Матрос Петр Кошка (1828-1882) — один из самых известных народных героев обороны Севастополя в 1854-1855 годах. Его имя было популярно в России не меньше, чем имя руководителя легендарной обороны — прославленного адмирала Петра Степановича Нахимова.

Петр Маркович Кошка родился в 1828 году в селе Ометинцы Винницкой области (Украина), в семье крепостного крестьянина. Он вырос физически крепким и смекалистым парнем. С юности отличался вольнолюбивым нравом, за словом в карман не лез. Однажды Петр надерзил помещице, разгневанная барыня сдала юношу в рекруты.

В 1849 г. крепостной крестьянин Петр Маркович Кошка был  зачислен матросом 2-й статьи в 30-й флотский экипаж Черноморского флота, служил сначала на «Силистрии», а затем на линейном корабле «Ягудиил». Крепкий, жилистый, выносливый Петр Кошка с весёлыми прибаутками лихо справлялся с любой работой.

Петр Кошка отличился в Синопском сражении 1853 года, а во время участия в обороне Севастополя (на батарее 3-го бастиона, прикрывавшего подступы к Южной бухте и центру города) он проявил редкую отвагу и находчивость. При осаде Севастополя матрос Кошка, в числе других корабельных экипажей, воевал на суше, так как корабли Черноморского флота пришлось затопить в бухте, чтобы перекрыть проход для англо-французского флота.

Кошка П.М.

Петр Маркович Кошка

Защитникам базы Черноморского флота приходилось непросто: остро не хватало оружия и продовольствия. Можно сказать, что солдаты и матросы воевали впроголодь и могли ответить одним лишь снарядом на десяток выстрелов противника. Севастополь держался благодаря героизму его защитников. Сотни добровольцев по ночам совершали опасные вылазки в стан противника, героически добывали разведданные, оружие, провизию, приводили «языка». Матрос Кошка был легендой этих ночных походов.

Он участвовал в многочисленных вылазках, действовал и в одиночку, проникал в расположение противника, добывал ценные сведения, пленных и оружие. Со знаменитым матросом даже встречались великие князья — родственники императора: Николай Николаевич и Михаил Николаевич Романовы, прибывшие из столицы на смотр войск в Севастополе. Художник Тимм В.Ф. создал портрет героя-матроса, а императрица Александра Федоровна прислала золотой «крест благословления», который Кошка носил навыпуск.

Его храбрость, находчивость и решительные действия  особенно хорошо проявлялись при захвате пленных и в разведке. Бесстрашный моряк редко возвращался из поиска с пустыми руками. Кошка приносил английские нарезные штуцеры, которые по дальнобойности стрельбы и точности в несколько раз превосходили русские гладкоствольные ружья, различный инструмент и провиант.

Герой Севастопольской обороны матрос Кошка П.М. (в центре)

Герой Севастопольской обороны матрос Кошка П.М. (в центре)

Один из случаев (возможно – легенда), когда Петр Кошка проявил мгновенную реакцию и остроумную сообразительность, был увековечен на известном севастопольском памятнике адмиралу В. Корнилову, который стоит на Малаховом кургане, на месте его гибели. На глазах многочисленных свидетелей рядом с адмиралом Корниловым упала бомба с горящим фитилем. Все опешили. Не растерялся только матрос Кошка: он схватил бомбу и закинул ее в котел с кашей, где фитиль и потух, взрыва не произошло. Адмирал горячо поблагодарил находчивого моряка, а тот ответил ему фразой, ставшей крылатой: «Доброе слово и Кошке приятно…»

О подвигах матроса Петра Кошки писали в газетах и журналах. О нем писал Лев Толстой и Сергеев-Ценский. Герою Севастополя со всей страны стали присылать письма, а также делать денежные переводы. Петр эти деньги тратил на покупку продовольствия для солдат и ceвастопольских детей. Защитники Севастополя гордились подвигами Петра Кошки, и с восхищением передавали друг другу почти что легендарные истории о лихом матросе. Хотя массовый героизм и самопожертвование в осажденном Севастополе были делом обычным, можно добавить — повседневным.

Памятник адмиралу В.А. Корнилову на Малаховом кургане, на месте его ранения, справа матрос Кошка готовится заряжать орудие

Памятник адмиралу В.А. Корнилову на Малаховом кургане, на месте его ранения, справа матрос Кошка готовится заряжать орудие

Во время одной из вылазок, вооружённый одним только ножом, Кошка взял в плен троих французских солдат! А один из его подвигов, хотя и не имевший прямого военного значения,  значительно поднял настроение в войсках. Кошка средь бела дня увёл коня у вражеского офицера. Конь сорвался с привязи и вышел на нейтральную территорию между русскими и английскими позициями, которое  отлично простреливалось. Сама идея отправиться за конем была чистым безумием, но матрос Кошка все же решил рискнуть. Он «сыграл» дезертира, который пытается перебежать к противнику.

Когда Петр выскочил из окопа и побежал в сторону вражеских позиций, а в спину ему грянуло несколько холостых выстрелов, англичане решили, что русский бежит к ним сдаваться и даже начали прикрывать его огнем. Таким образом, Петр Маркович добежал до коня, вскочил на него и прискакал обратно к своим. Коня он потом продал, а деньги пожертвовал на памятник погибшему товарищу — матросу Игнатию Шевченко, который ценой своей жизни спас их командира лейтенанта Н. Бирилёва от пуль французских стрелков.

Бюст матроса П.М. Кошки в музее Черноморского флота в Севастополе

Бюст матроса П.М. Кошки в музее Черноморского флота в Севастополе

А однажды Петр Кошка вернулся в расположение с варёной горячей говяжьей ногой. Подкравшись к костру, на котором в котле французы варили ногу, матрос заорал во весь голос: «Ура! В атаку!» Ошеломив неприятеля, дерзкий похититель завладел говядиной, перевернул в костёр котел с бульоном и скрылся в клубах пара. Французы даже не успели опомниться и схватиться за ружья.

Известен также случай, когда матрос Кошка, рискуя жизнью, спас от глумления тело сапера Степана Трофимова, за который Кошка получил повышение и был представлен к награде знаком отличия ордена Святого Георгия. Французы вкопали погибшего в землю и использовали в качестве мишени для стрельбы. Это зрелище было невыносимо для русских солдат, однако возможности отбить мертвого сапера не было. Тогда Кошка подкрался к убитому, взвалил его к себе на спину и под шквальным огнём отнёс его в 3-й бастион. В тело сапера при этом попало 5 пуль. Кошка же не пострадал.

Во время одной из вылазок 20 января 1855 года Кошка был ранен штыком в живот. Лечил его выдающийся русский хирург Н. Пирогов, сам находившийся в то время в Севастополе. Как вспоминал знаменитый врач, Кошка оказался чертовски везуч: штык лишь прошёл под кожей, не задев внутренних органов. Герой поправлялся. А столичные газеты снова писали о нем: «…он был ранен штыком в левую сторону груди насквозь, но так счастливо, что штык прошел под кожей, не тронув кости. Эта первая, но неопасная рана, стоила жизни ранившему его французу, а штык и ружье сделались добычею неустрашимого воина. В настоящее время здоровье Петра Кошки поправляется, и есть надежда, что неприятель в скором времени опять увидит его у себя в гостях».

27 августа 1855 года ценой огромных потерь интервенты захватили Малахов курган. Русские солдаты и матросы вынуждены были оставить Севастополь. Во время этого отступления матроса Кошку встретил Лев Толстой, будущий великий писатель, — участник обороны Севастополя. Впоследствии писатель вспоминал, что бесстрашный Кошка в этот раз не скрывал своих слез.

Он плакал оттого, что приходится оставлять базу Черноморского флота врагу. Со слезами на глазах он вспоминал приказ погибшего месяц назад адмирала П.  Нахимова: «Как же так? Павел Степанович приказал всем стоять до самой смерти… Как же он про нас подумает, там, на небе? Что ж про нас люди на земле скажут?»

После окончания боев за Севастополь Кошка был отправлен домой в длительный отпуск — на лечение (он получил ранение в руку в августе 1855 г.). К тому времени мать его уже умерла, хозяйство развалилось, дом покосился. Петр Кошка поселился в родном селе, женился, в семье родился сын. Знаменитый герой жил в большой нужде, ходил с обозами в Николаев, Одессу, Херсон, работал в лесничестве. Однако в августе 1863 года его снова призвали на флот. Несмотря на то, что месяц в осажденном Севастополе считался за год воинской службы, срок службы Кошки еще не вышел, а также в связи с польским восстанием. Зачислили Петра Марковича в почетный 8-й флотский экипаж, размещавшийся в Крюковских казармах Санкт-Петербурга. Служить тут было легко, но скучно.

Ежегодно в Зимнем дворце проводился парад георгиевских кавалеров, в котором Кошка, заслуживший звание квартирмейстера и награжденный солдатским георгиевским крестом, должен был участвовать. Не по душе боевому моряку была такая служба. Но что поделаешь — приходилось терпеть. После окончания службы матрос Петр Кошка вернулся в родное село с пенсией 60 рублей в год и работал в казённой лесной страже.

Однажды, после очередного лесного обхода, Петр Маркович увидел, как две девочки провалились под тонкий лёд. Кошка спас детей, но сам сильно простудился. Скончался герой Крымской войны 25 февраля 1882 года от горячки. Именем матроса Кошки названа улица в Севастополе у подножия Малахова кургана. А в самом городе, где лихой матрос проявил столько героизма, ему установлен бронзовый памятник. Петр Маркович Кошка был награждён тремя знаками отличия Военного ордена и четырьмя медалями.