В «Петербургской газете» от 26 августа 1912 г., посвященной столетней годовщине битвы под Бородином, была опубликована заметка с названием «Тайная подготовка к уничтожению армии Наполеона при помощи «летучей машины». Автор – известный в то время деятель авиации в России генерал-лейтенант Александр Матвеевич Кованько, командовавший с 1910 г. Офицерской воздухоплавательной школой в столице.

В публикации утверждалось, что некий немецкий изобретатель Леппих предложил Александру I построить управляемую «летательную машину», чтобы, сбрасывая с нее взрывчатые вещества, уничтожить наполеоновскую армию. Утверждалось также, что государь это предложение принял, и с весны 1812 г. под Москвой началось секретное строительство такого устройства.

Весьма неожиданно мог бы завершиться поход Наполео­на в Россию, если бы воздушный ко­рабль, строившийся в глубокой тай­не под Москвой, был своевременно сооружен… А предыстория такова. Весной 1812 года к русскому посланнику в Штутгарте обратился тридцатисеми­летний уроженец Германии механик Франц Леппих. Он предложил раз­работанный им проект управляемого воздушного шара – аэростата неви­данных доселе размеров, чтобы ис­пользовать его в военных целях.

Московский генерал-губернатор Растопчин Ф.В.

Московский генерал-губернатор Растопчин Ф.В.

По замыслу Франца Леппиха, шаром с прикрепленной к нему гондолой можно было управлять с помощью машущих крыльев. Он хотел создать дирижабль и, взяв за основу эксперименты французского изобретателя Жана-Пьера Бланшара, теоретически разработал очередной вариант так называемого «махолета». Для этого Леппих придумал оригинальную систему пружинных механизмов.

Надо отметить, что вначале своё изобретение Леппих предложил Наполеону, пообещав ему, что аппарат сможет поднимать большое количество разрывных снарядов, посредством которых можно будет легко сметать целые части противника. Однако Наполеон не соблазнился столь, казалось бы, заманчивой перспективой.

Полёт воздушного шара

Полёт воздушного шара

Как известно, в 1783 г. братья Монгольфье поднялись на шаре, наполненном нагретым воздухом. В этом же году взлетел и шар профессора Шарля, заполненный водородом. Началась эра полетов, которые, однако, большей частью имели не научный, а развлекательный характер. В условиях непрерывного ведения войн французы стали подумывать об использовании достижений воздухоплавания в военных целях. В Париже были даже сформированы два отряда боевых аэронавтов. Однако в связи с неудачей военного применения шаров у немецкого города Майнц Наполеон решил отказаться от специальных разработок и потерял к ним интерес.

Франц Леппих родился в 1775 г. во Франконии, известен также как изобретатель музыкального инструмента, названного «панмелодином», с которым он гастролировал по Европе, за деньги демонстрируя его возможности всем желающим. В детстве Леппиха из-за неуспеваемости выгнали из школы. Но оказалось, что у него был природный талант изобретателя…

Замысел с аэростатом показался русскому дипло­мату настолько интересным, что он поспешил сообщить о нем импера­тору Александру I: «По сделанным расчислениям наиудобнейшие воздушные корабли могут вмещать в себя 40 человек и поднимать 12 тысяч фунтов. Леппих обещал мне построить пятьдесят та­ких кораблей в течение трех меся­цев. В числе артиллерийских пред­метов, коими он хочет снабдить их, ожидает он особливо большого дей­ствия от ящиков, наполненных по­рохом, которые, брошены будучи сверху, могут разрывом своим, упав на твердые тела, опрокинуть целые эскадроны».

Александру I это предложение показалось крайне заманчивым, так как война с наполеоновской Фран­цией вот-вот должна была вспыхнуть. По его распоряжению Леппих был приглашен в Россию. Под Мос­квой, в селе Воронцово, он присту­пил к сооружению аэростата. Граф Ростопчин, назначенный в скором времени генерал-губернатором в древнюю столицу, узнал об изобре­тателе из секретного послания Александра I.

«…Теперь я обраща­юсь к предмету, который вверяю Ва­шей скромности, потому что в отно­шении к нему необходимо соблюде­ние безусловной тайны, – писал император. – Несколько времени тому назад ко мне был прислан очень искусный механик, сделавший от­крытие, которое может иметь весьма важные последствия. Дело стоит тру­да. Поэтому я поручил его губерна­тору Обрезкову и не желал бы, что­бы еще третий кто-либо узнал об этом. Я желал бы, чтобы Леппих не являлся в Вашем доме и чтобы Вы виделись с ним где-нибудь так, что­бы это не было заметно».

Беседуя с графом Ростопчиным наедине, губернатор Обрезков поз­накомил его с подробностями ново­го изобретения, Оно крайне заинте­ресовало графа, который тут же на­писал императору: «Я еще не видел Леппиха, но завтра под предлогом, что еду к кому-нибудь обедать в ту сторону, где он находится, я поеду к нему и пробуду долго. Для меня бу­дет праздником знакомство с чело­веком, которого изобретение сдела­ет бесполезным военное ремесло, избавит род человеческий от его (На­полеона) адского разрушителя и Вас сделает решителем судеб и благоде­телем человечества».

Что же представлял собой соору­жаемый аэростат? Его оболочка име­ла рыбообразную форму. По обеим сторонам к жесткому каркасу кре­пились два маховых крыла, которые должны были приводить шар в дви­жение. О величине аэростата убеди­тельно говорят его размеры: диа­метр – 16 метров, длина – 57, объ­ем – 8 тысяч кубических метров. На изготовление оболочки потребова­лось пять тысяч аршин тафты осо­бой прочности.

Побывав в селе Воронцово, где сооружался аэростат, и познакомив­шись с изобретателем, Ростопчин писал: «Я виделся с Леппихом – это человек очень способный и хороший механик. Он разрушил все мои со­мнения насчет машины адской, ко­торая впоследствии могла бы причи­нить еще более зла человечеству, нежели сам Наполеон, если бы пос­троение шара не было бы так затруд­нительно…»

Сооружение аэростата шло пол­ным ходом. Леппих не знал покоя сам и не давал его другим. В мастер­ской работало более 100 человек. Они трудились по 17 часов в сутки. Для того, чтобы избежать разглаше­ния тайны, работы проводились то под видом сооружения земледельчес­ких машин, то постройки подводной лодки. Франц Леппих жил под име­нем Генриха Шмидта.

«Для недопущения любопытных и для охранения от злонамеренных покушений» караульную службу нес военный отряд в 160 человек. Подо­бные меры были отнюдь не лишни­ми: 12 июня войска Наполеона всту­пили на территорию России – на­чалась Отечественная война 1812 года.

30 июня Ростопчин сообщил Александру I: «Начну с важного предмета, вверенного моему попече­нию, с машины Леппиха. По его при­глашению послезавтра я отправляюсь к нему, чтобы видеть опыты в не­большом еще размере. Я совершен­но уверен в успехе… Я подружился с Леппихом, который также меня пол­юбил, а машину его люблю, как свое собственное дитя. Леппих предлага­ет мне совершить вместе с ним путе­шествие на ней, но я не могу ре­шиться на это без позволения Ваше­го величества».

В конце июля началась сборка аэростата. Леппих обещал в середи­не августа доставить его «своим хо­дом» в действующую армию. Нако­нец наступил долгожданный день испытания. Накануне, опасаясь во­лнений темного люда, повсеместно было расклеено обращение генерал-губернатора к москвичам: «Здесь мне поручено от государя было сделать большой шар, на котором 50 чело­век полетят куда захотят и по ветру, и против ветра, а что от него будет, узнаете и порадуетесь. Если погода будет хороша, то завтра или после­завтра ко мне будет маленький шар для пробы. Я вам заявляю, чтоб вы, увидя его, не подумали, что это от злодея (Наполеона), а он сделан к его погибели».

Ожидалось, что все работы по строительству «летательной машины» завершатся к 15 августа. К этому сроку была подготовлена в полном составе команда для управления машиной и производства бомбометания. В Воронцово завезли в качестве авиационных бомб ящики с взрывчатым веществом, предназначенные для сбрасывания на французский военный штаб. Намеченный срок приближался, но окончанию строительства машины не было видно и конца… Тогда Леппих, чтобы хоть как-то выйти из создавшегося затруднительного положения, придумал запустить маленький экспериментальный шар, который, по словам изобретателя, должен был подтвердить правильность проекта «летательной машины» и осуществимость ее боевого полета.

Однако испытание аэростата ока­залось неудачным. Рессоры, которые должны приводить в движение крылья, не выдерживали нагрузки и ломались. Леппих объяснял это плохим качеством железа. По распоря­жению Ростопчина ему доставили лучшее английское железо. Но и оно не выдержало нагрузки. Наконец Леппих потребовал железо, из кото­рого изготавливаются математичес­кие инструменты. Были скуплены все инструменты, какие только удалось найти. Результат оставался таким же.

Кроме того, оказалось, что для изготовления машины ему нужно свыше 5000 аршин (3560 метров) плотной тафты. Эту ткань вынуждены были изготавливать в течение двух недель буквально все работники фабрики купца Куприякова. Такой необыкновенно большой и срочный заказ пришлось прикрывать легендой об изготовлении пластырей для военного ведомства. Требовавшиеся изобретателю материалы были не только дефицитными, но и весьма дорогими. Тафта, например, стоила 20 000 рублей. Купорос для получения газа обошелся в 50 000 рублей. На такую же сумму была поставлена инструментальная сталь.

Уже отгремело Бородинское сра­жение. Неприятельская армия при­ближалась к Москве, но аэростат так и не был готов. 29 августа Ростоп­чин сообщал Александру I: «С прискорбием извещаю Ваше величество о неудаче Леппиха. Он построил шар, на котором должны были находиться пять человек, и на­значил мне час, когда он должен был подняться. Но вот прошло пять дней, и ничего не готово. Вместо десяти часов, как он говорил, едва он успел наполнить его газом в три дня. Шар не поднимал и двух человек. Большая машина не готова, и, кажется, надо отказаться от надежды на успех».

При подходе наполеоновской ар­мии к Москве аэростат и все обору­дование были вывезены на подводах в Нижний Новгород. Французы на­шли в селе Воронцово лишь остатки строительных материалов. Осмотрев их, военная комиссия пришла к за­ключению: здесь сооружались воздушный шар или адская машина. Началось расследование, которое в конце концов сумело установить ис­тину.

«Недалеко от Москвы по прика­занию Александра I строился чудовищных размеров воздушный шар, – писал в своем дневнике адъютант Наполеона граф Ф. П. де Сегюр. – Главное назначение этого крылатого аэростата заключалось в том, чтобы парить над французской армией, отыскать ее начальника и уничто­жить, обрушив на него целый дождь огня и металла. Наполеон приказал арестовать 28 человек, участвовавших в сооруже­нии аэростата, 10 из них – расстрелять, а также сжечь остатки гондолы и село, где шар строился».

Только в ноябре, уже в Ораниен­бауме, что под Петербургом, Леппих закончил, наконец, сооружение шара. Изобретение, на которое было затрачено более 180 тысяч рублей (по другим источникам около 320 тыс.), оказалось бесполезным: аэростат поднимался на 10-12 метров от земли, но двигаться против ветра не мог. Как установили специалисты в сере­дине XX столетия, для полета аэрос­тата понадобился бы двигатель мощ­ностью более 100 лошадиных сил.

Чтобы оценить затраты России на этот проект, стоит обратить внимание на уровень цен того времени. Это были очень большие деньги. К примеру, Дурова Н.А., прибыв в феврале 1808 г. под именем корнета Александрова на военную службу, купила себе лошадь за 100 рублей серебром (400 рублей ассигнаци­ями), и она ей не очень нравилась…

Из одноименной статьи А. Корнеева, из книги «Вся Россия. Сборник»,  выпуск 1, М., «Московский писатель», 1993 г., с. 504-506.