24 июля

Войска Центрального фронта, наступавшие на орловском направлении, освободили ст. Змиевка.

Войска Воронежского и Степного фронтов с выходом на рубеж, который занимали советские войска до начала оборонительного сражения, приступили к подготовке контрнаступления на белгородско-харьковском направлении.

В приказе Сталина генералам Рокоссовскому, Ватутину и Попову объявлено о «полной ликвидации летнего наступления немцев» и возвращении всей территории, занятой немцами после 5 июля. В приказе говорилось, что под Орлом, Курском и Белгородом немцы сосредоточили в общей сложности 37 дивизий — 17 танковых, 2 механизированные и 18 пехотных, но они не застигли русских врасплох и их планы прорыва к Курску потерпели полный крах. Потери немцев исчислялись в следующих размерах: 70 тысяч убитыми, 2900 танков, 195 самоходных орудий, 844 полевых орудий, 1392 самолета и 5 тысяч автомашин.

«Объявляю благодарность всем бойцам, командирам и политработникам руководимых Вами войск за отличные боевые действия. Вечная слава героям, павшим на поле боя в борьбе за свободу и честь нашей Родины!» — эти слова будут присутствовать буквально в каждом приказе Верховного Главнокомандующего до самого конца войны.

"Зенитчики", худ. Ф.Н. Сачко, 1943 г.

«Зенитчики», худ. Ф.Н. Сачко, 1943 г.

Английский журналист Александр Верт, работавший во время войны в СССР, писал: «Несомненно, некоторые из приведенных цифр были преувеличены. Но даже если немцы потеряли не 3 тысячи, а 2 тысячи танков (после войны немцы признали, что их танковые войска под Курском были просто стерты в порошок), это тоже было достаточно хорошим результатом».

25 июля

Войска левого крыла Брянского фронта вели наступление с целью разгрома противника в районе Орла и освобождения города. Наступление велось охватывающими ударами с севера и северо-востока, а также с юга и юго-востока.

"Боец Овчинников 747-го полка 172 сд", худ. Ф.П. Усыпенко, 1943 г.

«Боец Овчинников 747-го полка 172 сд», худ. Ф.П. Усыпенко, 1943 г.

На Брянском фронте 3-я армия А.В. Горбатова и 63-я — В.Я. Колпакчи перешли в наступление, нанося главные удары своими флангами с целью двойного охвата Орла. Опираясь на сильную и глубокую оборонительную полосу, противник оказывал ожесточённое сопротивление. Немецкая авиация интенсивно бомбила советские войска. Пехота и танки немцев неоднократно переходили в контратаки.

На Орловском направлении, преодолевая сопротивление и контратаки противника, наши войска продолжали наступление, продвинулись вперед от 4 до 9 километров, заняли 30 населенных пунктов.

Резервы идут на фронт, июль 1943 г.

Резервы идут на фронт, июль 1943 г.

На хотынецком направлении разгорелись ожесточенные бои. Стремясь удержать железную дорогу, противник бросил в бой резервы. Сюда же он направил подошедшую из-под Белгорода моторизованную дивизию «Великая Германия». 25 июля противник нанес контрудар по 11-й и 16-й гвардейским дивизиям 11-й гвардейской армии генерала И.Х. Баграмяна. В полосе наступления 11-й гвардейской армии в районе Городок, Середичи, Передель, Ягодная сосредоточилась 4-я танковая армия В.М. Баданова, которая получила приказ наступать на Волхов.

Ленинградские партизаны нанесли первый единовременный удар по железнодорожному участку Псков — Остров, разрушили 3 тыс. м железнодорожного полотна и уничтожили 1900 м телеграфно-телефонной линии связи и железнодорожный мост.

26 июля

Войска Брянского фронта, наступавшие на орловском направлении, освободили свыше 70 населенных пунктов. Противник в связи с общей тяжелой обстановкой, создавшейся для него на всем советско-германском фронте, а также в связи с критическим положением своих войск в районе Орла начал отступать.

Танки уходят в разведку. Воронежский фронт, Курская дуга, июль 1943 г. Белгородское направление

Танки уходят в разведку. Воронежский фронт, Курская дуга, июль 1943 г. Белгородское направление

Выполняя приказ командующего Западным фронтом (В.Д. Соколовский), соединения 8-го гвардейского стрелкового корпуса с утра возобновили наступление на Волхов и начали медленно продвигаться вперед. Через некоторое время 11-й танковый и 6-й гвардейский механизированный корпуса, обогнав боевые порядки стрелковых соединений, устремились в атаку. Но натолкнулись на очень мощную противотанковую оборону. Оба корпуса понесли серьёзные потери в боевых машинах, главным образом, от огня закопанных и замаскированных вражеских танков и самоходок.

27 июля

Войска Юго-Западного фронта в ходе наступательных боев на изюм-барвенковском направлении (началась 17.7.1943 г.) захватили плацдармы на западном берегу р. Северный Донец на участке Петровская, Маяки.

На Орловском направлении наши войска продолжали наступление, продвинулись вперед от 4 до 6 километров и заняли свыше 50 населенных пунктов.

Город Болхов находился полтора года в оккупации

Город Болхов находился полтора года в оккупации…

На хотынецком направлении 31-я гвардейская стрелковая дивизия (Западный фронт) решительно атаковала противника. Завязались упорные встречные бои, и линия фронта здесь все время перемещалась то на юг, то на север. Утром части 11-й гвардейской армии генерала И.Х. Баграмяна и 30-го Добровольческого Уральского танкового корпуса прорвали оборону немцев и к вечеру 27 июля вышли к рекам Цкань и Орс (обе реки западнее и юго-западнее Болхова) и к северо-западной окраине Болхова.

В этот день противник предпринял ряд сильных контратак с целью выбить на Брянском фронте части 61-й армии П.А. Белова с восточной и южной окраин Болхова. Однако контратаки были отбиты. Советские войска продолжали настойчиво продвигаться к центру города.

Кривцовский мемориал в Болховском районе

Кривцовский мемориал в Болховском районе

Завершилась Изюм-Барвенковская операция, в результате которой советским войскам не удалось решить поставленные задачи. Но войска Юго-Западного фронта форсировали реку Северский Донец, захватили новые плацдармы, сковали резервы противника, оказав тем самым существенную помощь Воронежскому фронту в Курской битве. Кроме того, чтобы парировать удар Красной Армии, командование вермахта перебросило в район Донбасса из-под Харькова 5 танковых и из-под Орла одну моторизованную дивизии, что облегчило переход в контрнаступление войскам Воронежского и Степного фронтов.

28 июля

Войска левого крыла Западного фронта в ходе ожесточенных боев, сломив сопротивление врага на хотынецком и болховском направлениях, во взаимодействии с 61-й армией Брянского фронта освободили Болхов и создали непосредственную угрозу обхода противника в районе Орла с северо-запада.

На Орловском направлении наши войска продолжали наступление и продвинулись вперед от 4 до 6 километров, заняли свыше 30 населенных пунктов, в том числе железнодорожную станцию Становой Колодезь (18 километров юго-восточнее Орла).

Подбитый немецкий танк в ходе сражения на Курской дуге, 1943 г.

Подбитый немецкий танк в ходе сражения на Курской дуге, 1943 г.

Части 61-й армии генерала П.А. Белова Брянского фронта овладели Лутовиново — важным узлом сопротивления немцев, прикрывавшим подступы к Болхову с юго-востока и шоссе Болхов-Орел. Над болховской группировкой нависла угроза окружения, но немцы, засевшие в городе, продолжали сопротивляться. 28 июля в Болхов с северо-востока вступил 26-й стрелковый корпус К.М. Эрастова.

3-я армия А.В. Горбатова, вклинившись во вражескую оборону, вышла на рубеж Шумова, Савенково. Одновременно левофланговые части 63-й армии генерала В.Я. Колпакчи овладели рубежом Гремячий, южная окраина Становой Колодезь, Оловянниково.

Советская авиация произвела ночные налеты на железнодорожные узлы Брянск, Орел и аэродромы противника.

29 июля

Правительство СССР обратилось к правительствам Швеции и Турции с нотой, содержащей предложение нейтральным странам не предоставлять Муссолини и другим преступникам войны убежища на своей территории. Аналогичную ноту нейтральным странам послало Правительство Великобритании.

Войска левого крыла Западного и Брянского фронтов после освобождения Болхова развивали наступление в общем направлении на Брянск.

На Орловском направлении советские войска продолжали наступление и, продвинувшись на отдельных участках от 5 до 10 километров, заняли свыше 40 населенных пунктов.

Партизаны отряда «Храбрецы» Бобруйской партизанской бригады В.И. Ливенцова заминировали двумя магнитными минами эшелон, стоявший в могилевском парке ст. Осиповичи. В результате взрывов загорелись цистерны и бочки с бензином и полностью сгорело 4 эшелона. Пожар продолжался 10 часов и сопровождался взрывами авиабомб, снарядов и мин. В результате диверсии было уничтожено 2 паровоза, 9 цистерн с автомаслом, 23 вагона с бензобочками, 30 вагонов со снарядами, 35 вагонов с авиабомбами и минами, 15 вагонов с продовольствием, 15 платформ, 5 танков «Тигр», 7 бронемашин и кран для подачи угля. Кроме того, повреждено 3 паровоза, разрушен склад с углем, выведен из строя железнодорожный путь могилевского парка ст. Осиповичи.

20-летие встретил участник войны, советский летчик Борис Павлович Бугаев (1923-2007), летчик авиаотряда, выполнявшего задания Центрального штаба партизанского движения, ставший затем Заслуженным пилотом СССР, дважды Героем Социалистического Труда, главным маршалом авиации, министром гражданской авиации СССР.

30 июля

На Орловском плацдарме войска Центрального фронта продвинулись на отдельных участках от 4 до 8 километров, заняли свыше двадцати населенных пунктов. Войска правого крыла фронта продолжали развивать наступление на северо-запад в направлении Кром и к 30 июля продвинулись в глубину обороны врага до 40 километров.

11-я гвардейская армия вышла на рубеж Ильинское, Борилово, Павловский, Подчернево, угрожая флангу и тылу немецких войск, оборонявшихся в районе Орла. На Брянском фронте к исходу дня 61-я армия окончательно овладела городом Болхов и, преследуя части противника, вышла на рубеж Борилово, Павловский, Подчернево.

В одном из районов Орловской области немецко-фашистские оккупанты напали на партизанский отряд. Советские патриоты, подпустив гитлеровцев на близкое расстояние, встретили их метким огнём из всех видов оружия. Вражеская атака захлебнулась. Потеряв до 100 солдат убитыми и ранеными, противник отступил. Другой отряд орловских партизан внезапно атаковал колонну немецких солдат, направлявшихся к линии фронта. Убито 34 и ранено 58 гитлеровцев.

Летчик 31-го истребительного авиаполка 8-й воздушной армии Герой Советского Союза старший лейтенант Н.Е. Глазов во время воздушной разведки в районе Таганрога по команде с радиостанции наведения атаковал вражеский самолет-корректировщик. Израсходовав весь боекомплект, Глазов таранил самолет врага, сам погиб смертью героя.

31 июля

Войска левого крыла Западного, Брянского и правого крыла Центрального фронта продолжали вести наступательные бои на орловском направлении против 9-й и 4-й танковых армий противника.

Авиация Краснознаменного Балтийского флота (КБФ) бомбардировала порт и военно-морскую базу Таллин и наносила удары по легким силам противника в районе о. Большой Тютерс.

Подвиг старшего лейтенанта Татаркина П.Е.

Татаркин П.Е.

Татаркин П.Е.

Погиб в бою командир артиллерийской батареи 434-го стрелкового полка Петр Евпсифович Татаркин. С начала наступления советских войск 12 июля батарея старшего лейтенанта Татаркина сопровождала стрелковые подразделения полка непосредственно в боевых порядках и за первый день уничтожила пять огневых точек, около 200 гитлеровцев, разрушила два дзота, подавила огонь миномётной батареи врага.

13 июля на позиции стрелкового батальона, которому были приданы артиллеристы, у села Озерна (Ульяновский район Калужской области) противник организовал массированную контратаку силами до двух батальонов. Гитлеровцам удалось окружить батальон и артиллерийскую батарею. Для советских подразделений создалось угрожающее положение. В критический момент боя старший лейтенант Татаркин, оставив у орудий по одному человеку, которые в упор с расстояния 15-20 метров расстреливали наступающие цепи врага, поднял остальных бойцов батареи в атаку.

Вслед за артиллеристами в атаку поднялись и пехотинцы. В результате рукопашного боя противник потерял большое количество солдат и офицеров и вынужден был отступить. Татаркин в этом бою был ранен в руку, но от госпитализации отказался, продолжая руководить атакой батареи и прикрываемого батальона. В этом бою батарея П.Е. Татаркина артиллерийским огнём уничтожила около 75 фашистов, сам командир батареи в рукопашном бою уничтожил 27 солдат и офицеров врага. Несмотря на ранение, Татаркин продолжал управлять батареей до 31 июля, когда геройски погиб в районе села Волобуево Знаменского района Орловской области.

В 1944 году Петру Татаркину посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Из рассказов пленных немцев

На Орловском участке фронта наступающие части Красной Армии захватили в плен много немецких солдат. Пленный обер-ефрейтор 211-й немецкой пехотной дивизии Иоганн Фрейлих заявил: «Система обороны на нашем участке представлялась офицерам и солдатам необычайно мощной и неприступной. Вдоль фронта проходили три линии сплошных траншей с вынесенными вперёд проволочными заграждениями. На всех открытых подступах к нашим позициям было установлено огромное количество противопехотных и противотанковых мин. Инженерные заграждения дополнялись дзотами, построенными ещё в 1942 году. У нас было вполне достаточно огневых средств для того, чтобы отразить самые сильные атаки. Однако наступление русских опрокинуло все наши расчёты. В первый же день русские прорвали оборону и причинили дивизии тяжёлые потери».

Пленный унтер-офицер 6 роты 31 танкового полка 5-й танковой дивизии Курт Писколь рассказал: «Когда русские прорвали немецкую оборону севернее Орла, 5-я танковая дивизия была спешно переброшена в этот район с целью остановить наступление Красной Армии. На рассвете 13 июля при подходе к исходному рубежу для атаки русская артиллерия обрушила на нас уничтожающий огонь и за полчаса подожгла 16 танков. Оставался только единственный путь к спасению — сложить оружие. Наш экипаж выбрался из подбитой машины и сдался подоспевшей русской пехоте».

Пленный ефрейтор 1-й роты 769-го полка 377-й немецкой пехотной дивизии Генрих Фелькер рассказал: «Пятого июля командир роты обер-лейтенант Бауман заявил солдатам, что немецкие войска, начавшие наступление в районе Белгорода и Орла, восьмого июля будут в Курске. Однако скоро стало известно, что наступление захлебнулось, и все расчёты германского командования на захват Курска и окружение русских войск рухнули».

Пленный командир 6-й роты 396-го полка 216-й немецкой пехотной дивизии Дитрих Герлах рассказал: «Многие из нас с нетерпением и надеждой ждали весны и лета. Мы были уверены, что, как только погода установится, германские вооружённые силы устремятся на Восток и нанесут русским последний удар. Однако с самого начала наступления немецкой армии на Курск всё пошло не так, как мы ожидали. Последующий ход событий показал, что летние планы немецкого командования на Востоке потерпели полный крах. Поражение немецких войск под Курском чревато тяжёлыми последствиями для Германии».

Перешедший на сторону Красной Армии лейтенант 216-й немецкой пехотной дивизии Гельмут М. рассказал: «На днях из Германии вернулся обер-лейтенант, мой сослуживец. Перед отъездом из Берлина он побывал на собрании офицеров, на котором с речью о военном положении выступил Геринг. В небольшом кругу своих друзей обер-лейтенант пересказал содержание этой речи. Геринг нарисовал мрачную картину и заявил, что многие старые генералы обанкротились и доказали свою неспособность руководить военными операциями в нынешней обстановке. Он намекнул, что предстоит основательная чистка высшего офицерского состава, в результате которой кое-какие генералы будут выброшены на свалку. Коснувшись последних неудач немецких войск на Восточном фронте, Геринг подтвердил, что Германия переживает кризис и надо быть готовым ко всяким неприятным неожиданностям».

Пленный ефрейтор 3-й роты 394-го полка 3-й немецкой танковой дивизии Вальтер Мюллер сообщил: «Когда началось наступление, командир роты нам говорил, что через три-четыре дня мы будем в Курске. Он требовал, чтобы мы, невзирая ни на какие жертвы, пробивались вперёд. Дивизия несла тяжёлые потери, но продвигалась крайне медленно. Вскоре русские перешли в контрнаступление, и мы были вынуждены в беспорядке отступать. Так печально закончилось наше летнее наступление».

Захваченный в плен на Орловском участке фронта обер-ефрейтор 5-й роты 2-го гренадерского полка 2-й немецкой танковой дивизии Леопольд Юнгвирт рассказал: «Получив пополнение, наша дивизия 13 июля была спешно отправлена в район севернее Орла, где русские прорвали линию обороны. Офицеры уверяли, что у русских здесь незначительные силы, и мы легко с ними справимся. Однако на деле оказалось иначе. Утром 15 июля остатки нашего полка, не выдержав натиска русских, панически побежали».