Число жертв Гражданской войны исчисляется мил­лионами. Противоборствующие стороны совершили массу пре­ступлений против мирного населения, солдат противника и по­дозреваемых в сочувствии к противнику. Но самое известное звено в этой длинной цепи преступлений революционной поры – это расстрел семьи Николая II.

Расследование этого злодея­ния верховный правитель России Колчак А.В. поручил следовате­лю по особо важным делам Николаю Алексеевичу Соколову. После окончания Гражданской войны Соколов Н.А. перебрался в Европу и осел в Париже. Даже после гибели самого Колчака и разгрома белых, он продолжал собирать ин­формацию и опрашивать свидетелей и очевидцев. В конце кон­цов, на основе собранных материалов Соколов Н.А.  написал книгу «Убий­ство царской семьи».

Но тайна, которую пытался раскопать 42-летний следователь, была чрезвычайно опасна. В 1924 г. его нашли мертвым около своего дома. Диагноз, стандартный для загадочных и таинственных смертей: сердечный приступ…

Семья императора Александра III (пятый слева в третьем ряду - наследник Великий князь Николай Александрович)

Семья императора Александра III (пятый слева в третьем ряду – наследник Великий князь Николай Александрович)

9 (22) марта 1917 г., через шесть дней после отречения Николая II, последовал при­каз об аресте царской семьи. Арестовать Н. Романова и его семью было поручено ко­мандующему войсками Петроградского военного округа гене­ралу Корнилову Л.Г. Отрекаясь от престола, государь старался выторговать для себя и своих близких некоторые условия. Он и не предполагал, что Временное пра­вительство самым подлым образом нарушит все договоренно­сти. Требования бывшего монарха были весьма скромными:

а) беспрепятственный проезд к семье в Царское Село;
б) безопасное пребывание там до выздоровления детей (бо­левших корью);
в) проезд семьи и сопровождающих лиц до северных русских портов, чтобы оттуда уехать в Англию до окончания войны;
г) после войны возвращение в Россию для постоянного жи­тельства в Крыму в Ливадии.

Семья Николая II

Семья Николая II

Специальная комиссия, созданная Временным правительством для «расследования злодеяний царского режима», никаких преступлений не обна­ружила и вынесла вердикт о не­виновности монарха, а Николай Романов терпеливо ждал, когда комиссия убе­дится, что ничего плохого он России не сделал.

Временное правительство действительно делает запрос о возможности отъезда семьи бывшего императора в Англию. Если британское правительство ответит согласием, проблем более не будет. Английский король, Георг V – двоюродный брат Николая II. Король Англии, сначала дал разреше­ние на въезд царской семьи в Великобританию. Но в это время идет следствие, затеянное Керенским А.Ф., и уезжать нельзя.

Однако после решения комиссии англичане на запрос Керенского о возможности приня­тия царя ответили отказом… Глава Временного правительства Александр Керенский ре­шает увезти семью Романовых в Тобольск, не в Крым, где уже проживали некоторые из Великих князей и Мария Федоровна, а в Сибирь, край, куда неко­гда ссылались другие и откуда уже не возвращаются! То­больск – это глушь. Тайга. Деваться некуда, бежать тоже.

Великий князь Михаил Александрович

Великий князь Михаил Александрович

Отчего вдруг возникла необходимость перевозки семьи из Царского Села. Предлог Керенский на­шел уважительный: обеспечение безопасности венценосного семейства. В Петрограде в начале июля 1917 г. произошло неудачное большевистское выступление, поэтому царскую семью надо было обезопасить. Петроградский совет якобы постоянно пытается засадить Николая Романова в казематы и устроить над ним расправу…

С приходом к власти большевиков их правительство почти сразу прислало в Тобольск телеграмму, что у народа нет средств, чтобы содержать царскую семью. Отныне она должна существовать на свои личные средства. Ей дается лишь квартира и солдатский паек. В то же время запрещалось тратить из своих средств больше 600 рублей в месяц на человека. Со стола Августейшей семьи быстро исчезли сливки, масло, кофе, сладкое. Сахара отпуска­лось полфунта на человека в месяц…

Великий князь Михаил Александрович со своей морганатической супругой

Великий князь Михаил Александрович со своей морганатической супругой

Весной 1918 г. по распоряжению советского правительства Августейшая семья была перевезена в Екатеринбург, где, находясь под арестом, жила в «Доме особого назначения» – доме Ипатьева. Это был особняк военного горного инженера Ипатьева Н.И., реквизированный Советами. Вместе с семьёй Романовых проживали ещё пять человек: доктор Боткин Е.С., камер-лакей Трупп А.Е., горничная Демидова А.С., повар Харитонов И.М. и поварёнок Сиднёв. В доме Ипатьева царская семья провела более двух месяцев.

4 июля 1918 г. начальником охраны царской семьи был назначен член коллегии Уральской областной ЧК Юровский Я.М. В начале июля 1918 г. уральский военный комиссар Голощёкин Ф.И. (Исакович) отправился в Москву для решения вопроса о дальнейшей судьбе царской семьи. Уралсовет на одном из своих заседаний принял постановление о расстреле Августейшей семьи.

Конечно, невозможно даже допустить, чтобы Ленин В.И. или Свердлов Я.М. не были в курсе готовящейся расправы. По мнению Троцкого Л.Д. «Ильич считал, что нельзя оставлять нам им (белым) живого знамени, особенно в нынешних трудных ус­ловиях!» Но убийство монарха – это очень серьезно. Это сердцевина, это апогей любой революции. После этого и вправду назад уже пути нет.

Около 12-ти часов ночи 16 июля 1918 г., когда Августейшая семья уже спала, сам Юровский разбудил её и потребовал под оп­ределенным предлогом, чтобы царская семья и все, кто был с ней, сошли в нижний этаж. Алексея Николаевича нес на руках Государь Император. Предлог, под которым Юровский заманил Августейшую семью в нижний этаж дома, состоял в необходимости якобы отъезда из Екатеринбурга.

Посередине комнаты сели Госу­дарь Император и Алексей Николаевич. Рядом с ним стоял доктор Боткин. Сзади них у самой стены стояли Государыня Императрица и с нею три Княжны. Как только произошло это размещение, в комнату, где уже были Юровский, его помощ­ник Никулин и Медведев, вошли ещё десять че­ловек, приведенных Юровским в дом. Все они были вооруже­ны револьверами…

Императрица внимательно смотрела на вошедших чекистов. Доктор Боткин слегка кашлянул и, прикрыв рот ла­донью, машинально погладил бороду и усы. Николай Романов молчал. Яков Юровский покачал головой и достал из кармана лис­ток бумаги. Едва взглянув в него, он поднял глаза и посмот­рел прямо в лицо бывшему императору.

– Ваши родственники хотели Вас спасти, но им этого не пришлось и мы должны Вас расстрелять сами.

Глаза Николая Романова расширились от ужаса:

– Что? Что?

– Вот что, – усмехнулся Юровский и навел револьвер прямо на голову Николая Романова. Рядом раздались выстре­лы других палачей … Смерть всех была моментальной, кроме Алексея Нико­лаевича и княжны Анастасии Николаевны. Алексея Нико­лаевича добил из револьвера Юровский. Княжну – приколо­ли штыками. Наследнику было четырнадцать. Совсем ребенок. Анаста­сия Николаевна – еще не сложившаяся до конца 16-летняя девушка-подросток. Застенчивая, чуть полная.

Когда злодеяние было совершено, трупы Августейшей семьи и всех других были тут же положены в грузовой авто­мобиль, на котором Юровский вместе с некоторыми своими помощниками увёз их за город Екатеринбург, в глухой рудник… В живых остался только Лёня Седнёв, отосланный накануне из Ипатьевского дома.

Трупы несчастных Николая Романова и его детей уничтожались с огромной тщательностью, и их найти не удалось вплоть до наших дней. Но сам факт убийства был официально зарегистрирован и расследован следователем Со­коловым. В итоге, упрятав тела, сам факт злодейства скрыть не удалось.

Белые наступали, говорят нам историки, вот убийцы и торопились, потому и не успели замести следы. Главная ударная сила – Чехословацкий корпус наступал не спеша. Удивитель­но «рвались» доблестные чехи к дому инженера Ипатьева! Пала Тюмень, уже взяты все крупные города вокруг, а Екате­ринбург, где находятся Романовы, никто не занимает! Не идет никто спасать семью Николая II! Обходят, сторонясь, Екате­ринбург. С юга занимают города Кыштым, Миасс, Златоуст и Шадринск. Чехословаки вступают в город лишь через де­вять дней после казни Романовых.

На стене комнаты Ипатьевского дома, где была расстреляна семья Николая II есть надпись: «Belsatzar ward in selbiger Nacht Von seinen Knechten umgеbracht». (В эту ночь Валтасар был убит своими холопами).

Однако бумеранг ударил и по «холопам». Свердлов Я.М. на время работы VIII Съезда был послан в провин­цию и на обратном пути «заболел», а вскоре и умер при загадочных обстоятельствах в возрасте 33 лет. Не исключено, что он был убит, так как не было проведено вскрытия. У Юровского Я.М. к моменту сталинских чисток была жуткая язва желудка. Его не арестовали, а ос­тавили мучительно умирать. Зато его дочь Римма была арестована и отсидела в сталинских лагерях двадцать лет.

Голощекин Ф.И. руководил раскула­чиванием в Казахстане, где на его совести тысячи жизней. На момент ареста – Главный государственный арбитр СССР. Расстрелян в 1941 г. Белобородов А.Г. На момент ареста – уполномоченный Наркомата внутренней торговли СССР. В отличие от Юровского, его заби­рают, невзирая на состояние здоровья. Не спасает даже запущен­ный рак горла – Белобородов практически не мог есть. Расстрелян в 1938 г.

Войков (Вайнер) П.Л. именно он, химик по образова­нию, привез кислоту, с помощью которой были уничтожены тела невинно убиенных Романовых. Согласно расследованию фактов убийства заочно приговорен белыми к высшей мере наказания. С октября 1924 г. – полномочный представитель в Польше, где смертный приговор был приведен в исполнение в 1927 г. белоэмигрантом Борисом Ковердой. Видимо, именно в память об участии в звер­ском убийстве императорской семьи до сих пор его имя носит мо­сковская станция метро «Войковская».

Надо отметить, что кроме семьи бывшего императора Николая II, были уничтожены все члены Дома Романовых, оставшиеся после Октябрьского переворота в России. В том числе и младший брат Николая Романова – Михаил, в пользу которого бывший государь подписал отречение.

В марте 1918 г. Михаил Романов был выслан в Пермь, где местный Совдеп его арестовал. Великому князю разрешено было жить под надзором ЧК в гостинице «Королевские номера». В ночь с 12 на 13 июня 1918 г. в начале первого часа ночи к Михаилу Романову явились трое вооруженных неизвестных в солдатской форме. Они предъявили ему какой-то ордер на арест, увезли в Мотовилиху, на завод, лежащий в нескольких километрах от Перми. Там Михаила Романова и его секретаря Джонсона убили. Трупы бросили в заводскую доменную печь.

В Алапаевске, уездном городе Пермской губернии, в ссылке собирают других Романовых: Великую княгиню Елизавету Фёдоровну (родная сестра русской императрицы), Великих князей Сергея Михайловича, Иоанна, Игоря и Константина. Последним узником Алапаевска был князь Владимир Палей (внук императора Александра II от второго брака).

После расстрела семьи Николая Романова, на следующий день, 18 июля наступил черёд алапаевских узников. Убийцы разбудили их, говоря, что к городу приближаются те же белые и чехословаки. У подъезда ожидали крестьянские повозки. Романовым объяснили, что это для их перевозки в другое место, где они будут в безопасности. Рядом с Алапаевском находятся старые заброшенные шахты. Туда Романовых и повезли.

Убийцы решили даже не тратить па­троны, и несчастных стали забивать дубинами. Великий князь Сергей Михайлович, поняв, какая участь всех ждет, оказал со­противление и был прикончен револьверным выстрелом в го­лову. Остальных еще живыми кинули в шахту. Сверху, чтобы обрушить ее стены, бросили гранату. Смерть несчастных бы­ла мучительной…

Город Алапаевск был занят белыми почти через три месяца после убийства, в сентябре 1918 г. И опять тот же колчаковский следователь Соколов достаточно быстро, с помощью жителей, обнаружил трупы убитых. Тела найдены, факт гибели и зло­дейского способа умерщвления запротоколирован.

Очередной декрет, посвященный членам правящей династии, был опубликован в петроград­ской «Красной газете» 26 марта 1918 г. Великие князья Николай Михайлович, Дмитрий Михайлович, Дмит­рий Константинович и Павел Александрович Романовы высы­лались из Петрограда. В июле они были арестованы, а в авгу­сте посажены в Петропавловскую крепость.

Потом произошло убийство Урицкого и покушение на Ленина. На свет появится  декрет о «красном терроре». 6 сентября 1918 г. газе­та «Северная коммуна» опубликовала первый список залож­ников, которые подлежали расстрелу в случае, если будет убит кто-либо из советских работников.

Арестованные Романовы первые в этом списке. При такой очеред­ности ждать расстрела долго не придется. Максимум неделю, минимум дня два или три. Однако Великие князья, ждали своего расстрела пять месяцев? Если все заложники будут так долго сидеть в кутузках, то вся большевистская машина при­нуждения встанет. Тюрьмы должны освобождаться быстро. Нечего «контриков» кормить – здесь не санаторий, а место, где вершат пролетарское правосудие. А Великие князья, с ко­торыми «и так все ясно», все сидят и едят народные харчи.

«Странная» во­локита ЧК была исправлена. 29 января 1919 г. четверо Великих князей из Дома Рома­новых были расстреляны в Петропавловской крепости…

Статья написана по материалам книги Н. Старикова «Ликвидация России. Кто помог красным победить в Гражданской войне?», изд. «Питер», 2012 г.