимости русских княжеств от монгольской империи необходимо было получить ярлык на княжение у хана, т.е. поехать в Каракорум. Святослав Всеволодович (1196-1252) этого не сделал, но туда сразу же после избрания дяди (май – июнь 1247 г.) отправился его племянник Андрей Ярославич (1222-1264) – третий сын Ярослава Всеволодови­ча. Другой его племянник московский князь Михаил Ярославич Хоробрит (1229-1248) – четвертый сын Ярослава Всеволодовича, просто выгнал дядю из Владимира и занял его место. Правда, правил он недо­лго, в январе 1248 г. погиб в битве с литовцами.

"Александр Невский", худ. Корин П.Д.

“Александр Невский”, худ. Корин П.Д.

Возможно, именно поездка Андрея Ярославича в Зо­лотую Орду за ярлыком на великое владимирское кня­жение заставила его старшего брата Александра Нев­ского, имевшего больше прав на наследство отца, от­правиться к хану Батыю. Но это только одна из версий. Для совсем ещё молодого Александра, победителя шведов на Неве и немецких рыцарей на Чудском озере, поездка в Орду стала ярчайшим подтверждением правильности политики своего отца Ярослава Всеволодовича по отношению к монголам.

Разорённая и утопающая в своих раздорах и на юге, и на северо-западе (даже после Батыева нашествия) Русь не могла ничего противопоставить своим врагам на востоке. Согласиться же на уговоры папы Иннокентия IV о присоединении к римско-католической церкви ради совместного крестового похода против Орды было для благоверного князя Александра психологически невозможно. Да и пример его отца, вероятно, отравленного в Орде по подозрению в возможности заключения союза с Римом, делал чрезвычайно опасным ведение двойной игры с монголами.

Святой Александр Невский, Нижегородский Сергиевский храм, конец XIX в.

Святой Александр Невский, Нижегородский Сергиевский храм, конец XIX в.

Как бы то ни было, в Золотой Орде никто из князей ярлык на княжение не получил. В это время хан Батый конфликтовал с великим ханом монголов Гуюком – не признавал его власти и отказывался выполнять прика­зы. Дело чуть не дошло до войны.

Гуюк собрал армию и двинулся на Батыя, но умер в дороге летом 1248 г. (по некоторым данным, был отравлен агентом Батыя). Пос­ле смерти великого хана монголов встал вопрос об из­брании нового. В такой обстановке Батый, у которого был свой кандидат на эту должность, не стал ссориться со столицей и самостоятельно решать вопрос с ярлыка­ми для князей, а отправил их к центральному прави­тельству Монгольской империи в Каракорум. По мнению исследователей, князья прибыли в столицу Монгольской империи осенью 1248 г., уже после смерти Гуюка.

Печать князя Александра Невского

Печать князя Александра Невского

До выборов нового великого хана в Каракоруме пра­вила вдова Гуюка – Огуль-Гаймиш, из ее рук князья и получили ярлыки: Александр – на владение всей рус­ской землей и великое киевское княжество с разорен­ным Киевом; Андрей – на богатое великое владимир­ское княжество. К вер­ховной власти он пришел не по старшинству, ми­нуя нескольких претендентов, которым велико­княжеский престол принадлежал по праву.

В конце 1249 г. братья вернулись во Владимир. Алек­сандр Невский пробыл во владениях младшего брата несколько месяцев, а потом, не заезжая в Киев, отпра­вился в Новгород.

Набожность и любовь к чтению князя Александра Невского

Набожность и любовь к чтению князя Александра Невского

Некоторые исследователи считают, что Александр Невский осознанно пошел на союз с монголо-татарами, только чтобы получить власть, и для этого предал брата, а в 1252 г. навел на Русь так называ­емую «Неврюеву рать». Сторонники этой версии ссылаются на сообщение историка Татищева В.Н.: «В 1252 г. пошел князь великий Алек­сандр Ярославич в Орду к хану Сартаку (соправитель отца отвечал за «русские дела», был христианином), Батыеву сыну, и принял его хан с честью. И жаловался Александр на брата своего великого князя Андрея, что тот, сольстив хана, взял великое княжение под ним, как старшим, и грады отческие от него взял, и выходы и тамги хану платит не сполна. Хан же разгневался на Андрея и повелел Неврюю султану идти на Андрея и привести его перед собой».

Князь Даниил Романович Галицкий

Князь Даниил Романович Галицкий

Надо отметить, что летописи и акты XIII-XV вв. называют 14 видов различных даней и повинностей: «поплужное», торговая пошлина «тамга», корм татарским послам, «ям» – повоз, чрезвычайные «запро­сы» и др. Самым тяжелым среди них был ордынский «выход» – дань серебром, которую сначала брали на откуп мусульманские купцы. Регулярную выплату «выхода» обеспечивали проведен­ные в 1257-1259 гг. и в 1275 г. по всей монгольской империи переписи населения. В конце XIV в., например, с Московского княжества и великого княжества Владимирского «выход» составлял 5 тыс. руб.

После смерти Гуюка Батый добил­ся, того, что на курултае ве­ликим ханом монголов был избран ставленник Золотой Орды Менгу (Мунке). Сам Батый на курултае был при­знан главой Чингизидов. Сразу после этого все политичес­кие противники Мунке и Ба­тыя были обвинены в загово­ре. Несколько со­тен представителей высшей монголо-татарской знати, в том числе ханша Огуль-Гаймиш, были казнены, многие сосланы в отдаленные края. Империя была поделена меж­ду ханами Менгу и Батыем. Устранив внутримонгольскую оппозицию, Батый решает разобраться с теми князья­ми, кому выдавала ярлыки на княжение Огуль-Гаймиш. Самыми влиятель­ными из таких князей на Руси были: Александр Не­вский, Андрей Ярославич и Даниил Галицкий.

Князь галицко-волынский (Юго-Западная Русь) Даниил и великий князь Владимирский Андрей Ярославич заключили в 1250-1251 гг. союз, направленный против Орды. По-другому строил отношения с Ордой брат Андрея, Александр Невский. Александр прибыл в Золотую Орду, доказав тем самым свою лояльность хану. Андрей и Даниил решили не ехать. Про­тив первого летом 1252 г. была направлена орда под на­чалом Неврюя. Против второго в 1252-1254 гг. провел походы Куремса.

Великим князем Владимирским стал Александр Ярославич (1252-1263 гг.). Александр Нев­ский, как расчетливый политик-реалист, выбирал путь вынужденной покорности Золотой Орде. Тем самым он пытается сохранить Русь, дать ей время для того, что­бы оправиться и накопить силы для будущей борьбы, пусть даже ценой утраты части суверенитета. Александру Невскому приходилось отбиваться от западных соседей и одновременно ладить с ордынцами, отводя опасность новых набегов и удерживая в повиновении младших князей. В подобном сложном положении многие действия великого князя, милосердные по отношению к Руси и по сути своей необходимые, могли показаться малодушной жес­токостью.

Политика Александра Невского была направлена на то, чтобы восстановить, по возможности, русские города и объединить княжества под единой крепкой властью. Собственно, здесь не было ничего нового. Его предшественники великие князья киевские, а потом и владимиро-суздальские всегда к этому стремились, только во времена Александра Ярославича проблема эта оказалась вопросом жизни и смерти Русской земли.

«Неврюева рать» – поход летом 1252 г. большого отряда ордынцев (по разным данным – от 10 до 25 тыс.) под командованием Неврюя на земли Влади­мирского и Переяслав-Залесского княжеств. Целью втор­жения было наказать за неповиновение великого князя владимирского Андрея Ярославича и ускорить полную выплату дани. После битвы под Переяславом-Залесским (24 июля) князь Андрей Ярославич вынужден был бежать сначала к старшему брату в Новгород, оттуда к датчанам в Тал­лин и дальше в Швецию. Как писал летописец, ордынцы «людей без числа увели и коней и скот, и много зла сотворили». Кроме Татищева В.Н. о том, что Александр Невский жаловался в Золотой Орде на своего брата о невыпла­те хану «выхода и тамги», не упоми­нает ни одна летопись.

Более того, в 1256 г. Александр Невский испросил у нового хана Зо­лотой Орды Улагчи проще­ние Андрею Ярославичу, который к этому времени вернулся на Русь и полу­чил от старшего брата в удел города Городец и Ниж­ний (пограничные земли Владимирского княжества, район современного Ниж­него Новгорода). В 1257 г. братья вместе побывали в Золотой Орде, где по про­текции Александра Невско­го Андрей получил ярлык на Суздальское княжество.

В 1252 г., вернувшись из Золотой Орды, Александр Невский занялся практическими делами, связанными с жизнедеятельностью своих княжеств. Восстанавливал разрушенные города, собирал разбежавшийся после набегов монголо-татар народ, строил церкви, выкупал пленных, провел несколько военных походов на запад­ных границах, вел переговоры с соседями.

Все, что в это время делал Александр Невский, он делал без оглядки на Золотую Орду, куда не ездил с 1252 по 1257 г. Доверительные отношения, что сложи­лись между ним и Сартаком, позволяли вести самостоя­тельную внутреннюю политику. Что же касается внеш­ней политики, то на ее западном векторе интересы кня­зя совпадали с интересами ханов Золотой Орды. Как пи­шет Гумилев Л.Н.: «Батый обеспечил престол Мунке, тем самым обратив силы Монголии на Багдад и освобо­див от угрозы Западную Европу. Он считал, что дружба с Александром Невским надежно защищает его от на­падения с Запада, и был прав. Таким образом, ход собы­тий сложился в пользу «христианского мира».

За время правления хана Батыя Золотая Орда не вела войн, что позволило Руси резко сократить выплату монголо-татарам «дани кровью», т.е. поставку в ордынскую армию своих рекрутов. Не было и междоусобных войн на Руси. Все это вместе взятое позволило сохранить десятки тысяч человеческих жизней и создать народу условия для более или менее спокойной жизни.

Хочу добавить, что на Руси были князья, готовые скорее умереть, чем подчиниться хану Батыю. Князь Михаил Черниговский открыто заявил в Орде, что ханские подачки в виде дозволения на княжение его не привлекают. Все приезжавшие к Батыю должны были «очиститься» от дурных помыслов и враждебных намерений. Достигалось это с помощью обязательной процедуры: князья и бояре под пристальными взглядами шаманов гуськом проходили между двумя большими кострами.

Огонь считался у монголов вместилищем божественных сил,  охраняющих монгольский народ и его пра­вителей. Михаил Всеволодович категорически отказался от прохождения между кострами и поклонения идолам. Когда он произнёс: «Иди и скажи царю Батыю, что богам его ни за что не поклонюсь и повелений его без­законных не выполню», – рассвирепевшие монгольские сановники забили мужественного князя до смерти.

Идиллия в отношениях с Золотой Ордой закончилась в 1257 г., после смерти Батыя и Сартака, с приходом к власти хана Берке, мусульманина по вероисповеданию. В это время с целью более полного сбора дани и увели­чения количества рекрутов монголо-татары провели пе­реписи населения в Суздальской, Рязанской и Муром­ской землях.

Попытка провести такую же перепись в Новгороде Великом встретила отпор. Горожан поддержали намест­ник Александра Невского в Новгороде его старший сын Василий и воевода новгородской княжеской дружины Александр. Волнения продолжались около года. Зимой 1258 г. татарские послы не получили ни дани, ни рекрутов. Александр Невский воору­жённой силой подавил сопротивление новго­родцев, которых ранее самоотверженно оборонял от всех врагов, и согнал с новгородского княжения собственного сына Василия.

В 1259 г. в город для сбора дани, рекрутов и переписи населения вновь прибыли ордынцы. Опасаясь физической расправы, послы обратились за помощью к Александру Невскому, тот с дружиной по­дошел к городу. Обстановка была такой, что Новгород оказался на грани восстания. По-видимому, был достигнут компромисс. Новгород откупился от монголо-татар и обязался сам «добровольно» выплачивать ежегодную дань без состав­ления переписных документов, в обмен на вывод ордын­цев из города.

В 1259 г. по приказу хана Берке нойон (военачальник) Бурундай про­вел карательную экспедицию против Юго-Западной Руси, вынудив князя Даниила Галицкого отказаться от сопро­тивления Орде. В такой непростой обстановке Александр Невский делал все от него зависящее, чтобы отвести угрозу ордынских набегов на земли Северо-Восточной Руси. И это ему удавалось. Более того, в 1261 г. князь совместно с митрополитом Кириллом добились согласия хана на учреждение в столице Золотой Орды Сарае пра­вославного епископства.

В 1262 г. в городах великого княжества Владимирско­го (Владимире, Ростове, Суздале, Ярославе, Переяславе-Залесском) одновременно поднялись восстания про­тив произвола сборщиков ордынской дани (дань собира­ли откупщики, большинство из которых этничными монголо-татарами не были). Часть откупщиков перебили, часть изгнали из городов. Основываясь на информации Устюжской летописи (XVI в.) о том, что «князь Алек­сандр (Невский) приказал убивать всех татар», некото­рые исследователи считают, что именно князь был орга­низатором этих выступлений против откупщиков.

Версия спорная, хотя мотив к их устранению у Алек­сандра Невского был. По приказу хана Берке с 1263 г. сбор дани от откупщиков перешел к князьям, и именно они стали привозить её в Орду, что опосредованно мо­жет служить доказательством заинтересованности кня­зя в выступлениях горожан.

В том же году по соглашению между русскими князьями было собрано общее войско, включавшее княжеский «великий полк», новгородский свод­ный полк, витебский, тверской, полоцкий полки и литовскую дружину в 500 человек. Эта армия могла достойно встретить ордынское нашествие. Однако в Орду отправился один великий князь добиваться мира для своей земли. Собираясь в свою последнюю поездку в Орду, Александр Невский заключил мирные договоры с Ригой, Ливонским орденом, Любеком и островом Готланд. В конце 1262 г. Александр Невский в последний раз прибыл в Золотую Орду.

Здесь он провел несколько ме­сяцев, уговаривая хана Берке не посылать карательную экспедицию на Русь и отказаться от набора рекрутов для похода в Иран. Благодаря щедрым подаркам и искусству дипломатии Александр Невский достиг успеха в переговорах с Берке. То ли благодаря его усилиям, то ли из-за напряжённой внешнеполитической ситуации, то ли ожидая встретить на Руси серьёзное сопротивление, золотоордынский хан Берке карательную экспедицию не послал.

На обратной дороге князь заболел или, возможно, был отравлен и 14 ноября 1263 г., приняв схиму (т.е. постригшись в монахи), окончил свой земной путь в Городце… Митрополит Кирилл сказал о кончине великого защит­ника Руси: «Зашло солнце земли русской!»

Историк XIX в. Сергей Михайлович Соловьев дал та­кую характеристику Александру Невскому: «Сохране­ние русской земли от татарского нашествия на востоке, подвиги за веру и землю против шведов, немцев и Лит­вы на западе доставили Александру славную память на Руси, сделали его виднее всех князей от (Владимира) Мономаха до Дмитрия Донского».