Александра Михайловна Коллонтай родилась в Санкт-Петербурге в семье царского генерала-аристократа 19 марта (1 апреля) 1872 года. Её отец Михаил Алексеевич Домантович был инспектором Николаевского кавалерийского училища, участвовал в Русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Для её матери — Александры Алексеевны Масалиной брак с Домантовичем был вторым. От первого брака она имела троих детей.

«Как младшая в семье, — писала Коллонтай в автобиографии, — и притом единственная дочь отца…, я была окружена особой заботой всей нашей многочисленной семьи с её патриархальными нравами». Шурочка много читала, изучала иностранные языки и мечтала стать писательницей. Она получила домашнее образование и в 16 лет сдала экстерном экзамен на аттестат зрелости. Родители ждали от неё замужества и внуков. Однако Шурочка отказывала всем, кто просил её руки.

Её крестным отцом был генерал от инфантерии, крупный военачальник и военный теоретик Михаил Иванович Драгомиров, сын которого – Иван, безнадёжно влюблённый в Александру, пустил себе пулю в лоб. Он стал первым в длинном ряду мужчин, которые буквально сходили с ума от любви к Александре Михайловне.

Александра Михайловна Коллонтай

Александра Михайловна Коллонтай

Влюбилась она в своего троюродного брата Владимира Людвиговича Коллонтая, с которым познакомилась в Тифлисе, куда ездила с отцом. Вскоре Владимир Коллонтай приехал в Санкт-Петербург и поступил в Военно-инженерную академию. Молодые люди решили пожениться. Однажды Александр Михайловна призналась, что «вышла замуж в виде акта протеста против воли родителей». Два года родители не давали согласия, но в 1893 году Александра и Владимир обвенчались, через год у них родился сын Михаил.

Шурочка Домонтович

Шурочка Домонтович

Владимир Коллонтай дослужился до генерала. Но Александра Михайловна не желала быть просто женой, её тянуло к ярким личностям, а отношения с супругом ей казались пресными. У неё завязался первый роман на стороне, и они с мужем разошлись. Но его фамилию она носила до конца жизни.

С мужем Владимиром Людвиговичем Коллонтаем

С мужем Владимиром Людвиговичем Коллонтаем

«Женщины и их судьба, — писала Александра Коллонтай, — занимали меня всю жизнь, и их-то участь толкнул меня к социализму». В августе 1898 года, оставив сына на воспитание отцу, она отправилась в Швейцарию, получать высшее образование. Поступила в университет в Цюрихе на факультет экономики и статистики. В следующем году изучала в Англии рабочее движение. В 1901 году познакомилась с Плехановым Г.В., Карлом Каутским, Розой Люксембург.

Александра Михайловна с сыном Мишей

Александра Михайловна с сыном Мишей

После смерти отца Александра Михайловна получила наследство и вернулась в Россию. Её бурный темперамент требовал действий. Она вернулась, чтобы бороться за права женщин и за предоставление Финляндии независимости. Коллонтай изучала экономику Финляндии и опубликовала несколько солидных научных работ. Вскоре издаются две её книги: «Жизнь финляндских рабочих», «Финляндия и социализм». Её работы привлекают внимание Ульянова-Ленина В.И.

Во время первой русской революции она писала антиправительственные листовки, участвовала в митингах. В одной из её брошюр полиция увидела призыв к вооружённому восстанию. Александре Михайловне грозила тюрьма. В конце 1908 года она покинула Россию и обосновалась в Германии.

Коллонтай участвовала в международных конференциях, посвящённых женскому движению, перезнакомилась со всеми известными социал-демократами Европы. Коллонтай трудилась неустанно. Она пишет статьи: «Об организации работниц в России», «Классовые и общенациональные задачи женского движения», «Социальные основы женского вопроса» и др.; книгу «По рабочей Европе». В 1916 г. в Петербурге был издан самый значительный труд Коллонтай объёмная книга: «Общество и материнство. Государственное страхование материнства». Александра Михайловна выступала с рефератами и лекциями в Германии, Англии, Швейцарии, Дании, Бельгии.

Шляпников Александр Гаврилович

Шляпников Александр Гаврилович

Александра Михайловна – невысокая шатенка с голубыми глазами. Она следила за своей внешностью, была модно и элегантно одета. Умная, образованная, утончённая, красноречивая… Среди её мужчин называли видного немецкого социал-демократа Карла Либкнехта, Петра Маслова, Александра Шляпникова…

Карл Либкнехт

Карл Либкнехт

Александра Коллонтай очень скучала по сыну, она жила за границей и виделись они редко. О возвращении на Родину пришлось забыть, так как Александра Михайловна принадлежала к тем немногим социал-демократам, кто решительно выступал против участия в Первой мировой войне. Русские эмигранты в Европе оказались в трудном положении: в странах Антанты они рассматривались как враждебные антивоенные агитаторы, а в государствах Четвёртого союза их арестовывали как подданных противника. Коллонтай была арестована берлинской полицией. Но освобождению её и других социал-демократов помог Карл Либкнехт.

Из Германии она перебралась в Швецию, откуда её выслали без права возвращения, приют Коллонтай нашла в Норвегии, где выступала, писала на антивоенные темы, выпустила брошюру «Кому нужна война?». В 1915 году Александра Михайловна примкнула к большевикам, до войны оставалась с меньшевиками. В 1915 году она была приглашена прочитать цикл лекций в США. В августе 1916 г. она вновь отправилась за океан. В Нью-Йорке Коллонтай встретилась с высланным из Европы российским социал-демократом Львом Троцким. Она плохо воспринимала Троцкого, и это обстоятельство потом сыграла определённую роль в её судьбе. Америку Коллонтай покинула в январе1917 г.

Троцкий Лев Давидович

Троцкий Лев Давидович

В марте 1917 года Александра Михайловна вернулась в Петроград. Её ввели в состав редакции главной партийной газеты «Правда», избрали в Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов от большевиков, включили состав исполкома Петроградского совета. Она была одним из самых блестящих ораторов, хорошо выступала, искренне, с чувством. Вспоминала: «Я сама горела, и моё горение передавалось слушателям. Я не доказывала, я увлекала их. Я уходила после митинга под гром рукоплесканий. Я дала аудитории частицу себя и была счастлива».

Временное правительство обвиняло большевиков в связях с немцами. Ленин был объявлен германским шпионом. На арест видных большевиков были выданы ордера. Коллонтай была арестована 11 августа 1917 года и помещена в Петроградскую женскую тюрьму. Через 10 дней её освободили под залог, Максим Горький и его жена актриса Андреева М.Ф. поручились, что она не сбежит. После освобождения Александра Михайловна узнала, что её ввели в состав Центрального комитета партии. В сентябре она уже присутствовала на заседаниях ЦК. Коллонтай получила задание по организации группы для «налаживания связей с заграницей». Она участвовала в историческом заседании ЦК, когда было принято решение о вооружённом восстании.

А.М. Коллонтай среди беспризорников. Начало 1918 г.

А.М. Коллонтай среди беспризорников. Начало 1918 г.

Коллонтай была включена в состав первого большевистского правительства. СНК её назначил народным комиссаром общественного презрения, она занималась социальным обеспечением. В её руках оказалось огромное хозяйство. Александра Коллонтай вспоминала: «Это и приюты, и инвалиды войны, и протезные мастерские, и больницы, и санатории, и колонии для прокажённых, и воспитательные дома, и институты девиц, и дома для слепых».

Из высказываний Коллонтай: «На днях я была в Обуховской больнице и сама видела, как врач кадет выслушивает большевистское сердце… Я немедленно уволила всех врачей, правее левых эсеров. Кроме того я нахожу, что медицина должна быть народной…» Главным врачом Обуховской больницы она назначила травника из Самары. Коллонтай назначила инспектором Екатерининского Института дворника этого учебного заведения. Новации Александры Михайловны вызывали насмешки и раздражение, особенно кадровые решения.

Заседание Сонаркома с участием Ленина В.И. Коллонтай А.М. - пятая слева, Петроград 1918 г.

Заседание Совнаркома с участием Ленина В.И. Коллонтай А.М. — пятая слева, Петроград 1918 г.

На министерском посту Александра Михайловна пробыла совсем недолго. Но благодаря её стараниям были приняты два закона: «О расторжении брака» и «О гражданском браке». Второй декрет заменил брак церковный гражданским, установил равенство супругов на общую собственность, уравнял в правах законнорожденных и внебрачных детей. Благодаря Коллонтай аборты перестали считаться преступлением. Были установлены надбавки к пенсиям увечным воинам. В ноябре 1917 года Коллонтай А.М. была избрана депутатом Учредительного собрания.

Павел Ефимович Дыбенко стал вторым мужем Александры Михайловны Коллонтай

Павел Ефимович Дыбенко стал вторым мужем Александры Михайловны Коллонтай

О любовной связи Коллонтай и Дыбенко шушукались по всему городу. Она была дворянкой, генеральской дочерью, он – простым матросом. Александре Михайловне было 45 лет, Павлу Ефимовичу – 28. Он был самым молодым наркомом в первом советском правительстве.

В феврале 1918 года Коллонтай возглавила первую советскую зарубежную делегацию, которая должна была посетить Швецию, Норвегию, Англию, Францию и США. Однако шведские военные не пустили Коллонтай и других членов делегации в Стокгольм. 6 марта на поезде Александра Михайловна вернулась в Петроград. Вернувшись из неудачной заграничной поездки, Александра Михайловна включилась в острую политическую борьбу. Как и многие другие коммунисты, она была возмущена Брестским миром. Большая часть ЦК партии большевиков вообще исключала возможность подписания какого-либо документа с империалистической державой.

После поражения под Нарвой, Дыбенко был отозван с фронта и снят с поста наркома по военным и морским делам. Свой уход Дыбенко представил как знак протеста против Брестского мира. На VII экстренном съезде партии Коллонтай выступила против ратификации подписанного Брестского договора. Это ей стоило потери высокого партийного поста. Ленин не включил Коллонтай в списки членов ЦК. На IV чрезвычайном съезде Советов подавляющее число голосов было отдано за ратификацию мира. Дыбенко П.Е. арестовали прямо во время работы съезда. Его обвиняли в том, что он беспробудно пил и сдал Нарву немцам. На защиту мужа встала Александра Михайловна. Она сражалась за Павла Ефимовича столь же безоглядно и решительно, как и против Брестского мира на VII съезде партии.

Дыбенко могли расстрелять. Коллонтай ради него рискнула всем. Не зря мужчины влюблялись в неё без памяти. На третий день после ратификации мирного договора с Германией Александра Михайловна в знак протеста вышла из состава правительства и подала в отставку с поста наркома государственного презрения, но она не ушла из активной жизни, главной её заботой оставался женский вопрос. Александра Михайловна добилась, чтобы Дыбенко выпустили под её поручительство. Освободившись из заключения, Дыбенко с верными ему матросами уехал их Москвы. Ленин негодовал. Крыленко, назначенный председателем революционного трибунала, требовал арестовать Дыбенко, а заодно и Коллонтай. В мае 1918 года суд оправдал Павла Ефимовича, осенью он вступил в Красную Армию.

Александра Михайловна разрывалась между своим любимым Павлом Дыбенко и партийными обязанностями. Она не желала превращаться в домохозяйку и быть только женой комдива. Это противоречило и её характеру и принципиальным представлениям о роли женщины. Однако Коллонтай рвалась из Москвы поближе к Дыбенко. При поддержке Каменева Л.Б. Александра Михайловна была откомандирована на Украину для проведения агитационной работы среди красноармейцев, а также рабочих и работниц Харькова.

Весной 1919 года дивизия Павла Дыбенко вошла в Крым. Реввоенсовет республики наградил его орденом Красного Знамени. Дыбенко назначили наркомом по военным и морским делам Крымской республики, его дивизию преобразовали в Крымскую Красную армию. Коллонтай в мае 1919 г. утвердили наркомом пропаганды и агитации Крымской Советской республики и одновременно – начальником политотдела Крымской армии. Теперь они были вместе – дома и на службе. Большевистское руководство восприняло Коллонтай, прежде всего, как комиссара при не дисциплинированном и самолюбивом Дыбенко. Во главе Крымского правительства был брат Ленина – Дмитрий Ильич.

Крымская эпопея, начавшаяся так удачно, оказалась жестоким испытанием для Коллонтай. Вместо счастливой жизни с любимым мужем в Крыму – скандал из-за его неверности. Александра Михайловна сама бросала мужчин, и не раз, а вот к мужским изменам не привыкла…

12 июня 1919 года войска генерала Добровольческой армии Слащева высадились в районе Коктебеля, выбили войска Дыбенко из Крыма и свергли советскую власть на полуострове. Фронт был расформирован. Крымская дивизия Дыбенко вошла в состав 14-й армии Ворошилова. Крымские ответственные работники эвакуировались в Киев, занятый Красной Армией.

Коллонтай назначили наркомом пропаганды Украины. Киев большевики не удержали, в сентябре 1919 года войска генерала Деникина вошли в город. Александра Михайловна вернулась в Москву и едва не погибла. В здание Московского комитета партии в Леонтьевском переулке во время совещания неизвестные бросили в окно бомбу, погибло 12 партийных работников. Павел Дыбенко как раз в это время находился в Москве. Узнав о взрыве, он разыскивал Александру по больницам и моргам. Супруги примирились ненадолго…

Конец 1919-го и начало 1920 годов оказались для Коллонтай очень тяжёлыми, она перенесла брюшной тиф, заражение крови, воспаление лёгкого. После выздоровления её утвердили заместителем Инессы Арманд — заведующей женотделом ЦК РКП(б). В большевистском руководстве Коллонтай считала себя женщиной номер один, но у неё не складывались отношения с Лениным. В Москве прошёл I Всероссийский съезд работниц и крестьянок, на котором Александра Михайловна делала доклад. В нём она представила модель новой семьи в новом обществе, по её мнению это должен быть «товарищеский и сердечный союз двух свободных и самостоятельных, зарабатывающих, равноправных членов коммунистического общества.

Социалистическое государство в её представлении освобождает женщину от всей домашней работы. Жильё предоставляется бесплатно, открываются прачечные, мастерские, столовые. Жизнь для женщины становится свободнее, она перестаёт бояться остаться одной и быть брошенной мужчиной, потому что на её стороне государство. Трудовое государство ставит своей целью открыть повсюду дома материнства, молочные кухни, ясли при каждом предприятии, дав «возможность каждой женщине совмещать полезный труд на государство с обязанностями материнства». Воспитание детей – тоже забота государства.

В ее представлении до революции «забота о детях и их воспитании являлась бременем, приковывающим женщину к дому, закабаляющим в семье». Что меняет советская власть? «Своей коммунистической политикой в области обеспечения материнства и социального воспитания государство решительно снимает с женщины это бремя, перекладывая его на социальный коллектив, на трудовое государство». Александра Михайловна доказывала, что задача женщины — родить, а все заботы о ребенке обязано взять на себя государство. А что получилось на деле?

В первой советской конституции, принятой V съездом Советов в июле 1918 г., утверждался принцип равенства женщин с мужчинами в государственной, хозяйственной, культурной и общественно-политической жизни… Но равенство оказалось равенством тяжких обязанностей. Вводился так называемый «трудовой паек», что означало — не трудящихся не кормить. В городах ввели всеобщую трудовую повинность, в том числе для женщин — с 18 до 50 лет. К примеру, в Петрограде, зимой 1918-го женщин отправили на расчистку улиц и железнодорожных путей от снега. «Бездельниц» угрожали выселить из квартир. Колка дров, таскание мешков топка печек, попытки раздобыть какую-то еду преждевременно состарили это поколение. Исключая тех, кто пристроился к новой власти. Был установлен принцип, что имеет право на существование только тот, кто приносит свой труд на пользу Советской республике.

Александру Михайловну много лет осуждали за пропаганду свободных отношений между мужчиной и женщиной. Себя она характеризовала как «сексуально эмансипированную коммунистку». Важный мотив в её позиции – отказ от права собственности на любимого человека. Возможно, Александра Михайловна инстинктивно искала способ избежать страданий, связанных с ревностью. Она сама очень болезненно будет переживать разрыв с любимым мужчиной… Коллонтай считала, что мужчина и женщина равноправны в браке, секс так же важен для женщины, как и для мужчины. Женщина имеет право на аборт и рождение ребёнка вне брака.

Мораль Коллонтай — жить в браке на свободных началах. Но вместе с тем быть верными супругами. Это самое главное. Но в чем свобода? Коллонтай проповедовала однолюбие, но свободное, — жить отдельно, но быть верными супругами, а детей отдавать в детские сады или совместно воспитывать, не иметь общих денег, одной кухни, что, по Коллонтай, портит жизнь.

После смерти Арманд Александра Михайловна была назначена заведовать отделом ЦК по работе среди женщин. В декабре 1920 года VIII съезд Советов избрал её членом ВЦИКа. Но Коллонтай видела себя на работе в Коминтерне. Она знала иностранные языки, жила за границей. У неё было много видных знакомых за рубежом. Но в Исполкоме Коминтерна «главным» был Зиновьев, с которым у Александры Михайловны не сложились отношения. Всё же Коллонтай была избрана в Международный женский секретариат, как составную часть Коминтерна, который возглавила Клара Цеткин.

В марте 1921 года в Москве проходил X съезд РКП(б), на котором Ленин критиковал «Рабочую оппозицию». Члены «Рабочей оппозиции» в своих выступлениях на съезде отмечали отсутствие спайки и единства в партии, отсутствие связи между членами партии и её руководством. Они критиковали методы партийной работы и способы осуществления общеполитической линии. Коллонтай решительно спорила с Ленинской политикой.

Владимир Ильич отверг покушение оппозиции на право партии монопольно управлять всем и вся. А деятельность «Рабочей оппозиции» он связал с Кронштадтским выступлением. Ленин осудил Коллонтай как злейшего врага партии и как угрозу ее единству. X съезд распустил «Рабочую оппозицию» и объявил принадлежность к ней несовместимым с членством в партии. 16 марта на утреннем заседании съезд принял резолюцию «О единстве партии». Фактически эта резолюция ставила крест на внутрипартийных дискуссиях.

В ноябре 1921 года Коллонтай просит освободить её от заведования отделом ЦК партии по работе среди женщин. Со временем детище Коллонтай было ликвидировано – за ненужностью.  В декабре 1929 года Сталин распорядился избавиться от женотдела. Он изначально относился к этой структуре ЦК пренебрежительно. Коллонтай А.М. в 1930 году, работавшую уже в Стокгольме, наградили орденом Ленина «за выдающуюся самоотверженную работу в области просвещения работниц и крестьянок».

В марте 1922 года на XI съезде партии ставился вопрос об исключении из РКП(б) лидеров «Рабочей оппозиции»: Коллонтай, Шляпникова, Медведева и др. Ограничились предупреждением: если они продолжат антипартийную фракционную деятельность, то будут исключены из партии. XI съезд по существу покончил с «Рабочей оппозицией» как организованной силой, потому что поддерживавшие её коммунисты должны были или отказаться от своих взглядов, или порвать с партией.

К этому времени Павел Ефимович Дыбенко завершил (не без труда) учебный курс в Военной академии РККА, сдал экзамены экстерном и получил назначение командиром и комиссаром 6-го стрелкового корпуса. Его корпус дислоцировался в Одессе. Александре Михайловне предоставили отпуск для литературной работы, и она отправилась к мужу в Одессу. Дыбенко зажил на широкую ногу, занял особняк в пригороде Одессы, обставил его реквизированной мебелью и коврами, устраивал гулянки с боевыми товарищами. Его роман с Валентиной Стефеловской был известен всему городу. Александра Михайловна объявила мужу, что уходит от него навсегда и возвращается в Москву.

Самоуверенный Дыбенко не ожидал, что Коллонтай найдет в себе силы расстаться с ним. Но и она предположить не могла, что Павел Ефимович выстрелит в себя, а он это сделал. Орден Красного Знамени отклонил пулю, и она прошла мимо сердца. Рана оказалась менее опасной, чем вначале опасались. Дыбенко стал быстро поправляться. Павел Ефимович долго лечился. Руководство страны и командование армии сделали вид, будто ничего не произошло. Дыбенко перевели в Бобруйск командовать 5-м стрелковым корпусом. В 1923 г. они с Валентиной Александровной Стефеловской поженились. Жизнь казалась молодому еще комкору бесконечным праздником…

А.М. Коллонтай перед вручением верительных грамот королю Норвегии Хокону VII. Осло, сентябрь 1924 г.

А.М. Коллонтай перед вручением верительных грамот королю Норвегии Хокону VII. Осло, сентябрь 1924 г.

Александра Михайловна понимала, что ей нужно вырваться из этой жизни, она нашла в себе силы изменить всё! Рухнул брак, не удалась политическая карьера. Коллонтай решила не цепляться за прошлое, а начать всё заново на другом поприще. Из Одессы она написала письмо Сталину, обратилась к нему за помощью. Коллонтай просила генерального секретаря ЦК партии определить ее куда-нибудь подальше на новую работу. Сталин доброжелательно отнесся к её просьбе и вызвал в Москву. В октябре 1922 года она получила назначение советником полпредства в Норвегии. В мае 1923 года Александра Михайловна назначена полпредом и торгпредом в Норвегии.

Переход в дипломатическое ведомство полностью изменил жизнь Александры Колонтай. Теперь ей предстояло отчитываться перед новым начальством — в наркомате. И ладить с «соседями». Так дипломаты именовали чекистов, так как здание Наркомата иностранных дел на Кузнецком Мосту находилось рядом с ведомством госбезопасности на Лубянке. Она вовремя покинула Москву, где уже происходили большие перемены… Наступили новые жестокие времена. Сталин устранял конкурентов, он занялся «правым уклоном», который сам и придумал.

Радикально настроенные члены «Рабочей оппозиции» организовали «Рабочую группу РКП». Ещё до отъезда за границу лидеры этой оппозиции собирались на квартире Коллонтай в Москве. Куйбышев В.В. вызвал её для беседы, по результатам он составил записку, которую отправил в два адреса: в политбюро и в президиум ЦКК: «…Следствием не установлено, что т. Коллонтай состояла членом «Рабочей группы» или входила в заграничное бюро «Рабочей группы». Но, безусловно установлен факт ее связи с активными деятелями этой группы, устройства с ними конспиративных совещаний, одобрения ею организационного оформления и общей политической линии этой группы…»

Валериан Куйбышев был одним из преданных помощников Сталина. Записки Куйбышева было вполне достаточно для того, чтобы остаток своей жизни Александра Михайловна провела в общении с чекистами. После допроса у Куйбышева Коллонтай бросилась к Сталину: уверила, что полностью поддерживает генеральную линию партии. В тот момент Ленин еще был жив. Сталин знал, что Ильич им очень недоволен и уж точно не позволит разделаться с Троцким… Так что в тот момент Сталину требовались любые союзники, которых он только мог привлечь на свою сторону. Ради этого он мог простить Коллонтай ее прежние отношения с «Рабочей оппозицией. Коллонтай вернулась в Осло.

А.М. Коллонтай и президент Мексики Элиас Кальес после вручения верительных грамот. Мехико, 24 декабря 1926 г.

А.М. Коллонтай и президент Мексики Элиас Кальес после вручения верительных грамот. Мехико, 24 декабря 1926 г.

Атака на бывших руководителей Рабочей оппозиции» ударила и по Александре Михайловне. В сентябре 1926 года она получила назначение полпредом и торгпредом в Мексику. Женщина-посол из Советского Союза произвела на мексиканцев неизгладимое впечатление. За океаном Коллонтай чувствовала себя совсем оторванной от России. В 1927 году Россия и Мексика подписали торговый договор, восстановились прерванные революцией коммерческие отношения. Проработала в Мехико Коллонтай недолго, летом 1927 года ей разрешили вернуться. Осенью оппозиция была разгромлена, самых активных её членов, около 150 человек, выслали в отдалённые города под надзор чекистов.

30 октября  газета «Правда» поместила резкую статью Александры Коллонтай «Оппозиция и партийная масса»: «Враждебность, горькое до злобы раздражение на оппозицию царят в партийных низах. Объяснять это явление тем, что аппарат «зажал» массу, что задушен ее истинный голос, как это делает оппозиция, нельзя уже по одному тому, что раздражение против оппозиции носит массовый характер…» Бывшие её соратники недоумевали, а в окружении Сталина были приятно обрадованы. От Коллонтай ждали такого демонстративного разрыва с прошлым и отповеди оппозиционерам. Коллонтай вновь назначили полпредом в Норвегию.

В 1930 году в Швеции разгорелся крупный скандал – политического убежища попросил советник полпредства Дмитриевский С.В., вслед за ним и военный атташе, бывший царский офицер, Соболев А.А. Интересно, что до начала массовых репрессий, только за один год, с осени 1928-го по осень 1929 г., 72 сотрудника загранаппарата отказались вернуться в СССР. Оставаясь на своём посту в Норвегии, Коллонтай А.М. получила назначение временным поверенным в делах Швеции. Вскоре она была назначена посланником в Швеции. Александре Михайловне предстояло поработать в Стокгольме почти полтора десятка лет.

Коллонтай А.М. - чрезвычайный и полномочный посол СССР в Швеции

Коллонтай А.М. — чрезвычайный и полномочный посол СССР в Швеции

Александра Коллонтай работала весьма плодотворно. В октябре 1917 года Временное правительство Александра Керенского поместило золотой запас (в слитках) в «Стокгольмс Эншильда-банк» — в обеспечение полученных от Швеции кредитов. Коллонтай хорошо знала хозяина банка Маркуса Валленберга, она долгое время вела с Валленбергами переговоры о возвращении денег, и наконец, договорилась! Золото вернулось в Советскую Россию — за вычетом задолженности перед шведским правительством. 16 марта 1934 года, Александра Коллонтай подписала с министром иностранных дел Швеции Рикардом Сандлером соглашение о предоставлении Советскому Союзу долгосрочного займа в 100 миллионов крон для закупки промышленных и сельскохозяйственных шведских товаров.

Александра Михайловна в рабочем кабинете. Стокгольм

Александра Михайловна в рабочем кабинете. Стокгольм

Коллонтай быстро менялась, постепенно она становилась другим человеком. Исчезло всё, за что она боролась. В Советском Союзе разводы подверглись осуждению. От судов требовали, чтобы поменьше разводили, поскольку советская семья — самая крепкая. В 1936 году аборт стал вновь уголовно наказуемым преступлением. Вновь стали различать детей, рожденных в браке и вне брака. В Указе президиума Верховного Совета СССР от 7 июля 1944 г. говорилось: «Только зарегистрированный брак порождает права и обязанности супругов». В ситуации незарегистрированных отношений это полностью освобождало мужчин от обязанностей по отношению к детям. Все заботы ложились на мать. При мизерных зарплатах, жалком быте это обрекало матерей-одиночек на нищету. А Коллонтай не моргнув глазом теперь защищала то, что заведомо считала порочным.

Она сохранила бесконечную жажду жизни, однако стала циничной и изощренной. Предпочла пожертвовать всем, чтобы остаться на плаву. Ей повезло, что природа наградила ее железными нервами. Наученная горьким опытом, она руководствовалась простым правилом: всегда ожидай предательства. Пришло трезвое осознание, что времена наступили опасные. Это против царского правительства можно было бунтовать, а вот при советской власти по-настоящему стало страшно. Сталин не разрешил трогать Коллонтай, и тяжелейшие для страны годы она провела далеко от родины в весьма комфортных условиях.

В сентябре 1943 года Александра Михайловна стала чрезвычайным и полномочным послом. Будь она мужчиной, ей бы полагался мундир с генеральскими погонами с вышитыми звездочками и металлической позолоченной эмблемой — двумя скрещенными пальмовыми ветками. Сталин и Молотов ей не доверяли, из-за того, что «Коллонтай пристрастна к шведам, слишком им симпатизирует и поэтому необъективна в своей информации». Жить и работать в Стокгольме ей было тяжело…

Заслуги А.М. Коллонтай на дипломатическом поприще были оценены очень высоко

Заслуги А.М. Коллонтай на дипломатическом поприще были оценены очень высоко

Во время войны Коллонтай всеми силами старалась пробудить у шведов симпатии к Советскому Союзу. Она издавала информационный бюллетень «Новости из Советского Союза», расходившийся большим тиражом. В 1944 году шведы собрали и отправили в Советский Союз несколько тонн продовольствия и одежды — гуманитарную помощь детям блокадного Ленинграда. Александра Михайловна  добилась в конце 1944 года возобновления торговли со Швецией через Балтику.

Но главное — она понадобилась Москве для тайной дипломатии вокруг Финляндии… Её посреднические усилия были огромны в подготовке переговоров о выходе Финляндии из войны. Группа финских политиков и дипломатов выдвинула кандидатуру Коллонтай А.М. на Нобелевскую премию мира в 1946 г. Хотя премию ей не присудили, но сам факт признания ее заслуг имеет немалое значение.

Даже когда Александра Михайловна Коллонтай была в преклонном возрасте, ее трудоспособности можно было позавидовать

Даже когда Александра Михайловна Коллонтай была в преклонном возрасте, ее трудоспособности можно было позавидовать

После перенесённого инсульта здоровье её ухудшилось, оставалась парализованной левая нога и рука. В марте 1945 года тяжелобольную, практически парализованную Александру Михайловну Коллонтай вывезли в Москву. Она поселилась на Большой Калужской улице (сейчас Ленинский проспект) в доме 11, в квартире 149. Без дела она сидеть не привыкла, работала над мемуарами, вела переписку с друзьями и знакомыми. Александру Михайловну часто навещали сын Михаил, невестка Ирина и внук Володя.

Александра Михайловна Коллонтай скончалась от инфаркта 9 марта 1952 года, не дожив двух недель до 80-летия. Похоронена Коллонтай на Новодевичьем кладбище в Москве.

При написании статьи использованы материалы книги Л. Млечин «Коллонтай», М., Молодая гвардия, 2013.