В истории борьбы русского народа с иноземными захватчиками есть подвиг, который уже вошёл в традицию и передаётся из поколения в поколение на протяжении нескольких столетий. Это подвиг костромского крестьянина Ивана Осиповича Сусанина, совершённый ещё в Смутное время, в 1613 году. Иван Сусанин, спасший жизнь первого царя династии Романовых, завёл польский военный отряд, который искал дорогу на Кострому, где скрывался Михаил Романов, в непроходимое лесное болото. Герой был жестоко убит интервентами, но и сами враги погибли, не найдя выхода.

В 1812 году подвиг Сусанина повторил 70-летний крестьянин Семён Шелаев, в Первую мировуюСтефан Веремчук. В годы Великой Отечественной войны, в декабре 1941-го, под Ельцом, подвиг Ивана Сусанина повторил Василий Яковлевич Вобликов, уроженец села Афанасьево, которому в то время было 68 лет. С 1941 по 1945 год только по подтверждённым данным подвиг Сусанина повторили 17 человек. Савелий Угольников, Михаил Семенов, Никита Александров, Иван Иванов, Кузьма Королёв, Дмитрий Уваренков, Тимофей Дмитриев, Иосиф Филидович, Иван Цуба, Яков Доровских, Михаил Пасаманов, Анастасия Дроздова и др.

По неофициальным данным, собранным краеведами, таких случаев приводится более сотни! А сколько героев остаётся неизвестными и поныне, приходится только гадать… Среди них были и дети: Трофим Прушинский (семиклассник), Тихон Баран (1932 г.р.), Коля Молчанов (школьник), Миша Куприн (14 лет) и др.

«Иван Сусанин», худ. К.Е. Маковский, 1914 г.

«Иван Сусанин», худ. К.Е. Маковский, 1914 г.

Матвей Кузьмич Кузьмин является самым пожилым последователем Сусанина,  свой подвиг он совершил и вошёл в бессмертие на 84-м году жизни, 14 февраля 1942 года. О подвиге Кузьмина впервые стало широко известно после статьи военкора и писателя Бориса Полевого в газете «Правда». В послевоенные годы он опубликовал рассказ «Последний день Матвея Кузьмина».

Кузьмин Матвей Кузьмич

Кузьмин Матвей Кузьмич

Матвей Кузьмич родился в деревне Куракино Великолукского района Псковской области ещё до отмены крепостного права. В годы коллективизации он наотрез отказался вступать в колхоз, так и остался крестьянином-единоличником. Занимался главным образом охотой и рыбалкой, подрабатывал сторожем.

Матвей Кузьмин, которого все в округе называли дедом Кузьмичом,  жил с внуком-сиротой Васей в старой избе, стоявшей на отшибе, у леса. Он редко показывался на люди, был угрюм и неразговорчив. «Колхозники не то чтобы не любили, а как-то не понимали и сторонились его: кто знает, что на уме у человека, который чурается людей, молчит и бродит по лесам неведомо где?», — пишет Борис Полевой.

Матвей Кузьмин с семьёй дочери. Предвоенное фото

Матвей Кузьмин с семьёй дочери. Предвоенное фото

Когда Великая Отечественная дошла до великолукской земли, и фашисты захватили окрестные деревни и сёла, в Куракино встал на постой один из батальонов немецкой горнострелковой дивизии «Эдельвейс». Нужно было решить вопрос о назначении старосты из местных жителей. Немцы узнали про нелюдимого крестьянина-единоличника деда Кузьмича, чудом уцелевшего при советской власти, и решили взять его на службу. Матвея Кузьмина вызвали в правление, где расположилась немецкая комендатура. Старик поблагодарил, но от должности отказался, сославшись на преклонный возраст, глухоту и недуги. Фашисты Кузьмина не тронули, даже вернули старое ружьишко, которое он сдал по приказу коменданта.

С переходом к обороне в начале февраля 1942 года на великолукском направлении советские подразделения заняли тактически выгодные высоты и населённые пункты в предместье Великих Лук. Однако гитлеровцы с первых же дней обороны пытались большими подвижными группами отбросить наши войска и уничтожить свои оборонительные позиции. Во время одной из таких попыток Матвей Кузьмин и совершил свой подвиг.

«Последний день Ивана Кузьмина», худ. А Самсонов

«Последний день Ивана Кузьмина», худ. А Самсонов

Лыжному батальону, квартировавшему в Куракино, предстояло скрытно, без боя лесами и болотами просочиться в расположение частей 3-й советской ударной армии и с тыла атаковать наши передовые заставы, захватить деревню Першино. Чтобы справиться с этой задачей, врагам нужен был надёжный проводник, который знал бы хорошо лесные тропы и помог обойти болота. Вот тогда гитлеровцы новь и вспомнили о Матвее Кузьмине.

Деда Кузьмича вызвал командир немецкого батальона, и потребовал вывести его отряд в тыл советских огневых позиций. За эту работу Кузьмину пообещали денег, муки, керосина, а также отличное немецкое охотничье ружьё.

«Матвей Кузьмин молча стоял перед офицером, комкая мохнатую и драную баранью шапку. Взглядом знатока посматривал он на ружье, отливавшее на солнце жемчужной матовостью воронения. Офицер нетерпеливо барабанил по столу костяшками пальцев. От этого хмурого, непонятного человека зависела его судьба, судьба батальона, а может быть, и результат всей, с такой тщательностью подготовлявшейся операции. И вот теперь, следя за жадными взглядами, которые охотник бросал на ружье, офицер старался понять, что думает сейчас этот старый, угрюмый лесной человек», — подчёркивает Полевой.

Кузьмину надо было внушить врагу доверие, перехитрить его. Поэтому после долгих переговоров, показав жадность и заинтересованность, старый охотник ответил, что согласен стать проводником. А тем временем четырнадцатилетний Вася, знаками, предупреждённый дедом, быстро направился в расположение 31-й стрелковой бригады, и сообщил её командиру — полковнику С.П. Горбунову о скором подходе вражеского отряда и попросил устроить засаду и деревни Малкино.

Слух о том, что дед Кузьмич поведёт гитлеровцев в советский тыл, мигом облетел всю деревню. Односельчане с ненавистью смотрели ему в спину, на угрозы и брань он отвечал мрачной ухмылкой. Старик готовил самодельные широкие лыжи к ночному походу. Когда стемнело, горнострелковый батальон на лыжах, в полном вооружении, с пулеметами на саночках, вышел из деревни и, свернув с большой дороги, стал втягиваться в лес. Матвей Кузьмич неспешно повёл отборных егерей навстречу их погибели.
По звериным тропинкам от хаты
Шёл с врагами один на один
И твердил про себя: «Супостаты,
Вы умрёте, а мы победим!»

Долго дед Матвей кружил немцев по вековому лесу, по сугробам, по нехоженному насту, они шли всю ночь тропами и окольными дорогами, известными только старому охотнику. Наконец, к утру Кузьмич вывел фрицев на опушку и остановился на поляне перед глубоким, поросшим кустарником оврагом. Но прежде, чем гитлеровцы успели перевести дух и развернуться в боевые порядки, по ним с нескольких сторон начали бить почти в упор русские пулемёты. Немецкие солдаты в панике метались по поляне.

Памятник Герою Советского Союза М.К. Кузьмину в Москве, на станции метро "Партизанская"

Памятник Герою Советского Союза М.К. Кузьмину в Москве, на станции метро «Партизанская»

«Матвей Кузьмин стоял на холмике с обнаженной головой. Его было видно издалека. Ветер трепал его бороду, развевал седые волосы, обрамлявшие лысину. Глаза его, сузившиеся, помолодевшие, насмешливо сверкали из-под дремучих бровей. Он торжествующе следил за тем, как стадом овец, даже не пытаясь обороняться, метались немцы… Он заметил, что пулеметчики боятся его зацепить и не стреляют в сторону пригорка, на котором он стоял. Немцы тоже заметили это и старались бежать к лесу, прикрываясь пригорком. Некоторые из них, преодолевая последние сугробы, были уже близко к спасительной опушке.
Матвей Кузьмин взмахнул мохнатой шапкой и крикнул что было силы:
— Сынки! Не жалей Матвея, секи их хлеще, чтоб ни одна гадюка не уползла!»

В деда Кузьмича несколько раз в ярости выстрелил командир горных стрелков. Старый охотник медленно опустился на снег, и обагрил его своей кровью… А немецкий отряд был разбит наголову, операция фашистов была успешно сорвана, более полсотни егерей — уничтожены, остальные — попали в плен. Среди убитых оказался и командир немецкого отряда.

Бронзовая скульптура Матвею Кузьмину на станции метро "Партизанская", скульптор М.Г. Манизер

Бронзовая скульптура Матвею Кузьмину на станции метро «Партизанская», скульптор М.Г. Манизер

Матвея Кузьмича, повторившего подвиг Ивана Сусанина, с воинскими почестями похоронили сначала в родной деревне, а 19 июля 1954 года прах отважного охотника перенесли на братское воинское кладбище в городе Великие Луки.

Подвиг М.К. Кузьмина был официально признан. В ряде газет и журналов о деде Кузьмиче были опубликованы очерки, рассказы и стихи, но, как ни странно, в течение более чем двадцати лет его подвиг не был отмечен никакими государственными наградами. Возможно, свою роль сыграло то, что Матвей Кузьмич не был ни солдатом, ни партизаном, а просто  стариком-охотником, проявивший великую силу духа, мужество и ясность ума.

Памятник Матвею Кузьмину на братском кладбище в Великих Луках

Памятник Матвею Кузьмину на братском кладбище в Великих Луках

Звание Героя Советского Союза ему присвоили только спустя 20 лет после Великой Победы – в мае 1965 года. В Москве, в подземном вестибюле станции метро «Партизанская», установлена скульптура-памятник пожилому бородатому мужчине в овчинной шубе и валенках. Бронзовый дед, слегка приподняв голову, внимательно вглядывается куда-то вдаль, а в руке держит крепкую дубину. Спешащие мимо москвичи и гости столицы редко утруждают себя тем, чтобы прочесть надпись на постаменте. « Герой Советского Союза Матвей Кузьмич Кузьмин в битве за Москву 14 февраля 1942 года повторил героический подвиг Ивана Сусанина».

Если и прочитают, то вряд ли что-то поймут — ну, герой… ну, партизан. Но он и партизаном то не был… Если вы окажетесь на станции «Партизанская», остановитесь у памятника Матвею Кузьмину, поклонитесь ему. Ведь без таких людей, как он, не было бы сегодняшней нашей Родины.

Очень хочется верить, что подвиг Ивана Сусанина останется навсегда в сердцах людей следующих поколений и будет вдохновлять их на защиту нашей Родины. Статью мне хочется закончить стихами современного поэта А. Беляничева, посвящённых подвигу Ивана Сусанина:
Себя на смерть в мученьях обрекая,
Что думал ты? Мне надо знать. Скажи!
Из глубины веков, туманом тая,
Мне время посылает миражи…
Твой подвиг не сотрется временами!
…Мне кажется порой, что это я
Шепчу врагам кровавыми губами:
«За веру! За Отчизну! За Царя!»