В XVII веке лихие налеты запорожских казаков не раз тревожили турецкие порты и укрепления. Знаменитые «походы за зипунами» иногда преследовали сугубо грабительские цели, а иногда оборачивались благородным освобождением тысяч невольников с рабских рынков. Порой в поход отправлялись десятки, а иногда — тысячи запорожцев. Но чтобы одержать победу в столкновении с более сильным и многочисленным врагом, им приходилось прибегать к многочисленным уловкам и военным хитростям.

Если кто-то другой будет замышлять что-либо против турок или отправится на войну с ними, то в обоих лагерях, по крайней мере, будут спать спокойно, как раньше. Но когда на турок нападут запорожские казаки, турки сразу проснутся и забудут обо всех своих планах», — эти слова приписывают турецкому султану Мураду III. Правители Османской империи всегда предусматривали включение в соглашения с Польшей статьи чрезвычайной важности о запрете казакам плавать Днепром и Понтом Эвксинским. Потому что знали, что этот противник способен серьезно потрепать нервы мощному государству и его могучей армии.

Вокруг днепровских порогов, ниже места впадения в Днепр реки Чертомлык существовало огромное количество небольших островков. Некоторые из них возвышались над поверхностью. Другие были покрыты водой и камышами. Да так, что нельзя было различить пролива между ними. Эти самые островки и служили казакам убежищем. Они называли их «военной казной» и прятали на них добычу, захваченную во время черноморских походов. Подступы к этим местам были настолько тяжелыми и опасными, что турецкие галеры попросту погибали во время преследования казаков.

Островки также служили местом сбора казаков перед походами. Как только они собирались и выбирали атамана, который поведет их в поход, незамедлительно начиналось строительство кораблей. Это были знаменитые казачьи «чайки» около 18 метров в длину и порядка 3,6 метра в ширину. Они, по сути, были обычными лодками, изготовленными из тополя или ивы. Обшивка из легких досок соединялась между собой деревянными гвоздями. С обеих сторон корабль обвязывали камышами, чтобы повысить остойчивость и защитить его от волн. Обычная «чайка» имела 10, 12 или 15 пар весел. Их скорость заметно превышала скорость тяжелых турецких галер.

Османский султан Мурад III

Османский султан Мурад III

Пища казаков на время похода состояла из сухарей, которые они держали в бочках. Также имелась бочка кулеша (похлебки из крупы и солонины) и бочонок с клецками, которые ели вместе с кулешом. Во время походов казаки не брали с собой ни водки, ни других крепких напитков, хотя в повседневной жизни пьянство было делом обычным.

На каждый корабль грузилось примерно по 50-60 человек с пятью или шестью фальконетами (легкими пушками). Каждый из казаков также был вооружен двумя аркебузами и имел достаточное количество пороха. Атаман вывешивал на мачте флаг, чтобы отличить свой корабль от других. Корабли плыли так плотно друг к другу, что их весла порой соприкасались.

Все важные решения казаки принимали на собрании Рады. Гравюра XVIII в.

Все важные решения казаки принимали на собрании Рады. Гравюра XVIII в.

Турки владели мощными днепровскими укреплениями. Например, городом-крепостью Кызы-Кермен (современный Берислав) и Таванским перевозом, находившимся на острове Тавань. На другом берегу реки находилась крепость Ислам-Кермен (современная Каховка). Оттуда через весь Днепр были натянуты железные цепи до Кызы-Кермен и острова Тавань. Это делалось, чтобы не дать врагу выйти из Днепра ночью. Такая же цепь была натянута через речку Конскую до границы Крыма.

В центре этих рек были не тронуты определенные места для прохода, на которые, в свою очередь, были направлены пушки упомянутых крепостей. Тот, кто попытался бы пройти, встретил бы огонь всей артиллерии. Однако запорожские казаки проходили там, прибегая к военной хитрости. Прежде чем подойти к городам, они рубили большое дерево, оставляя на нем все ветви, и толкали его перед собой по реке ночью. Приблизившись к укреплениям, они заходили в реку Космач, что текла вблизи Кызы-Кермен со стороны Очакова, а дерево пускали плыть на цепи. Как только дерево касалось цепей, турки вмиг поднимали тревогу и начинали стрелять из пушек. Сразу после залпа, но перед тем, как турки успевали вновь зарядить свои пушки, казаки умело проскакивали опасное место. И хотя турки пытались обстреливать их из ружей, остановить набег они уже не могли.

Казаки на "чайках" атакуют Феодосию. Гравюра XVII в.

Казаки на «чайках» атакуют Феодосию. Гравюра XVII в.

Появление казаков, как правило, наводило ужас на всех. Ужас этот быстро распространялся до самого Стамбула. Оттуда рассылались письма на берега Анатолии, Румелии и Болгарии, чтобы каждый житель был осмотрительным. Но эти предупреждения приходили, конечно же, позже казаков, которые проявляли неимоверную ловкость. Они наловчились так искусно рассчитывать время, что менее чем через 40 часов после выхода из Днепровского лимана были уже в Анатолии. Там казаки грабили и разоряли целые города, как, к примеру, во время морского набега на Синоп в 1614 году. Иногда они даже имели смелость подойти практически под стены Стамбула и захватывать пленных на глазах у всего города.

Преимущество казаков было в том, что они хорошо видели турецкие корабли вдалеке, но их самих турки не могли обнаружить. Ведь «чайки» поднимались над водой на высоту менее метра.

Кстати, одиночные галеры тоже становились жертвами казачьих набегов. Запорожцы приближались к ним на дистанцию около 5 километров, а затем начинали быстро грести. После мощного рывка они окружали противника, который едва успевал развернуться. Будучи атакован со всех сторон множеством лодок, турецкий корабль не способен был защищаться. Казаки захватывали его, забирали деньги, пушки и вообще все, что можно было снять, а саму галеру пускали ко дну.

Нередко казаки приходили в турецкие земли и другими путями — например, между Очаковом и Кинбурном, используя благоприятный ветер. Иногда разделялись на две ватаги, одна из которых двигалась по воде, а вторая — по суше. Впоследствии они встречались, чтобы вместе грабить и разорять.

Бывало и так, что часто повторяющиеся хитрости казаков уже не обманывали турок. Они, в свою очередь, тоже работали на опережение. Многие из казаков оказывались захвачены в плен и долгие годы жили в неволе, иногда становясь гребцами на тех же галерах, которые привыкли брать на абордаж. Выявив недостатки своих устаревших маневров, запорожцы придумывали новые способы наступления.

Передвигаясь по мелководью на легких лодках или двигаясь по суше, казаки зачастую притапливали свои крупные суда в тех местах, где их потом можно было поднять со дна. С помощью механизмов, которые привозили с собой, они поднимали корабли на поверхность, а потом успешно занимались пиратством. Турки пытались всеми средствами наносить ответные удары, но удавалось это довольно редко. Запорожцы, благодаря своим многочисленным плаваниям по Черному морю, так хорошо его знали, что ночью чувствовали себя на нем более уверенно, чем турки среди бела дня.

Многие считали, что турки не имели более опасных врагов на своей земле, нежели запорожцы. А Польша и Россия использовали Сечь в качестве прочной и непреодолимой преграды от нападения турок и татар. Более всего досаждала туркам казацкая манера медленно, постепенно их ослаблять и разорять грабежами и неожиданными наскоками. Впрочем, казаки стали грозой Османской империи не только благодаря своим быстрым набегам, но и из-за успехов в осадах городов. Они много раз заставляли турок позорно бежать, бросая крепости и форты.

Можно предположить, что если бы Польша, а затем и Россия позволили казакам спокойно пользоваться их привилегиями, то эти два государства всегда имели бы надежную защиту от турок. Но бесконечные взаимные подозрения и раздоры испортили все…

После окончания Русско-турецкой войны в 1774 году, которую Российской империи помогли выиграть те же казаки, указом Екатерины II от 1775 года «Об уничтожении Запорожской Сечи и о причислении оной к Новороссийской губернии», Войско Запорожское прекратило свое существование. А в августе того же года Екатерина II провозгласила в манифесте: «Сечь Запорожская уничтожена полностью и навсегда. И даже само название «запорожские козаки» никогда не стоит употреблять в будущем».

Статья А Шепеля «Хищные «чайки», журнал «Загадки истории», №51 2016, с. 18-19.