Архив рубрики ‘ Армия

Реформы в военном ведомстве 1856-1876 годов

За окончанием ряда реформ, следовавших непосредственно после Восточной войны, численный состав русской армии был приведен к 1862 г. к таким размерам действующих войск: в мирное время — 520 922 чел.; в военное время — 644 117 чел.; резервных в мирн. время — 81 460 чел.; в военное время — 390 278 чел.; запасных в мирн. время — 81 460 чел.; в военное время — 173 534 чел.; местных в мирн. время — 162 422 чел.; в военное время — 168 325 чел.; образцов, и учебн. в мирн. время — 1113 чел.; в военное время — 1113 чел.; особых частей в мирн. время — 32 662 чел.; в военное время — 32 362 чел. Итого в мирн. время — 798 579, в военное время — 1 410 029 чел.

Состав всей регулярной армии увеличивался по штатам военного времени почти вдвое, причем действующие части возрастали на 1/2, резервные — более чем в 4,5 раза, а запасные формировались вновь. Для пополнения этих 3 категорий войск требовалось 605 тыс. солдат, а в запасе состояло всего 242 тыс. чел.; следовательно, приходилось взять из населения ок. 370 тыс. рекрут, что должно было вести как к ослаблению боевой силы армии, так и к затруднению всего населения.

Читать полностью »

При вступлении на престол императора Александра II русские вооруженные силы переживали критический момент, обыкновенно являющийся последствием неудачной войны, — приходилось организовывать вооруженные силы почти заново.

Прежде всего, хотелось немедленно устранить самые чувствительные недостатки и удовлетворить насущные запросы армии, стоявшей лицом к лицу к почти поголовно враждебной нам Европе. В этом отношении больше всего высказал главнокомандующий гвард. и гренад. корпусами генерал-адмирал граф Ридигер, представивший императору 3 своих записки о существовавших в армии недочетах с предложением соответствующих мероприятий к их устранению.

Читать полностью »

О военных

Ах, как мелькали мундиры!
(Знай — только головой кружи.)
Кавалергарды, кирасиры,
И камергеры, и пажи.

Н. Агнивцев

Глубокий отпечаток на внешний облик города, его жизнь и быт накладывало то обстоятельство, что в Петербурге стояла гвардия, другие военные части, было много военных учреждений и военных учебных заведений. Гвардия считалась опорой престола, красой и гордостью империи. В наше время, после 1905 года, эта опора стала призрачной. Меркла и в наших глазах краса армии, которой любовались и верили в ее боевую готовность.

Читать полностью »

Военные поселения

Имя Аракчеева получило особенную известность и приобрело ненависть главным образом во время создания военных поселений. М.А. фон Визин в своих записках отмечает, что «ничто столько не возбуждало негодования общественного мнения против Александра, не одних либералов, а целой России, как насильственное учреждение военных поселений».

Родоначальником мысли об этом учреждении не был граф Аракчеев; по свидетельству историка Шильдера Н.К., идея эта всецело принадлежит Александру I. Мысль о целесообразности военных поселений для России пришла Государю после прочтения статьи ген. Сервана: «Sur les forces frontiers des etats». Статья была переведена кн. Волконским на русский язык (для Аракчеева, который не знал французского языка), причем были оставлены против текста белые страницы для собственноручных пометок Государя.

Читать полностью »

После заграничных походов в характере Александра I произошла резкая перемена: с первых дней своего царствования императору пришлось тратить немало сил на различные административные реформы в России. С 1805 года начинается напряженная борьба с Наполеоном; в 1812 году Государь своей непримиримой борьбой с Наполеоном показал удивительную твердость характера; заграничные походы отняли у Александра I массу сил, потраченных на улаживание всевозможных трений между союзниками; в этом отношении особенно тяжел был поход 1814 г., где Австрия открыто уже мирволила Наполеону, а благополучный для коалиции исход кампании был всецело обязан Александру.

Скромный, но руководивший всеми, ласковый и всегда ровный, любивший больше всего свои войска, с ними сроднившийся, император в это время находился на вершине своей славы и был несомненно первым человеком в Европе. Захваченный всецело сначала идеей ниспровержения европейского тирана Наполеона, а затем ловко увлеченный Меттернихом мыслью искоренить в Европе революционные идеи, Александр I надолго увлекается ролью судьи европейских дел, навсегда отвлекаясь от своих прежних светлых идеалов в деле перестройки своего государства.

Читать полностью »