16 августа

Советские войска, наступавшие на брянском направлении, освободили свыше 130 населенных пунктов, в том числе г. Жиздра; в районе Спас-Деменска освобождено 30 населенных пунктов, войска продвинулись вперед от 8 до 12 км.

На Воронежском фронте 1-я танковая армия М.Е. Катукова, переброшенные в район Богодухова 5-я гвардейская танковая армия П.А. Ротмистрова и 6-я гвардейская армия И.М. Чистякова отразили все атаки противника. 16 августа немцы вынуждены были на этом направлении перейти к обороне.

Генерал-лейтенант Ротмистров П.А. (справа) - командующий 5-й гвардейской танковой армией

Генерал-лейтенант Ротмистров П.А. (справа) — командующий 5-й гвардейской танковой армией

За 10 дней боёв у Богодухова Воронежский фронт понёс значительные потери: 3396 чел. попало в плен, 9131 чел. – убит, потеряно 409 танков и много другой техники.

16 августа перешли в наступление войска Южного фронта и прорвали немецкую оборону. 30 августа при содействии морского десанта освобождён Таганрог.

Бронебойщики ведут огонь на Курской дуге

Бронебойщики ведут огонь на Курской дуге

39-я армия А.И. Зыгина и левый фланг 43-й армии Западного фронта К.Д. Голубева продолжали наступать. Отбивая многочисленные контратаки и преодолевая упорное сопротивление, части 39-й армии очистили северный берег реки Царевич и форсировали её в районе Павлово.

На аэродромах Краматорск, Барвенково, Кутейниково советские летчики уничтожили и повредили до 30 немецких самолетов.

Завершился рейд партизанского соединения под командованием Я.И. Мельника. За время рейда соединение прошло по занятой врагом территории 1500 км через Полесскую, Житомирскую, Винницкую и Каменец-Подольскую области, провело 16 боев с врагом, в ходе которых уничтожило свыше 2500 солдат и офицеров противника, пустило под откос 12 эшелонов врага. Партизаны взорвали и сожгли 15 мостов на шоссейных дорогах. Из рейда соединение возвратилось в Лельчицкий район.

Группы партизан-подрывников из отрядов, входивших в соединение, которым командовал А.Ф. Федоров, на железнодорожной линии Сарны — Лунинец, между станциями Горынь и Видибор, подорвали стыки рельсов на протяжении 5 км. Железная дорога не действовала в течение недели.

17 августа

Войска Степного фронта в ходе ожесточенных боев к исходу дня вышли непосредственно к внутреннему обводу и завязали бои на северной окраине Харькова.

Командующий Степным фронтом генерал-полковник Конев И.С.

Командующий Степным фронтом генерал-полковник Конев И.С.

Командование Брянского фронта получило от Ставки задачу развивать наступление на запад, захватить подвижными частями переправы через Десну, форсировать её северо-западнее и южнее Брянска и, овладев брянским плацдармом, продолжать наступление на Гомель. Наступление протекало в трудных условиях. Войскам приходилось действовать в лесах и болотах, преодолевать многочисленные с заболоченными поймами реки, западные берега которых были укреплены противником.

Командиры орудий мотострелковых войск (слева направо): старшие сержанты Рябилов, Пуштовалов и Чусов

Командиры орудий мотострелковых войск (слева направо): старшие сержанты Рябилов, Пуштовалов и Чусов

Обстановка осложнялась и тем, что в тылу советских войск было мало дорог. В то же время враг, используя Брянский железнодорожный узел, имел возможность легко маневрировать силами вдоль фронта и в глубину. 17-26 августа войска Брянского фронта развернули наступление сразу на обоих флангах. Однако вскоре стало ясно, что сил и средств фронта для одновременного ведения операции с решительной целью на двух участках недостаточно. Поэтому командование фронта с разрешения Ставки наметило главные усилия сосредоточить на правом крыле в районе южнее и юго-западнее Кирова.

Началось наступление правого крыла Воронежского фронта против фланга немецкой группировки, сосредоточившейся в районе Ахтырка. После мощной артиллерийско-авиационной подготовки немецкая оборонительная полоса была прорвана на участке шириной около 30 км.

Ночью советская авиация бомбардировала железнодорожные узлы Брянск, Рославль, Славянск, ст. Барвенково и аэродромы противника.

Минская партизанская бригада имени Железняка во взаимодействии с 1-й антифашистской партизанской бригадой овладела железнодорожной станцией Крулевщизна и захватила 86 автомашин, 27 пушек разного калибра, 2 автомобильные радиостанции, много винтовок, пулеметов, автоматов и большое количество других военных материалов. В бою было уничтожено несколько сот гитлеровцев.

Отступая под ударами Красной Армии, фашисты сжигают и уничтожают советские города и сёла и насильно угоняют с собой мирное население. Так, они сровняли с землёй деревню Свободная Жизнь Орловской области. Когда оккупанты заняли деревню, в ней обосновался немецкий комендант Шмидт. Он ограбил почти всех колхозников, отобрал у них инвентарь и много скота. Шмидт отнял у крестьян 600 гектаров земли и создал помещичье хозяйство. За неявку на работу, за малейшую «провинность» Шмидт публично порол крестьян. Непокорных жителей Шмидт и его жандармы убивали. Перед отступлением гитлеровцы под конвоем угнали население в тыл, а деревню сожгли. В огне сгорели все 54 дома с надворными постройками.

18 августа

Закончилось наступление войск Западного, Брянского и Центрального фронтов (началось 12.7.1943 г.), в результате которого войска Брянского фронта во взаимодействии с войсками левого крыла Западного и Центрального фронтов ликвидировали орловский выступ противника. Разгромили 15 вражеских дивизий и, продвинувшись к западу на фронте 400 км на глубину до 150 км, вышли к Брянску, но были остановлены противником. В операции приняли участие 1 287 600 советских солдат и офицеров. Потери составили: 112 529 (8,7%) человек убитыми и 317 361 ранеными, среднесуточные потери — 11 313 человек.

Войска Воронежского фронта освободили города Лебедин, Тростянец. С 11 по 18 августа 27-я армия Воронежского фронта С.Т. Трофименко своим правым флангом продолжала вести ожесточенные бои за Ахтырку, которая несколько раз переходила из рук в руки. Противник с особым ожесточением и упорством оборонял этот город, являвшийся последним плацдармом немцев на восточном берегу р. Ворскла.

Командующий 1-й танковой армией генерал Катуков М.Е.

Командующий 1-й танковой армией генерал Катуков М.Е.

Противник утром 18 августа перешёл в наступление с целью прорваться к Богодухову и окружить наши войска в районе Ахтырка, Котельва, Краснокутск. Развернув в районе Ахтырка свыше 200 танков, немцы прорвали фронт на правом фланге 27-й армии восточнее Ахтырки, и стали развивать наступление на юго-восток. В район прорыва были направлены 1-я танковая армия М.Е. Катукова и 4-я гвардейская армия Г.И. Кулика из резерва Ставки. К сожалению, последний «плохо справлялся со своими обязанностями, и вскоре его пришлось освободить от командования», — дипломатично писал Г.К. Жуков в своей книге «Воспоминания и размышления».

Войска Юго-Западного фронта форсировали Северный Донец и овладели городом Змиев. Наступление в центре фронта развития не получило. Немецкое командование сосредоточило здесь крупные силы, в том числе много танков и авиации. До конца августа наши войска овладели рядом опорных пунктов и вклинились во вражескую оборону, но полностью прорвать её не смогли.

Одновременно с наступлением, проводившимся от Смоленска до Днепропетровска войсками Западного, Брянского, Центрального и Воронежского фронтов при поддержке резервного Степного, началось давно планируемое генеральное наступление на юге — от Донбасса до Азовского моря. Войска Южного фронта прорвали оборону немцев на реке Миус, вклинились в оборону противника на 10 километров, создав огромную брешь в немецком фронте от Амвросиевки до Таганрогского залива.

Началась наступательная операция войск левого крыла Юго-Западного и Южного фронтов (закончилась 22.9.1943 г.). Наступающим войскам была поставлена задача разгромить основные силы 1-й танковой и 6-й армий противника и освободить Донбасс.

За 36 суток советская авиация на орловском направлении совершила 61 тыс. самолето-вылетов, сбросила на врага 15 тыс. т бомб. Вражеская авиация потеряла за это время 1411 самолетов, из них 1331 самолет уничтожен в воздушных боях и 80 — на аэродромах. Все попытки немецкого командования вернуть утерянную инициативу закончились провалом. Советские ВВС прочно удерживали господство в воздухе, чем создали благоприятные условия войскам для решения задач в ходе наступления.

19 августа

На брянском и харьковском направлениях советские войска освободили свыше 50 населенных пунктов.

53-я армия Степного фронта И.М. Манагарова в течение 18 и 19 августа вела затяжные бои по очищению от противника лесного массива западнее Харькова и овладела им в результате обходного манёвра с запада. Для обороны Харькова противником привлечены различные отряды СС, охранные части, отряды, сформированные из немецкой полиции.

Ночью советская авиация подвергла бомбардировке железнодорожные узлы Брянск, Рославль, аэродромы и скопления войск противника.

Член Обольской подпольной организации Н. Азолина взорвала машинное отделение водонасосной станции на ст. Оболь. В результате диверсии водоснабжение немецких паровозов на железной дороге Полоцк — Витебск было прервано на длительное время.

Летчик 323-й истребительной авиадивизии лейтенант Н.Н. Васильев в районе Ельни во время прикрытия наступавших советских войск вступил в бой с большой группой истребителей врага. Израсходовав весь боекомплект, Н.Н. Васильев таранил немецкий истребитель. Свой самолет лейтенант Васильев посадил на аэродроме.

В этот день наши войска на всех фронтах подбили и уничтожили 124 немецких танка. В воздушных боях и огнем зенитной артиллерии сбито 118 самолетов противника.

20 августа

Войска Западного фронта закончили Спас-Деменскую наступательную операцию (началась 7.8.1943 г.) и вышли на рубеж Мазово, Теренино, Цирковщина, Зимцы, Мал. Савки. В ходе упорных и затяжных боев советские войска продвинулись на глубину 35-40 км и освободили 537 населенных пунктов, в том числе город и железнодорожную станцию Спас-Деменск.

Наступление советских войск в ходе Белгородско-Харьковской операции

Наступление советских войск в ходе Белгородско-Харьковской операции

На харьковском направлении советские войска освободили г. Лебедин и свыше 20 населенных пунктов, продвинулись на отдельных участках от 5 до 10 км.

К исходу 20 августа 53-я армия И.М. Манагарова захватила цепь узлов сопротивления по р. Уды — Пересечная (12 км западнее Харькова), Гавриловка, Куряжанка, запиравших пути дальнейшего наступления наших войск на этом участке к югу. 69-я армия В.Д. Крюченкина обходила Харьков вдоль северо-западного и западного фасов городского обвода.

20-27 августа войска Западного фронта производили перегруппировку и готовились возобновить наступление.

Как передало Совинформбюро, за время боев с 5 июля по 20 августа с. г. наши войска на всех участках советско-германского фронта уничтожили: самолетов противника — 4600, танков — 6400, орудий — 3800, автомашин более 20 000. Потери противника убитыми составляют свыше 300 тыс. солдат и офицеров. Принимая во внимание, что в немецко-фашистской армии количество раненых солдат и офицеров превышает количество убитых, по меньшей мере, в два — два с половиной раза, надо считать, что потери немцев убитыми и ранеными в боях с 5 июля по 20 августа составляют не менее 1 млн. солдат и офицеров. За это же время наши войска захватили: танков — 857, орудий разного калибра, в том числе самоходных — 1274, пулеметов — 3429, автомашин — 4230. Взято в плен 25 600 немецких солдат и офицеров.

Разбитое советское противотанковое орудие

Разбитое советское противотанковое орудие

11 штурмовиков 655-го штурмового авиаполка под командованием старшего лейтенанта Кондакова в сопровождении четырех истребителей при подходе к цели в районе Саур Могила встретили до 50 немецких бомбардировщиков в сопровождении группы истребителей. Видя, что враг направляется в сторону наших войск, советские летчики навязали противнику бой, сбили 6 бомбардировщиков и одного истребителя врага, после чего нанесли удар по заданной цели и возвратились на свой аэродром без потерь.

Торпедные катера Краснознаменного Балтийского флота (КБФ) производили ночной поиск противника на Готландском плесе и потопили финский заградитель «Риилахти».

На Черном море советская подводная лодка потопила транспорт «Варна» (2141 т).

Группа партизан-диверсантов, действовавших в Кричевском районе, Могилевской области, под руководством В.М. Пильникова совершила крупную диверсию в депо ст. Кричев. В результате уничтожено 3 секции депо, механический и инструментальный цехи, электростанция, кузница, кладовая с запчастями для паровозов, 7 паровозов, 300 т цемента, 16 т бензина, 60 куб. м пиломатериалов и много другого ценного имущества.

21 августа

За этот день наши войска на всех фронтах подбили и уничтожили 187 немецких танков. В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии были сбиты 53 самолёта противника.

И.В. Сталин подписал постановление СНК и ЦК ВКП (б) «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации». Данное постановление поставило задачу развернуть работу по ликвидации тяжелых последствий оккупации на всей освобожденной территории Советского Союза. Созданный комитет возглавил Георгий Маленков. За годы войны удалось восстановить 6 тысяч предприятий, среди них Донецкий, Макеевский, Мариупольский, Таганрогский металлургические заводы, Луганский паровозостроительный, Сталинградский тракторный, Ново-Краматорский завод тяжелого машиностроения, Харьковский турбинный и т. д.

Постановлением Совнаркома СССР и ЦК ВКП (б) образованы суворовские военные и нахимовские военно-морские училища. Эти средние учебные заведения были предназначены для подготовки юношей к обучению в высших военных и военно-морских училищах и службе в Красной Армии и в ВМФ. В них принимались мальчики 10-14 лет, в основном, дети воинов, партизан, рабочих и колхозников, погибших во время Великой Отечественной войны. В целом по СССР в детских домах имелось 534 тысячи сирот; еще 336 тысяч сирот были усыновлены трудящимися Советского Союза. Первым было создано Тбилисское нахимовское училище, затем Ленинградское и Рижское. До конца 1943 года были открыты 11 суворовских училищ, в 1944-м — 6, в 1945-м еще — 2. К началу 1980-х годов в СССР осталось 8 суворовских училищ.

30-летие встретил участник войны Виктор Сергеевич Розов (1913-2004), в первые дни войны ушедший добровольцем на фронт в составе Московского народного ополчения, был тяжело ранен. В конце войны работал режиссером Казахского театра для детей и юношества. Выпускник, преподаватель и профессор Литературного института имени Горького стал выдающимся русским драматургом, сценаристом и публицистом. Автор около 20 пьес. Драматургия Виктора Розова, став «визитной карточкой оттепели», дала новое, свежее и чистое дыхание отечественному (советскому) театру.

22 августа

В ходе ожесточенных боев войска 5-й гвардейской танковой армии и 53-й армии (командующий генерал-лейтенант И.М. Манагаров) Степного фронта охватили Харьков с запада и юго-запада, а войска 7-й гвардейской армии (командующий генерал-лейтенант М.С. Шумилов) — с востока и юго-востока. Для противника в районе Харькова создалась угроза полного окружения.

Танковые подразделения 5-й гвардейской танковой армии

Танковые подразделения 5-й гвардейской танковой армии

В распоряжении противника остались лишь две дороги — одна железная и одна шоссейная, идущие на юго-запад на Мерефа, Красноград. По ним немцы 22 августа начали отход из Харькова. Чтобы не дать противнику возможности вывести свои войска и не допустить полного разрушения города, вечером 22 августа командующий Степным фронтом генерал И.С. Конев отдал приказ о ночном штурме Харькова.

69-я армия В.Д. Крюченкина атаковала своим правым флангом с целью окружения и уничтожения немецких частей, оборонявшихся в северо-западной части города. 7-я гвардейская армия М.С. Шумилова продолжала сжимать кольцо с востока и юго-востока.

Завершилась Мгинская операция (22 июля — 22 августа 1943 года): войска Ленинградского (Л.А. Говоров) и Волховского (К.А. Мерецков) фронтов не дали противнику возможности переброски частей в район Курска, не позволили восстановить кольцевую блокаду вокруг Ленинграда, но и сами не смогли продвинуться и тем более снять с города блокаду. В операции приняли участие 253 300 советских солдат и офицеров. Наши потери составили 20 890 человек убитыми и 59 047 ранеными.

Группа канонерских лодок, бронекатеров и минометных катеров Онежской флотилии в Онежском обводном канале поддерживала огнем наступающие войска в районе Божерокса.

45-летие встретил советский писатель и разведчик, полковник НКВД Дмитрий Николаевич Медведев (1898-1954). Во время Отечественной войны командовал партизанскими отрядами, действовавшими на территориях Смоленской, Орловской и Могилевской областей. В 1943 году возглавил крупный партизанский отряд «Победители», который действовал в немецком тылу в Ровенской и Львовской областях. За личное мужество и умелое руководство партизанами 5 ноября 1944 года удостоен звания Герой Советского Союза.

23 августа

Войска левого крыла Калининского фронта после проведенной перегруппировки возобновили наступление. 39-я армия А.И. Зыгина, усиленная 5-м гвардейским стрелковым корпусом, перешла в наступление на Духовщину. Противник, подтянув резервы, оказывал ожесточенное сопротивление, непрерывно контратаковал и совершенствовал свои оборонительные позиции. В итоге напряженных боев сопротивление немцев и в эти дни сломить не удалось.

Закончилась Курская битва — одна из величайших битв Второй мировой войны (нач. 5.7.1943 г.). Немецко-фашистская армия потерпела поражение, от которого уже не могла оправиться до самого конца войны. Советские войска разгромили до 30 вражеских дивизий, в том числе 7 танковых, и уничтожили 3500 самолетов. Только в ходе контрнаступления приняло участие более 5 тыс. советских самолетов, которые для поддержки войск совершили свыше 117 тыс. самолето-вылетов, нанеся врагу большие потери, провели 1700 воздушных боев, в которых сбили 2100 вражеских самолетов и 145 уничтожили на аэродромах. Советская авиация завоевала господство в воздухе и прочно удерживала его до конца войны. После Курской битвы гитлеровское командование вынуждено было окончательно отказаться от наступательной стратегии и перейти к обороне на всем советско-германском фронте. Стратегическая инициатива прочно была закреплена за Вооруженными Силами СССР

Войска Степного фронта при активном содействии войск Воронежского и Юго-Западного фронтов завершили разгром противника в районе Белгорода и Харькова (Белгородско-Харьковская операция — «Румянцев») и освободили Харьков от немецко-фашистских захватчиков. Были разгромлены 15 дивизий противника, наши войска продвинулись в южном и юго-западном направлении на 140 километров. В Белгородско-Харьковской операции приняли участие 1 144 000 советских солдат и офицеров. Потери составили: 71 611 (6,2%) человек убитым и 183 955 ранеными. Среднесуточные потери — 12 170 человек.

К исходу дня плацдарм в районе Белгорода и Харькова был полностью очищен от противника. Были созданы условия для развития дальнейшего наступления и освобождения Левобережной Украины. В этот день Москва салютовала нашим доблестным войскам двадцатью артиллерийскими залпами из 224 орудий.

Расстрел жителей Харькова в годы оккупации

Расстрел жителей Харькова в годы оккупации

В боях за Харьков особо отличились 28-я, 89-я гвардейские, 84-я, 116-я, 252-я и 299-я стрелковые дивизии 53-й армии; 93-я гвардейская, 183-я и 375-я стрелковые дивизии 69-й армии; 15-я гвардейская дивизия 7-й гвардейской армии. Всем этим дивизиям было присвоено почётное наименование Харьковских. Авиация 5-й воздушной армии для поддержки войск при освобождении Харькова за два дня совершила 1300 самолето-вылетов и вывела из строя 57 танков, около 290 автомашин, 1300 орудий и много другой боевой техники.

Под Курском и Орлом погибло почти две трети первоначального состава французского авиаполка «Нормандия», в том числе такие асы, как Лефевр и Тюлян. И это, несмотря на то, что летали они на лучших наших истребителях Як-3, и летали отлично: однажды за один день французы сбили 100 немецких самолетов. Это дает представление о тех страшных потерях, которые понесли вчерашние курсанты летных училищ, которых бросили в курскую мясорубку…

Повешенные харьковчане на улице города

Повешенные харьковчане на улице города

За время оккупации и боев гитлеровцы уничтожили в Харькове и области около 300 тысяч мирных жителей и военнопленных, угнали 160 тысяч человек на работу в Германию, разрушили свыше 500 промышленных предприятий, все культурно-просветительские, медицинские и коммунальные учреждения и свыше полутора миллионов квадратных метров жилья.

30 августа, нет не 23 августа, а именно, 30-го! в Харькове около памятника Тарасу Шевченко состоялся митинг, на котором присутствовал почти весь командный состав Советской Армии. Произошло это из-за того, что немцы оставили большую часть Харькова, но закрепились в его юго-западной части. Противник контратаковал танками и пехотой. Город простреливался из орудий. Всё это создавало возможность повторения марта 1943 года. 16 февраля 1943 г. советские войска освободили Харьков, но удержать город не смогли, 16 марта он вновь был захвачен гитлеровцами. Именно поэтому митинг по случаю освобождения города был отложен. 24-27 августа войска 5-й гвардейской танковой армии безуспешно пытаются атаковать Коротыч, Коммунар, Буды, Мерефу. В ходе боёв танкисты несут большие потери и в танках и в экипажах.  69-я, 53-я, 7-я армии также имели большие потери. К 29 августа немцы начали планомерное отступление…

"У патефона", худ. В.М. Нечаев

«У патефона», худ. В.М. Нечаев

После окончания Курской битвы на местах боев побывал английский корреспондент Александр Верт: «Когда я ехал… от Волчанска на Валуйки и дальше на Белгород и Харьков, то видел, что район к северу от Белгорода до Харькова (где немцы проникли примерно на 50 километров в пределы Курского выступа) превратился в мрачную пустыню — даже все деревья и кусты здесь были сметены артиллерийским огнем. Поле боя все еще было усеяно сотнями сгоревших танков и разбитых самолетов, и даже за несколько километров отсюда в воздухе стоял смрад от тысяч полузарытых трупов… Вдали на холме под голубым летним небом виднелись руины церквей, остатки домов и одинокие печные трубы… Руины на холме были развалинами Мценска. Две старухи и четыре кошки — вот все живые существа, которых советские солдаты нашли там, где немцы отошли 20 июля».

Войска Южного фронта в ходе боев, начатых еще 18 августа на р. Миус, выдвинулись в район Донецко-Амвросиевки и решительной атакой овладели этим пунктом. Во вражеском фронте между Донецко-Амвросиевкой и Таганрогским заливом образовалась брешь, которую противник не имел возможности закрыть. Создалась угроза охвата с юга фланга и тыла всей группировки противника, действовавшей в Донбассе.

О генерале Ротмистрове П.А.

«Организовав ремонтные бригады из оставшихся членов экипажей, и определив, какие же из подбитых восьми танков обречены на «металлолом», мы приступили к восстановлению других, менее поврежденных машин. Кроме двух, ранее отремонтированных, нам удалось восстановить еще три танка. К этому времени подошли ремонтные бригады нашей 5-й гвардейской танковой армии, и мы им передали по акту оставшиеся три танка. Таким образом, в исправном состоянии у нас оказалось пять танков типа «валентайн». Мы подъехали к уже переправившимся через Днепр тылам своей бригады, заправились, пополнили боекомплект и «прикрепили» к каждому танку по две автомашины типа «бюссинг», «зауэр» (шеститонные немецкие трофейные грузовики), нагрузив их боеприпасами и горючим — дизельным топливом.

Генерал Ротмистров П.А.

Генерал Ротмистров П.А.

Это закрепление означало, что в случае дождя каждый танк берет на буксир одну машину с ГСМ и одну — с боеприпасами. И хорошо, что мы это предусмотрели. Через некоторое время хлынул приличный дождь, и грунтовая дорога для таких грузовиков стала непроходимой. Мы прицепили на буксир к каждому танку по две машины. И они потихоньку, на первой передаче потянули этот «поезд». Уже проехали село Попельнастое, когда нам встретился «виллис», в котором находился командующий 5-й гвардейской танковой армией генерал-лейтенант П.А. Ротмистров.

Поднимает он руку: «Старший, ко мне!». Ну, а старший-то кто? Я все же заместитель командира танковой роты, хотя и по технической части — техник-лейтенант. Остальные офицеры по должности командиры танков. Поэтому я подбегаю, прикладываю руку к танкошлему и докладываю: мол, отремонтированные пять танков из восьми подбитых и машины с горючим и боеприпасами двигаются за танковой бригадой. Старший колонны техник-лейтенант Крят. В ответ слышу:
— Почему?! Под суд тебя! В штрафной батальон!
Я отвечаю:
— Вас не понял, товарищ генерал-лейтенант.
— Почему ты танки, боевые машины превратил в тягачи, трактора? Эти танки нужны не здесь, а там, в бою. Им нельзя тягать автомашины…

Я отвечаю:
— Мне приказали, я и тяну их для того, чтобы бригада была с горючим и боеприпасами, танки без них — ни шагу!
— Запиши его, — обращается он к адъютанту, — судить его, судить, под суд! Запиши его!
Ну, адъютант переспрашивает — должность, звание и фамилия? Отвечаю:
— Заместитель командира по техчасти 1-й танковой роты 170-й танковой бригады техник-лейтенант Крят Виктор Михайлович.

Адъютант (в звании капитана) записал. Я повернулся кругом, к моим машинам и приказываю танкистам:
— Отцепляй грузовики!
Водители говорят:
— Что же ты нас посреди поля бросаешь, сейчас полетят самолеты, они от этих боеприпасов и горючего оставят рожки да ножки. Что же ты делаешь?
— Да не я. Мне приказано. Меня за вас под суд отдадут! Вы же слышали. Я не могу не выполнить приказ генерал-лейтенанта!
— Да дотяни хотя бы до деревни!
— Да не могу. Вы же слышали!

Отцепили эти автомашины, даже буксировочные тросы им оставили. Команду танкам — заводи, вперед! Едем, а я думаю: «Командир бригады мне дал приказ: притянуть любыми силами, отремонтированными танками горючее и боеприпасы. А я не выполню его. А бригада без горючего и боеприпасов не выполнит боевую задачу. Ведь танки без движения и боеприпасов куски брони и все! Я приеду пустой, и мне всыплют как следует за невыполнение приказа комбрига. Чей приказ «сильнее» — неважно».

Останавливаю в ложбине танки и говорю:
— Ребята, открывайте трансмиссию! Давайте возиться, обозначим, что работаем с бортовыми фрикционами.
Начали возиться. И вдруг, минут через 5-10, показывается «виллис»  командующего. Ну, у меня сердце и упало: думаю, все, конец мне. Машина без генерала, один адъютант, и ко мне.
— Лейтенант, иди сюда!
Я подхожу.
— Вот что, — говорит он, — мы сейчас уедем, а ты возвращайся обратно, цепляй машины и тащи их в бригаду!
Я ему:
— Так приказано же!
Адъютант отвечает:
— Он уже передумал. Он понял.
Я ему говорю:
— А я ж записан у тебя в блокноте, что меня судить нужно.
Он берет блокнот и вычеркивает…

Я подождал, пока «виллис» скроется за увалом, развернул танки, подъехал, прицепил грузовики. Водители автомашины объяснили: «Собрал он нас, поговорил и послал «виллис» за вами вдогонку, чтобы вернуть танки». А когда я приехал и доложил комбригу, он успокоил: «Ты все правильно сделал — и танки отремонтировал, и горючее с боеприпасами притащил. А мы бы тебя все равно под суд не отдали. Мы бы тебя защитили. Да еще наградим».

Догнали мы бригаду перед селом и железнодорожной станцией Зеленое. Начальник тыла бригады принял у меня машины с боеприпасами и горючим, а я с отремонтированными танками вернулся в свою роту, где неполные их экипажи были доукомплектованы» («Его звание – солдат, его имя – народ», составители И.Г. Гребцов, А.А. Логинов, М., Патриот, 2015, с. 181 – 183, из воспоминаний полковника Крята В.М.).

Танки против самолётов

«Командир взвода моей роты лейтенант Файзурахманов со своим взводом находился в головной походной заставе (ГПЗ). Он ворвался на станцию Зеленое, подбил три танка (две «пантеры» и один T-IV), занял оборону на южной окраине села, оставив в пойме речушки за собой около 140 немцев, которые прятались по кустам, и отбивался от атак еще четырех танков. Немцы бросили авиацию. Чтобы как-то отбиться от пикирующих на него самолетов, лейтенант задрал танковую пушку и выстрелил в передний самолет. Очевидно, болванка попала в прицепленную к самолету бомбу, и он взорвался в воздухе. Танкисты сами не ожидали такого эффекта.

Остальные немецкие летчики не поняли: как это их самолет мог взорваться в воздухе при полном отсутствии у русских средств ПВО, от какого оружия? И в страхе отвалили от цели, сбросили свой бомбовый груз в пойму речки, разрезающей это село, на своих солдат, и на бреющем полете улетели на запад. И если до этого вражеская авиация не давала нам покоя, все светлое время суток висела над нашими наступающими танками, то после этого случая нам стало значительно легче. Во всяком случае, несколько дней они боялись налетать на танки, а чтобы бомбить нас в населенных пунктах, использовали только бомбардировщики «хейнкель».

На наших же танкистов этот эпизод оказал огромное морально-психологическое воздействие. Теперь, как только на нас налетали самолеты, у которых угол пикирования был небольшим («мессершмиты», Ю-88), а угол возвышения танковой пушки позволял вести огонь по самолетам, они немедленно открывали не только пулеметный, но и пушечный огонь. За этот подвиг лейтенант Файзурахманов был представлен к присвоению звания Героя Советского Союза, но награжден был орденом Ленина.

И, во всяком случае, мы меньше стали бояться налетов самолетов. Особенно после еще одного эпизода противоборства наших танков с самолетами противника (на этот раз с пикирующими бомбардировщиками Ю-87, «лапотниками», как мы их называли). Танки нашего батальона по команде «воздух» рассредоточились по посадкам, и только один из них, Т-34, не успел укрыться. Бомбардировщики стали на него пикировать один за другим (а было их около 10). По принятому у них порядку один самолет ведет огонь из авиационных пушек, другой — из пулеметов, следующий сбрасывает бомбы, четвертый не применяет никакого оружия, только включает сирену. Это — для психологического воздействия — типичный порядок работы Ю-87.

И наш танк то рвался вперед, то резко останавливался, разворачивался то влево, то вправо, то включал заднюю передачу. Всеми этими маневрами руководил командир танка, а заряжающий, вытащив пулемет, вел по самолетам огонь. Какие нужно было иметь нервы, как уметь держать себя командиру танка, чтобы и следить за полетом бомб, маневром самолетов, и увернуться вовремя от их оружия! Мы, как зачарованные, не отрываясь, следили за этим маневрированием танка. Это длилось, наверное, минут 20-30.

И немецкие самолеты, истратив весь боекомплект, улетели, так и не сумев поразить этот танк и его экипаж. Наблюдавший за этим командир 18-го танкового корпуса генерал-майор Труфанов тут же на поле наградил весь экипаж орденами Красной Звезды, а командира танка — орденом Отечественной войны II степени. Об этом случае писала корпусная наша газета «Вперед» в статье «Смелого и бомба не берет» (Там же с. 184 – 185).