8 июля

На орловско-курском и белгородском направлениях войска Центрального и Воронежского фронтов продолжали отражать наступление крупных сил противника. Контрударом войск Центрального фронта противник с тяжелыми потерями был отброшен с северной окраины Понырей. К исходу дня наступление противника в районе Поныри, Ольховатка было остановлено. Советские войска вышли на свои прежние позиции.

К.К. Рокоссовский (командующий Центральным фронтом): «8 июля в 8 часов 20 минут до 300 вражеских танков при поддержке артиллерийско-миномётного огня и ударов авиации атаковали наши позиции северо-западнее Ольховатки на стыке 13-й и 70-й армий. Враг ворвался в боевые порядки пехоты. Здесь успела с ходу занять позиции 3-я истребительная артиллерийская бригада полковника В.Н. Рукосуева. Артиллеристы встретили гитлеровцев огнем прямой наводки… Противник вынужден был отойти. Совместными героическими действиями всех родов войск вражеская атака была отбита».

На Воронежском фронте (командующий Н.Ф. Ватутин) противник пытался расширить прорыв в сторону Обояни. Основной удар противник наносил вдоль Обояньского шоссе, в направлении Сырцево — Грезное. С утра до поздней ночи он бросал в атаку все новые группы танков. В середине дня отдельным группам танков удалось прорвать вторую полосу обороны в районе поселка Ильинский. М.Е. Катуков приказал контратаковать прорвавшегося противника. К трем часам эта группа была остановлена и разгромлена. Но на других участках левого крыла враг продолжал наступать.

Командующий Воронежским фронтом Ватутин Н.Ф.

Командующий Воронежским фронтом генерал Ватутин Н.Ф.

М.Е. Катуков: «Контрудар наших соединений не достиг намеченной цели. Да это и понятно. Два корпуса из резерва Ставки (2-й и 10-й) имели всего по 50 танков. Прибыли они в армию без мотострелковых батальонов. Что касается гвардейских корпусов А.Г. Кравченко и А.С. Бурдейного, то они были ослаблены в предшествующих боях, понеся серьезные потери. Отразив атаки корпусов, немцы в конце дня снова принялись за нас. В небе повисли сотни самолетов. Как потом выяснилось, фашисты бросили против армии всю свою авиацию. В воздух поднялись наши истребители. Ожесточенные бои в небе и на земле шли до глубокой ночи. Но и в этот день, когда гитлеровское командование бросило в бой последние резервы, прорвать нашу оборону ему не удалось. Правда, армии пришлось оставить несколько населенных пунктов и отойти на заранее подготовленные рубежи, за реки Пена и Солотинка».

С утра 8 июля армейская группа «Кемпф» вместо наступления в район Короча повернула на север, расширяя к востоку фронт прорыва. Германское Верховное Главнокомандование докладывало: «Вражеская глубоко расчлененная оборонительная система в лесах и населенных пунктах прорвана».

Схема ударов немецких групп армий "Центр" и "Юг" на Курском выступе

Схема ударов немецких групп армий «Центр» и «Юг» на Курском выступе

За день боев под Курском в воздушных боях и огнем зенитной артиллерии был уничтожен 161 вражеский самолет.

Партизанское соединение С.А. Ковпака пустило под откос два эшелона противника на железнодорожной линии Тернополь — Проскуров. Юго-западнее Тернополя партизаны взорвали два железнодорожных и два шоссейных моста.

9 июля

Решением Ставки ВГК Степной военный округ переименован в Степной фронт (командующий генерал-полковник И.С. Конев, член Военного совета генерал-лейтенант И.3. Сусайков, начальник штаба генерал-лейтенант М.В. Захаров).

Войска Центрального фронта в ожесточенных оборонительных боях нанесли большие потери ударной группировке противника, наступавшей на Курск с севера и вклинившейся в нашу оборону на 10-12 км, и, остановив ее, заставили перейти к обороне.

Прямое попадание "тигра" по Т-34

Прямое попадание «тигра» по Т-34

Манштейн: «…9 июля наступление остановилось на линии обороны противника на холмистой местности в районе Ольховатки, в 18 км от исходных позиций 9-й армии. Командование армии предполагало, что после отражения вражеских контратак, перемещения главного направления своего удара и введения в бой резервов оно вновь возобновит наступление 12 июля, чтобы завершить прорыв».

Войска Воронежского фронта вели ожесточенные бои с противником, которому на обоянском направлении удалось вклиниться в оборону советских войск на глубину до 35 км, а на направлении Короча — на глубину 8-10 км. Советские войска оказывали упорное сопротивление.

Немецкие танки "тигр" в момент краткой передышки

Немецкий танк «тигр» в момент краткой передышки

Противник вновь попытался прорвать вторую полосу нашей обороны и выйти к Обояни. К исходу дня ему удалось потеснить советские части ещё на 6-8 километров к северу и несколько расширить фронт наступления к западу. Немецкие танки приблизились к Кочетовке (25 километров южнее Обояни), где располагался командный пункт 6-й гвардейской армии. Штаб переместился на командный пункт 1-й танковой армии. К концу дня враг был остановлен. 6-я гвардейская армия получила возможность провести перегруппировку сил и надежно закрепиться на новых позициях.

Согласно «Истории ВОВ» потери немцев 9 июля составили 11 тысяч убитыми и ранеными, 230 танков и самоходных орудий, 144 самолета.

10 июля

Закончилась оборонительная операция войск Центрального фронта на орловско-курском направлении против войск 9-й армии противника (началась 5.7.1943 г.). В ходе операции войска фронта стойкой, активной и глубоко эшелонированной обороной остановили наступление противника.

Пулеметчик Плахов В.П., 1943 г., худ. Л.Л. Резницкий

Пулеметчик Плахов В.П., 1943 г., худ. Л.Л. Резницкий

На Воронежском фронте моторизованная дивизия «Великая Германия» и 3-я танковая дивизия, нащупав слабое место на стыке 6-го танкового и 3-го механизированного корпусов 1-й танковой армии, прорвались в боевые порядки оборонявшейся здесь 67-й гвардейской стрелковой дивизии. Группы танков противника неоднократно врывались в село Верхопенье, но контратаки советских танкистов и стрелков вынуждали их отступать. В ходе наступления немцам удалось вырваться на северо-запад и достичь населенных пунктов Новенькое, Новоселовка-2. Возникла угроза окружения 6-го танкового корпуса и 90-й гвардейской дивизии, оборонявшихся юго-западнее Верхопенья. М.Е. Катуков приказал войскам отойти на запад и совместно с 10-м танковым корпусом и 184-й стрелковой дивизией создать прочную оборону. Наступление противника на правом фланге 1-й танковой армии было остановлено.

По плану операции «Цитадель» ударные группировки групп армий «Центр» и «Юг» должны были соединиться восточнее Курска на четвертый день операции — 8 июля. Закончился пятый день операции. Оценивая его результаты, Манштейн не мог не понимать, что время начало работать на противника и шансы на успех наступления тают с каждым часом. Темп продвижения в глубину обороны противника резко снизился: на обояньском направлении 48-й корнус к 10 июля продвинулся всего на 25 км — в среднем 5 км в сутки. Контрудары и контратаки по флангам основной группировки не позволили противнику сконцентрировать свои силы на главном направлении.

Было выиграно время для выдвижения стратегических резервов. Прорыв двух оборонительных рубежей русских и вклинение в их оборону на 25-28 км дорого обошлись немцам. К исходу 9 июля численность боеготовых танков и штурмовых орудий в группировке Манштейна снизилась примерно до 43% по отношению к составу на 1 июля. То есть за пять дней операции было выведено из строя более 800 танков и штурмовых орудий (в том числе по техническим причинам оказалось небоеспособным большое количество новых танков «пантера»). Но большая часть из них подлежала восстановлению, причем в короткие сроки.

Из памятки советского пехотинца об уязвимых местах танка "тигр"

Из памятки советского пехотинца об уязвимых местах танка «тигр»

В оборонительных боях советских войск под Курском советская авиация оказала большую поддержку сухопутным войскам. Летчики-истребители 2-й и 17-й воздушных армий в битве под Курском за день боев в воздушных боях уничтожили 80 самолетов противника. Летчики-штурмовики 16-й воздушной армии в районе Поныри противотанковыми авиабомбами уничтожили и повредили до 50 вражеских танков.

Летчик 117-го гвардейского истребительного авиаполка младший лейтенант М.В. Кубышкин в воздушном бою, спасая своего командира, таранил вражеский истребитель. Свой горящий самолет Кубышкин покинул и спасся на парашюте.

11 июля

Войска Западного и Брянского фронтов вели бои передовыми батальонами армий на участках ударных группировок войск, подготовленных для наступления на орловском направлении.

Манштейн: «11 июля противник крупными силами перешел в наступление с востока и северо-востока против 2-й танковой армии, удерживавшей Орловскую дугу. Развитие событий на этом участке заставило командование группы «Центр» приостановить наступление 9 армии, чтобы бросить её крупные подвижные силы в бой на участке 2-й танковой армии».

Войска Воронежского фронта вели тяжелые бои с противником на всем фронте. Особенно ожесточенные бои проходили вдоль шоссейной дороги, ведущей в Обоянь. К исходу дня контрударами советских войск противник был остановлен.

На Воронежском фронте в полосе обороны 1-й танковой армии противник активных действий не предпринимал. Немецкое командование перенесло направление главного удара с обояньского направления на Прохоровку с расчётом прорваться к Курску с юго-востока. К 11 июля на прохоровское направление в район севернее Покровки стягивалась большая часть соединений 4-й танковой армии врага — четыре танковые и одна пехотная дивизии, в том числе танковые дивизии 2-го танкового корпуса СС «Адольф Гитлер», «Мертвая голова» и «Райх». В этой группировке насчитывалось до 700 танков и самоходных орудий.

Схема движения немецких частей накануне сражения под Прохоровкой

Схема движения немецких частей накануне сражения под Прохоровкой

11 июля противнику после ожесточенных кровопролитных боев удалось несколько продвинуться к Прохоровке и с запада, и с юга. В район Прохоровки Ставка выдвинула из своего резерва 5-ю гвардейскую общевойсковую и 5-ю гвардейскую танковую армии.

В районе села Прохоровка (Белгородская область) одна из батарей артиллерийского дивизиона 58-й мотострелковой бригады была атакована 19 танками противника. Когда орудийный расчёт вышел из строя, к орудию встал гвардии старший сержант Михаил Федорович Борисов, комсорг дивизиона. Прямой наводкой он подбил 7 танков. Был ранен, но поле боя не покинул.

Михаил Борисов

Михаил Борисов

Авиация 16-й и 2-й воздушных армий в битве под Курском уничтожила в воздушных боях до 50 вражеских самолетов. За семь дней оборонительной операции в воздушных боях и на аэродромах наша авиация уничтожила более 1400 немецких самолетов. Это обеспечило нашей авиации господство в воздухе и создало благоприятные условия для контрнаступления сухопутным войскам.

В Москве состоялся второй антифашистский митинг советских ученых. Участники митинга приняли обращение к ученым всего мира.

40-летие встретил легендарный советский разведчик, полковник Рудольф Иванович Абель (Вильям Генрихович Фишер, 1903-1971), работавший в Четвертом управлении НКГБ. В годы войны занимался организацией боевых разведывательно-диверсионных групп. В 1948 году был направлен в США, где под фамилией Гольдфус владел фотостудией в Бруклине, а на самом деле руководил советской разведывательной сетью в Америке. Был выдан своим помощником и арестован 21 июня 1957 года. Абель получил 30 лет каторжной тюрьмы. В феврале 1962 года на границе Западного и Восточного Берлина Абеля обменяли на американского летчика Фрэнсиса Пауэрса, пилота самолета-разведчика У-2, сбитого 1 мая 1960 в советском воздушном пространстве. В Москве работал консультантом в Центральном аппарате внешней разведки КГБ СССР, на досуге писал пейзажи.

12 июля

По всему фронту — от Смоленска до Черного моря — Красная Армия начала целый ряд мощных наступательных операций.

Брянский, Центральный и Западный фронты начали Орловскую стратегическую наступательную операцию (кодовое название «Кутузов»), являвшуюся частью Курской битвы, — контрнаступление советских войск. На орловском плацдарме немцы сосредоточили до 600 тысяч солдат и офицеров, 6 тысяч орудий и минометов, около тысячи танков и самоходных орудий. Операция завершилась 18 августа разгромом болховской группировки противника (15 дивизий). Советские войска освободили города Волхов, Орел, Карачев и продвинулись в западном направлении на 150 километров.

Главная полоса обороны немецких войск была оборудована на глубину до 5-7 км, крупные населенные пункты враг превратил в сильные опорные пункты. Особенно прочно были подготовлены к круговой обороне города Орёл, Волхов, Мценск и Карачев.

Войска Западного и Брянского фронтов в первые два дня наступления прорвали тактическую зону обороны противника на Орловско-Курской дуге. Наступление развернулось в широкой полосе, что позволило Центральному фронту нанести удар в направлении Кром. 29 июля был освобожден Волхов, а к утру 5 августа — Орёл. К 18 августа советские войска подошли к оборонительному рубежу противника «Хаген» восточнее Брянска. С крупным поражением группы армий «Центр» под Орлом рухнули планы немецкого командования по использованию орловского плацдарма для удара в восточном направлении. Контрнаступление начало перерастать в общее наступление Красной Армии на запад.

Советские войска успешно закончили оборонительное сражение, сорвали наступательные планы противника и сами перешли в мощное контрнаступление.

В достижении целей обороны советских войск важная роль принадлежала  авиации, которая к концу третьего дня оборонительных боев завоевала господство в воздухе и нанесла противнику значительные потери. В оборонительной операции активное участие принимали 16-я, 2-я, 17-я воздушные армии и авиация дальнего действия общим количеством более 3 тыс. самолетов, а контрнаступление войск поддерживали уже более 5 тыс. самолетов шести воздушных армий и авиации дальнего действия. От ударов авиации противник понес большие потери в живой силе и технике.

Войска 5-й гвардейской танковой армии (командующий генерал-лейтенант танковых войск П.Я. Ротмистров) Воронежского фронта, наносившие контрудар в районе Прохоровки, столкнулись с наступавшим танковым корпусом СС противника. Произошло крупное танковое сражение, в котором с обеих сторон участвовало свыше 1100 танков и самоходных орудий (во другим источникам около 1500 танков). Крупное танковое встречное сражение было выиграно советскими войсками. Вражеская группировка, наступавшая на Прохоровку, была остановлена и перешла к обороне. Потерпела неудачу также попытка противника прорваться к Прохоровке с юга. Не достигнув намеченной цели — захватить Курск с юго-востока, противник продвинулся на южном фасе Курского выступа до 35 километров и перешел к обороне. Немцы потеряли по разным источникам от 350 до 400 танков.

Стоит подчеркнуть, что только за первые 5 дней боев (5-9 июля) на Курской дуге немцы потеряли 2066 танков (и самоходных орудий, согласно данным Совинформбюро) или не менее 600 танков и самоходных орудий (согласно «Истории ВОВ). Получается, что из 2700 танков и самоходок, с которыми немцы начали наступление 5 июля, к 10 июля уцелели 634 боевых единицы (по данным Совинформбюро) или около 2100 («История ВОВ»). Между тем, как написано в «Истории ВОВ», немцы 12 июля выставили в сражении под Прохоровкой почти 1000 танков и самоходных орудий. Поскольку доподлинно известно, что немцы на Курское направление не перебросили дополнительно с других фронтов ни одной дивизии и ни одного танка, то данные немецких потерь по данным Совинформбюро преувеличены, а по «Истории ВОВ» неполны.

13 июля

Войска Западного и Брянского фронтов успешно развивали наступление на болховском, хотынском и орловском направлениях, прорвав оборону противника на глубину от 8 до 25 км.

На Брянском фронте 61-й армия П.А. Белова, прорвав оборону противника северо-восточнее Волхова, наступала на юго-запад. Немецкое командование, видя угрозу двухстороннего охвата и окружения своей болховской группировки, стало спешно перебрасывать в этот район свежие силы.

Перерезав дорогу Старица-Ульяново, войска Западного фронта нанесли противнику, занимающему Старицу, сильный удар с юго-востока. После короткого, но ожесточённого уличного боя очистили Старицу от противника. Атаковали Ульяново с запада и с северо-востока и к 14 часам 30 минутам освободили его от немцев.

Левофланговые части 11-й гвардейской армии вели борьбу за переправы через реку Вытебеть и расширяли прорыв на юго-восток. Советские войска к исходу 13 июля овладели рядом населённых пунктов и, выйдя к реке Вытебеть, передовыми отрядами захватили переправы через неё южнее Долгая и восточнее Дурнево. В результате двухдневного наступления войска 11-й гвардейской армии И.Х. Баграмяна прорвали оборону противника на глубину — до 25 км, расширив прорыв по фронту до 23 км. Пути для развития наступления, как на Волхов, так и на юг к железной дороге и шоссе Орёл-Брянск были открыты.

13 июля перешли в наступление войска 50-й армии И.В. Болдина. Но враг на этом участке создал прочную оборону, и советским войскам не удалось добиться успеха.

Войска Воронежского фронта вели тяжелые оборонительные бои с противником, предпринявшим последнюю попытку прорваться на белгородско-курском направлении в районе Лески, Гостищево, Шахово. Части 5-й гвардейской армии атаковали противника на плацдарме за рекой Псёл. Немцы начали отвод своих войск на южный берег реки.

13 июля прошло совещание в ставке Гитлера. Фюрер говорил о том, что положение на Сицилии, где западные державы высадились 10 июля,- стало серьезным. Он заявил, что необходимо сформировать новые армии в Италии и на западных Балканах. Восточный фронт должен отдать часть сил, и потому операция «Цитадель» не может дольше продолжаться…

Немецко-фашистские оккупанты в селе Дукштас на глазах у местных жителей повесили верную дочь литовского народа комсомолку М.Ю. Мельникайте. Гитлеровцы долго охотились за отважной партизанкой. Мельникайте организовала только в Зарайском уезде 20 подпольных групп, действовала как пропагандист и боевик. 8 июля 1943 г. Мельникайте вместе с пятью партизанами взорвала вражеский эшелон. На обратном пути партизаны были окружены и после шестичасового боя схвачены врагом. После зверских пыток отважная девушка была казнена.

20-летие встретил участник войны Михаил Иванович Пуговкин (1923-2008), ставший затем популярным российским киноактером, народным артистом СССР. Он посвятил свою жизнь кинематографу и прошел славный путь от массовок до главных ролей, сыграв в сотне картин.

14 июля

Войска Центрального фронта, использовав успех Западного и Брянского фронтов, к исходу дня закончили перегруппировку своих сил и стали переходить в наступление.

На Западном фронте части 11-й гвардейской армии И.Х. Баграмяна продолжали развивать наступление на юго-восток в направлении на Ягодную, охватывая левый фланг болховской группировки противника. К полудню они сломили сопротивление немцев и вышли к реке Вытебеть. Остатки разгромленных частей и подошедшие из тыла резервы немцев перешли к обороне. Отбив контратаки противника наши войска форсировали Вытебеть и окружили важный узел сопротивления Сорокино.

На Брянском фронте 3-я (А.В. Горбатов) и 63-я (В.Я. Колпакчи) армии, прорвав своими смежными флангами оборону противника более чем на 30 километров по фронту, вклинились в глубину его расположения до 12 км и создали угрозу глубокого рассечения немецкого фронта. Немецкое командование начало поспешно перебрасывать на этот участок фронта свежие резервы.

С рассветом 14 июля на Воронежском фронте части 2-го танкового корпуса СС перешли в наступление на восток против соединений 69-й армии, оборонявшихся в районе Лески, Гостищево, Шахово. К 19.00 2-й танковый корпус СС захватил Ивановку. Немецкий 3-й танковый корпус оперативной группы «Кемпф» атаковал советские войска с востока. К исходу дня возникла угроза окружения 48-го стрелкового корпуса.

В газете «Правда» опубликовано сообщение Чрезвычайной Государственной Комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в Краснодаре и Краснодарском крае.

Сталин дал указание всеми силами начать «рельсовую войну». В общем-то, она началась уже давно. Только с января по май 1943 года белорусские партизаны пустили под откос 634 эшелона. В ночь на 21 июля было взорвано 5885 рельсов, а всего с 21 июля по 27 сентября орловские и брянские партизаны взорвали более 17 тысяч рельсов.

15 июля

Войска Центрального фронта, используя успех Брянского и Западного фронтов, перешли в контрнаступление с целью восстановления прежнего положения.

Командующий Центральным фронтом генерал Рокоссовский К.К.

Командующий Центральным фронтом генерал Рокоссовский К.К.

Войска Центрального фронта нанесли удар по противнику, перебросившему 4 танковых и 1 моторизованную дивизию в полосу Брянского и Западного фронтов, с юга и с юга-востока в направлении на Кромы. К.К. Рокоссовский: «Перейдя в наступление своим правым флангом — все теми же 48, 13 и 70-й армиями, значительно ослабленными в тяжелых оборонительных боях, — войска Центрального фронта стали медленно продвигаться вперед, преодолевая упорное сопротивление гитлеровцев, умело использовавших свои хорошо оборудованные рубежи. Нам в буквальном смысле слова приходилось прогрызать одну позицию за другой. Противник применял подвижную оборону: пока одни его части оборонялись, другие занимали новый рубеж в 5-8 километрах. Враг то и дело бросал в контратаки танковые войска, а их у него оставалось ещё достаточно».

На карачевском направлении 16-й гвардейский стрелковый корпус И.Ф. Федюнькина наступал по лесному району между реками Рессета Вытебеть. Советские войска обходили опорные пункты врага и, изолируя их один от другого, ударами с флангов и с тыла уничтожали вражеские гарнизоны или вынуждали немцев отходить.

Войска Воронежского фронта отразили наступление противника на южном фасе Курского выступа и заставили его отказаться от попыток прорваться к Курску с юга.

На Орловском участке фронта, Орловско-Курском и Белгородском направлениях в течение 15 июля наши войска подбили и уничтожили 129 немецких танков. В воздушных боях и огнем зенитной артиллерии сбито 76 немецких самолетов.

Партизаны отрядов имени Кутузова, имени Н.Т. Шиша и имени С. Лазо бригады М.И. Герасимова Пинского соединения разгромили районный полицейский участок Любешов, насчитывавший 250 фашистов.

Современная точка зрения на сражение под Прохоровкой

Традиционная точка зрения была изложена выше. «В действительности для нас сражение под Прохоровкой было намного печальнее. В.Н. Лебедев, научный сотрудник Белгородского краеведческого музея, изучавший архивные материалы, встречавшийся с участниками боев под Прохоровкой, подполковник запаса, еще в 1987 году писал, что легенда о Прохоровке родилась благодаря командующему в то время 5-й гвардейской танковой армией генералу П.А. Ротмистрову, будущему маршалу бронетанковых войск, выпустившему в 1960 году книгу «Танковое сражение под Прохоровкой».

За 3 дня боев под Прохоровкой 5-я армия уничтожила 150, а не 400 танков. И сами эти бои назывались контрударом и только после смерти Сталина стали именоваться самым крупным в истории встречным танковым сражением в угоду Н.С. Хрущеву, который был членом военного совета Воронежского фронта. Между тем каждый день сражений до 12 июля был гораздо свирепее даже отлакированной Прохоровки. Например, на обояньском направлении бойцы 6-й гвардейской армии Чистякова и 1-й гвардейской танковой армии Катукова в жесточайших боях, неся огромные потери, перемололи главные немецкие силы, рвавшиеся к Курску (6 июля).

Более того, по данным, появившимся за последние годы, под Прохоровкой сражались 211 немецких танков против 850 советских, а потери составили 70 немецких и 700 советских танков. Почему так произошло? На войне большая численность сил сама по себе не означает непременного превосходства. Несмотря на посредственную броню и орудия немецких танков Pz-lll и IV, немцы все еще превосходили нас благодаря гибкому и агрессивному командованию, лучшей обученности экипажей, превосходных оптике и средств связи.

Все немецкие танки имели радио, и это позволяло им постоянно узнавать обо всех изменениях в боевой обстановке. У наших танков радиопередатчики были только на танках командиров рот и выше. Внес свою лепту и Ротмистров, обеспокоенный 88-миллиметровым орудием и фронтальной броней «тигров». По его приказу наши танки полным ходом шли на дивизии СС, а те точными выстрелами поражали их. Стрельба на быстром ходу наших танков не могла быть точной — стабилизаторов орудий тогда еще не было. Когда уцелевшие советские танки подошли к немецким позициям, опытные немецкие экипажи довершили разгром, обходя Т-34 с флангов и уничтожая их с тыла один за другим. Советские историки также утверждали, что под именно Прохоровкой было остановлено немецкое наступление. На самом деле 14 июля южнее Прохоровки продолжавшие наступление немцы окружили несколько советских стрелковых дивизий, а само наступление продолжалось до 16 июля.

В сражении под Прохоровкой ни одной из сторон не удалось достичь целей, поставленных на 12 июля: немцам не удалось захватить Прохоровку, прорвать оборону советских войск и выйти на оперативный простор, а советским войскам не удалось окружить группировку противника. Тем не менее немецкое наступление закончилось неудачей, и больше таких масштабных атак немцы под Курском не предпринимали. Потери советских танкистов составили не менее 270 машин…»  (А.В. Сульдин «Курская битва. Полная хроника – 50 дней и ночей», М., АСТ, 2014, с. 44-46).

Подвиг Петра Кандаурова

Пётр Степанович Кандауров родился 15 мая 1913 года в селе Чикаревка Тамбовской области. Учился в педагогическом техникуме. В 19 лет был призван на службу в Красную Армию. Петру Кандаурову было суждено стать кадровым военным, он окончил кавалерийскую школу и Тамбовское зенитно-артиллерийское училище. С 28 июня 1941 г. – в действующей армии. Отличился в боях на Курской дуге. К июлю 1943 года майор П.С. Кандауров командовал 670-м зенитным артиллерийским полком (5-я зенитная артиллерийская дивизия 7-й гвардейской армии Степного фронта).

Подвиг Кандаурова, 1943 г., худ. В.Н. Голяховский

Подвиг Кандаурова, 1943 г., худ. В.Н. Голяховский

За первые две недели Курской битвы, полк Кандаурова, прикрывая своим огнём действия танковых и стрелковых советских частей, сбил 33 немецких самолёта. За эти успешные действия Пётр Степанович был награждён орденом Отечественной войны II степени. В боях за освобождение Харькова зенитчики Кандаурова вели бои не только против самолётов противника, но и против танков. 23 августа 1943 года майор Кандауров погиб смертью храбрых на огневой позиции, рядом с орудием. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1944 года майор Пётр Степанович Кандауров посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза.

Командир полка Пётр Кандауров не только организовывал огонь батарей: если возникала необходимость, он сам становился к орудию, отлично справляясь с обязанностями наводчика. Три самолета и два танка — таков его личный счет в боях на подступах к Харькову. 23 августа 1943 года наши передовые части ворвались в полуразрушенный Харьков. Как обычно, комполка Кандауров с передовой батареей находился среди наступающих пехотинцев. Зорко следя за небом, его зенитчики успешно отражали атаки и наземного врага.

Разрушенные дома, заваленные кирпичом и щебнем улицы мешали обзору. Внезапно к позициям батареи прорвались вражеские танки. Пулеметными очередями им удалось вывести из строя весь расчет одного из орудий. Тогда к нему бросился командир полка и несколькими удачными выстрелами поджег «пантеру». Немцы начали отступать.

Увлекшись поединком, наши зенитчики не заметили, как из переулка, находившегося вне их поля зрения, вышли три немецких танка и одновременно открыли стрельбу. У орудия, из которого продолжал вести огонь командир полка, разорвались сразу два снаряда. Израненный их осколками, майор Кандауров упал замертво. Так в бою за освобождение Харькова от немецко-фашистских захватчиков совершил свой последний подвиг Пётр Степанович Кандауров. Герой похоронен в братской могиле в городе Харькове.