Николай Семенович Ильинков должен был погибнуть одиннадцать раз, падая в горящем самолете на землю. Да, видимо, он заговоренный, другого объяснения нет. Мама за него очень сильно молилась, вот и вымолила защиту своему сыну на Небесах. Близкие и друзья называли его не иначе как «Бессмертный». В 95 с лишним лет он ходил так, будто летал, – быстро и стремительно.

Гвардии младший лейтенант Николай Ильинков в годы Великой Отечественной — заместитель командира эскадрильи по связи, стрелок-радист 124-го гвардейского бомбардировочного авиационного Ленинградского Краснознамённого полка, в качестве воздушного стрелка совершил 101 успешных боевых вылетов, а также около 30 боевых вылетов совершил в качестве штурмана. Участвовал в 58 воздушных боях, лично сбил 5 истребителей противника и 8 истребителей в групповом бою. Четыре раза летчик Ильинков выбрасывался с парашютом из горящего самолета.

Один раз зацепился за пулемёт, долго летел, привязанный к  самолёту, чуть не сгорел, но как-то отцепился. Второй раз прыгнул, летит в воздухе «солдатиком», а парашют не раскрыл. Потом дёрнул, парашют раскрылся, он остался жив. Третий раз прыгнул, всё нормально. Но тут – 2 истребителя, и у него в куполе 32 пробоины. К счастью, купол не загорелся. Николай Ильинков трижды был ранен и один раз контужен, имеет 5 боевых орденов: Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1 и 2 степеней, Красной Звезды, и 22 медали.

«Мой дедушка Николай Семенович Ильинков родился 22 мая 1919 году в крестьянской семье на Смоленщине, – написала о герое его внучка Алена Стефаненкова. — Через два года бандиты убили его отца. Закончил 7 классов школы. В сентябре 1939-го по комсомольскому набору пошел в Омское летно-техническое училище. Через полтора года их выпустили досрочно. Получил воинскую специальность штурмана, начальника связи. При окончании училища присвоили звание – старшина, попал в 10-й скоростной бомбардировочный авиационный полк в Гатчине.

Летчик Николай Ильинков

Летчик Николай Ильинков

Летали на средних скоростных бомбардировщиках. Экипаж — три человека: летчик, штурман и стрелок. В мае 1941-го полк перебазировался в летние лагеря, в 60 км от Ленинграда. 22 июня в четыре часа подняли по тревоге, и из палаток — прямо к самолетам. В первые дни войны помогали наземным войскам под Псковом, в Прибалтике. 4 июля разведка доложила о продвижении большого количества техники и живой силы противника в районе города Остров».

«Полк получил приказ приостановить его, — вспоминает Николай Семенович. — Нашу эскадрилью повел опытный летчик Леонид Васильевич Михайлов. На подходе к цели его самолет загорелся. Сбросили бомбы, и тут же на нас насели фашистские истребители. Наш экипаж смог подбить один из самолетов врага… Вдруг слышу по рации голос Михайлова, чей самолет стремительно терял высоту, — он обращался к нашему командиру: «Миша, принимай командование. Мы идем, как Гастелло. Прощайте!» И на наших глазах направляет свою машину к мосту через небольшую речушку, где скопилось множество солдат и техники. Взрыв громадной силы перемешал там все».

Ильинков в тот день летел в экипаже зам. ком. эск. М.А. Живолупа. Экипаж Михайлова совершил свой подвиг на их глазах.  И в этом же бою он сбил свой первый самолёт противника. 28 июля Николай Ильинков с самолёта СБ, бомбардировщика, сбил 2 фашистских самолёта. В истории авиации нет известных  подобных случаев, за что и получил первую свою награду — орден Ленина.

В конце 1942 года его авиаполк, как один из самых боеспособных, был переброшен под Сталинград. В ходе знаменитой Сталинградской битвы приходилось делать по два-три вылета ежедневно.

«При выполнении одного из заданий наш самолет был подбит, – возвращается  в прошлое Николай Семёнович. – Из бензобака струей ударило горючее, но машина не загорелась. Еле перетянули через линию фронта, стали высматривать площадку, чтобы попытаться сесть на фюзеляж. Нашли у дороги Калач – Сталинград. Плюхнулись. Столб снега и пыли!.. Смотрим, бегут наши солдаты и что-то кричат. Оказывается, сели-то на минное поле! Каким-то чудом самолет не взорвался. Спасибо саперам, вывели на дорогу! Провели на командный пункт 6-й танковой бригады, откуда дозвонились до своих. А там, оказывается, уже доложили, что мы погибли, и ребята готовились к вылету мстить за нас…

Затем в 1943 году в составе полка Ильинков воевал на Северном Кавказе, совершая боевые вылеты на территорию Кубани, Крыма, Северного Кавказа. А потом была Курская дуга, операции Оршанско-Витебская, «Багратион». За участие в освобождении Белоруссии полк был награжден орденом Суворова 2-й степени, дивизии было присвоено название Борисовская.

К этому времени относится такой случай. Николай заметил, что мотор их «Пешки» (пикирующий бомбардировщик Пе-2) загорелся. Пытаясь сбить пламя, они начали маневрировать в небе, но огонь все разгорался. Надо прыгать с парашютом, но внизу – сплошь немецкие части. Весь экипаж – три человека – приземлился в лесу. Вроде все тихо. Но куда двигаться? И тут вдруг мальчишки какие-то деревенские к ним подбегают, в деревне многие видели, как самолет в небе загорелся… Пацаны показали дорогу к речке, чтобы можно было по воде от собак уйти. Летчики так и сделали. Потом еще ночь в лесу прятались, пока, наконец, не вышли на нейтральную территорию. Тут их и подобрали наши солдаты, помогли добраться до авиаполка. Здесь их уже похоронили, как-никак трое суток прошло. А «покойнички» хоть и обгорелые, обросшие, грязные, но живыми вернулись! Вот уж встреча была радостная!

Николай Семенович Ильинков

Николай Семенович Ильинков

Николай Семенович освобождал Прибалтику, принимал участие в боевых действиях по разгрому группировки немцев на Земландском полуострове в районе Пиллау. Закончил войну гвардии младший лейтенант 124-го Гвардейского бомбардировочного авиационного Ленинградского Краснознаменного орденов Суворова и Кутузова полка, в составе Ленинградского фронта, блокируя Курляндскую группировку противника в мае 1945 года. 24 июня 1945 года кавалер орденов Ленина и Красного Знамени Николай Ильинков принимал участие в Параде Победы, на котором нес знамя своего полка.

В 1949 году из-за язвы желудка был списан с лётной службы в 124-ом гвардейском бомбардировочном полку, но смог устоится на службу в 51-й минно-торпедный авиационный полк КБФ. В 51-м полку 2 года отслужил начальником отдела кадров, а потом смог вернуться в 124-й гвардейский бомбардировочный полк, занимал должность начальника связи эскадрильи. Демобилизовался в 1961 году, жил в Риге. «Но каждый год на 9 мая дедушка приезжает в Москву. В душе Николай Семенович остался летчиком, ходит так, будто летает — стремительно, энергично, целеустремленно. Он должен ходить с палочкой — ведь в его позвоночнике после войны осталось четыре осколка. А он по-прежнему бодр, весел, никогда не унывает. И я хочу сказать ему: «Большое спасибо! Земной поклон тебе, дедушка», — с гордостью пишет его внучка Алена Стефаненкова.

Ещё один подвиг Николай Семёнович совершил уже в мирное время. Только благодаря его настойчивости и энергии на месте гибели экипажа Михайлова, родного экипажа, в котором он должен был лететь, 4 июля 1941 года у деревни Рубеняты был установлен памятник героям повторившим подвиг Гастелло.

Скончался Николай Семенович Ильинков 28 февраля 2016 года.

Не менее интересна история другого Героя Великой Отечественной войны — Кравцова Бориса Васильевича.