Архив рубрики ‘ Русские

Русские гусарские полки в наполеоновских войнах

Сейчас слова «гусарский характер», «гусарствовать», «настоящий гусар », пришедшие к нам из прошлых веков, нередко употребляются в ироническом смысле или даже для осуждения. Когда-то они имели совершенно другое, прямое значение. Так говорили о людях, которые не терялись ни при каких обстоятельствах, могли всегда действовать быстро, напористо, смело. И таких людей было немало, потому что служба в легкой кавалерии требовала от солдат и офицеров именно этих качеств.

В отличие от тяжелой (кирасиры) и средней (драгуны) конницы, выступавшей на поле боя большими массами, в шеренгах и сомкнутых строях, гусары часто действовали небольшими отрядами. Они вели разведку, несли боевое охранение, выставляли передовые посты, совершали рейды и набеги на тылы и коммуникации противника. Такие задачи были по плечу лишь отчаянно храбрым всадникам с высокой индивидуальной подготовкой в верховой езде, умевшим отлично владеть как холодным, так и огнестрельным оружием.

Читать полностью »

История русских гусарских полков к 1812 году

Петр Великий считал необходимым завести в своей регулярной армии легкую конницу. В 1707 г. он поручил сербскому выходцу Апостолу Кичичу набрать в южной России и в Малороссии из валахов, сербов и молдаван 300 человек «добрых и искусных людей при восьми офицерах». Они-то и образовали гусарскую команду, получившую название «Валашская хоронгвия».

Во время войны с Турцией в 1711 г. число гусар увеличилось: набрали шесть валашских полков и две хоронгвии. Но никаких сведений о численности, организации, снаряжении и вооружении этих частей не сохранилось. Неизвестно также, в каких боевых действиях они принимали участие. Поскольку эти полки были наемными, то их содержание обходилось казне очень дорого и после Прутского похода (1711 г.) их распустили.

Читать полностью »

27 января 1812 года император Александр I подписал Указ об «Учреждении военного министерства». Согласно «Учреждению» в составе нового министерства была образована Особенная канцелярия. Директором этой канцелярии был назначен флигель-адъютант полковник Алексей Васильевич Воейков, который в начале своей военной карьеры был ординарцем Суворова А.В.

Канцелярия имела определённый штат сотрудников — директор, три экспедитора и один переводчик, которые должны были решать секретные задачи. Результаты деятельности чинов Особенной канцелярии не включались в ежегодный отчёт Военного министерства, а круг обязанностей её сотрудников определялся «особоустановленными правилами».

Читать полностью »

Русские поэты о войне 1812 года

«В половине 1812 года грянул гром, — отмечал обо­зреватель в журнале «Сын Отечества» за 1815 год, — и литература наша сначала остановилась совершенно, а потом обратилась к одной цели — споспешествованию Отечественной войне. В продол­жение второй половины 1812 года и первой 1813 года не только не вышло в свет, но и не написано ни одной страницы, которая не имела бы предметом тогдашних происшествий».

Не только взрослые — дети жадно следили за событиями. Как вспоминал декабрист Пущин И.И., «жизнь наша лицейская сли­вается с политической эпохой народной жизни русской: пригото­влялась гроза 1812 года. Эти события сильно отразились на нашем детстве.., мы провожали все гвардейские полки, потому что они проходили мимо самого Лицея, мы всегда бывали тут при их по­явлении, выходили даже во время классов, напутствовали воинов сердечной молитвой, обнимались с родными и знакомыми. Усатые гренадеры из рядов благословляли нас крестами. Не одна слеза была тут пролита…

Читать полностью »

Русские у Березины

Сегодня вниманию читателей предлагается отрывок из произведения барона  Левенштерна В.И., писателя, участника Отечественной войны 1812 г. «Ведя, таким образом, непрестанную борьбу с поздним временем года и с тысячью лишений, мы дошли до Бе­резины. У нас в каждом эскадроне было не более соро­ка или пятидесяти человек, способных сражаться.

Ло­шади выбились из сил, так как они давно уже страдали от недостатка фуража, истребленного неприятелем, ко­торый, подобно саранче, уничтожал все по пути; един­ственным кормом для наших лошадей служила солома с крыш, за которой приходилось ездить верст за десять или пятнадцать. Фельдмаршал изредка посылал нам транспорт овса или сухарей; это было всегда для нас настоящим праздником; без этой поддержки у нас было бы погибших не менее, чем у французов.

Читать полностью »