Дипломатические особняки Москвы

«История домов бывает подчас интереснее человеческой жизни. Дома долговечнее людей и бывают свидетелями нескольких людских поколений. Я уверен, что если бы восстановить во всей полноте историю какого-нибудь дома, проследить жизнь всех его обитателей, узнать их характеры, описать события, какие в этом доме происходили, то получился бы социальный роман, может быть, более значительный, чем романы Бальзака», — писал К.Г. Паустовский.

Внутри всем известной официальной Москвы существует город, о котором почти никто ничего не знает. Город, где за высокими заборами полутора сотен аккредитованных в Москве дипмиссий и иностранных резиденций кипит жизнь со своими обычаями и ритуалами. Это неудивительно: посольство — особый мир, в котором жизнь идет по своим законам и в который могут заглянуть только избранные.

Читать далее »

Солдатские военные судьбы

Освободил 270 военнопленных

Мой отец Якуб Ходжаевич Махмудов (1910-1996) родился в Ташкенте. Закончил Ивановский медицинский институт в 1937 году, служил по специальности в армии. Воевал до октября 1941-го, пока в районе Тихоново-Устиново не получил сквозное пулевое ранение живота и попал в госпиталь, который вскоре был захвачен фашистами.

Прошел несколько концлагерей: в Малоярославце, Медине, Юхново, Уничах. В лагере города Клинцы был назначен старшим врачом, кроме него там было еще шесть медиков. Установил связь с партизанскими отрядами имени Жукова и «Вперед».

Читать далее »

Жизнь советских людей в годы ВОВ

Марфа Сергеевна и Максим Васильевич Лисичкины расстреляны за помощь партизанам

В лесу, на границе Калужской и Смоленской областей, недалеко от города Юхнова, находится одинокая, но ухоженная могила Марфы Сергеевны и Максима Васильевича Лисичкиных. Они — самые обычные крестьяне из деревни Лужки, располагавшейся в 5 км западнее большого поселка Климов Завод, что на автодороге Юхнов — Вязьма… Перед войной в деревне было более сотни домов, а местные крестьяне выращивали для страны отличные урожаи высокосортного льна.

…Осенью 1941 года в Лужки вошли передовые части немецкой армии, ведущей наступление на Москву. Правильно говорится в русской пословице: «В семье не без урода», нашлись и предатели, желавшие выслужиться перед незваной властью. Один из самых рьяных и старательных был назначен фашистами деревенским старостой. Нелегко было терпеть жителям бесчеловечное обращение и тяготы жизни в условиях вражеской оккупации.

Читать далее »

Майор Евгений Васильевич Стрельников

Привожу воспоминания Валерия Стрельникова о его родителях и военном детстве.

«Мой отец Евгений Васильевич Стрельников (1905-1978) был с детства очкариком, работал учителем в Воронеже, до войны проходил командирские сборы. Мобилизован в первый день войны. Мне тогда было всего 7 месяцев. Вначале работал на мобилизационном пункте Воронежа в цирке, а когда положение под Москвой стало критическим, сразу попал на передовую, Первый свой бой принял 17 декабря 1941 года командиром стрелкового взвода под Москвой, где и был первый раз ранен. В дальнейшем участвовал в Великолукской и Белостокской операциях, форсировал реку Нарев, штурмовал Кенигсберг. Во время боев за Кенигсберг был тяжело ранен, но поправился и вернулся в строй.

Читать далее »

Корреспондент Сергей Гладышев в Севастополе

Сергей Гаврилович Галышев (1903-1942) прибыл с Балтфлота. В его анкете, сохранившейся в отделе кадров «Известий», в графе «Когда и откуда прибыл» -автограф: «В Москве с 1935 года, прибыл с Балтфлота». И вот в этом, не анкетно гордом — «прибыл с Балтфлота» — вся суть человека.

Русоволосый, голубоглазый крепыш ходил по редакционным коридорам, будто по корабельной палубе — вразвалочку, основательно. Держался независимо, смотрел прямо — глаз не отводил. Обид не спускал, на добро отвечал добром. Жадно учился газетному ремеслу, понимая, что опыта краснофлотской газеты да семинаров института журналистики тут маловато.

Читать далее »