Война продолжалась полтора года и оказалась бесслав­ной для России. Власть находилась в состоянии оцепенения; никто не мог предположить, что война, которая по всем предварительным предположениям должна была быть непродолжительной, за­тянулась так надолго и оказалась столь неудачной.

Импера­тор Николай II долго не соглашался признать дальневосточный провал, считая, что это лишь временные неудачи и что России надлежит мобилизовать свои усилия для удара по Японии и восстановления престижа армии и страны. Он несомненно хотел мира, но мира почетного, такого, который могла обес­печить только сильная геополитическая позиция, а она была серьезно поколеблена военными неудачами.

К концу весны 1905 г. стало очевидным, что изменение военной ситуации возможно лишь в отдаленном будущем, а в ближайшей пер­спективе надлежит незамедлительно приступить к мирному разрешению возникшего конфликта. К этому вынуждали не только соображения военно-стратегического характера, но, в еще большей степени, осложнения внутренней ситуации в России.

Первые шаги, направленные к заключению мира, были предпри­няты Францией и США еще в 1904 г. Однако они не привели к по­ложительным результатам. Ни Япония, ни Россия тогда не согла­сились на прекращение войны.

Лишь по настойчивому требованию Японии президенту США Теодору Рузвельту удалось в июне 1905 г. выполнить роль посред­ника и уговорить обе стороны приступить к мирным переговорам. Министр ино­странных дел России граф Ламздорф В.Н. начал формировать группу российских представителей, в которую должны были войти известные дипломаты и политики во главе с председателем Комитета министров Витте С.Ю. Когда же 11 июня 1905 г. список попал к императору, он сделал пометку «только не Витте».

Однако желающих войти в состав деле­гации, которая должна была отстаивать и защищать интере­сы проигравшей стороны, было мало. Многие под тем или иным предлогом уклонились от участия, и 29 июня царь подписал указ о назначении Витте С.Ю., бывшего всегда противником войны с Японией, первым уполномо­ченным. Получив соответствующие инструкции от государя, Витте 6 июля 1905 г. вместе с группой экспертов по дальневосточным делам выехал в США.

Переговоры о мире между Россией и Японией велись в маленьком приморском городке Портсмуте (США). Они начались 27 июля и закончились 23 августа (5 сентября) 1905 г. подписанием мира. Главой русской делегации был назначен Витте, японской – министр иностранных дел Комура.

Ситуация для российской стороны осложнялась не толь­ко военно-стратегическими поражениями на Дальнем Восто­ке, но и отсутствием предварительно выработанных условий возможного соглашения с Японией.

Глава делегации лишь получил указание ни в коем случае не соглашаться ни на какие формы выплаты контрибуции, которую никогда в ис­тории Россия не платила, и не уступать «ни пяди русской земли», хотя к тому времени Япония и оккупировала уже южную часть острова Сахалин. Рассчитывая на поддержку Англии и США, Япония заняла первоначаль­но в Портсмуте жесткую позицию, потребовав в ультиматив­ной форме от России полного ухода из Кореи и Маньчжурии, передачи российского дальневосточного флота, выплаты кон­трибуции и согласия на аннексию Сахалина.

Но союзники Японии – Англия и США, хотя и содействовали японской победе над Россией, не желали, чтобы она широко воспользовалась своей победой и стала един­ственной господствующей державой в Корее, Маньчжурии и Север­ном Китае. В свою очередь Россия упорно и настойчиво отстаивала свои интересы на Дальнем Востоке и не хотела идти на полную капитуляцию.

«Конференция все затягивалась, и дважды члены ее «укладывали и раскладывали чемоданы». Между тем американские церкви и пресса становились все более на сторону России. В печати все чаще стали раздаваться голоса, предостерегавшие от опасности, которая может уг­рожать интересам Америки в Тихом океане при чрезмер­ном усилении Японии…

Под давлением изменившегося общественного мнения, президент счел необходимым по­слать телеграмму микадо о том, что «общественное мне­ние США склонило симпатии на сторону России» и что «если портсмутские переговоры ничем не кончатся, то Япония уже не будет встречать в США того сочувствия и поддержки, которые она встречала ранее». Несомненно, это заявление оказало влияние на ход переговоров». (А.И. Деникин «Путь русского офицера», М., «Современник», 1991 г., с. 163).

Несмотря на огромные поражения, русская армия к моменту заключения мира в количественном отношении превосходила японскую, а японские материальные ресурсы не могли выдержать дальнейшего продолжения войны. Хорошо это понимая, японские государственные деятели постепенно отсту­пились от целого ряда оскорбительных для России требований. Однако переговоры несколько раз были на грани срыва, и только благодаря усилиям главы русской делегации удалось достичь положительного результата.

Русской делегации удалось в итоге добиться почти невоз­можного: удачного завершения трудных переговоров с бла­гоприятным результатом. В этом огромная заслуга Сергея Юльевича Витте. 23 августа стороны заключили соглашение. В соответствии с ним Россия уступала Японии арендные права на территории в Южной Маньчжурии, южную часть острова Сахалин. Линией границы здесь стала 50-я параллель се­верной широты. Договором устанавливалось, что право собственно­сти сохранялось за русскими подданными на всех территориях, пе­редаваемых Японии.

С потерей южной части Сахалина под контролем Японии оказались связи с русски­ми владениями на крайнем северо-востоке страны, расположен­ными на Камчатке и на Чукотке. Россия лишалась свободного выхода в Тихий океан.

Россия признавала Корею сферой японских инте­ресов. С согласия Китая Россия уступала Японии аренду Ляодунского полуострова с Порт-Артуром. Кроме этого, Россия должна была безвозмездно передать Японии желез­ную дорогу между Чанчунем и Порт-Артуром и принадлежавшее этой дороге различное имущество. В договоре подчеркивалось, что Россия и Япония обязуются эксплуатировать железные дороги, принадлежавшие им в Маньчжу­рии, исключительно в коммерческих, промышленных и ни в коем случае не в стратегических целях.

Вместе с тем в дополнение к этой статье говорилось, что Россия и Япония сохраняют за собой право содержать на железных дорогах в Маньчжурии военную охрану из расчета 15 человек солдат на 1 км пути.

Стороны обязались вывести войска из Маньчжурии, не препятствовать свободе море­плавания и торговли. Япония приобрела бесконтрольный рыболовный промысел в российских дальневосточных водах. Россия и Япония взаимно обязывались после установления раз­ницы в расходах на содержание военнопленных оплатить эту раз­ницу друг другу.

Однако правая русская общественность сурово обвиняла Витте  за его якобы «преступную уступчивость» и заклей­мила его злой кличкой «граф Полусахалинский». Об­винение совершенно несправедливое, в особенности при­нимая во внимание, что уступка половины Сахалина сде­лана была велением государя, не по настоянию Витте. Он проявил большое искусство и твердость в переговорах и сделал все, что мог, в тогдашних трудных условиях.

Портсмутские договоренности стали несомненным успехом России, ее дипломатии. Они во мно­гом походили на соглашение равноправных партнеров, а не на договор, заключенный после неудачной войны. Таким образом, Портсмутский договор, закрепляя за Японией значительные победы, сохранял и за Россией ряд ее пре­имуществ на Дальнем Востоке.