Начало Великой Отечественной войны Красная армия встретила без самоходно-артиллерийских установок. Надо сказать, что в танковых КБ делались попытки создать САУ на базе уже существующей бронетехники, но дальше опытных образцов дело не пошло.

А вот в нацистской Германии подобная боевая техника уже существовала. Были как противотанковые САУ, так и так называемые «штурмовые орудия», предназначенные для поддержки своей пехоты и танков в бою. Знакомство с ними в самом начале войны оказалось для Красной армии довольно неприятным сюрпризом. Советские танковые КБ получили от Верховного командования задание — начать работу по созданию САУ.

Основным оружием советских танков Т-34 и КВ-1 была 76-мм пушка. В ходе проведения Красной армией в конце 1941 года первых наступательных операций крупного масштаба было установлено, что это орудие имеет недостаточное фугасное действие во время борьбы с вражескими дзотами и дотами. Поэтому в начале 1942 года начались работы над САУ с более крупнокалиберным орудием.

В результате длительного обсуждения и проработок на пленуме артиллерийского комитета в апреле 1942 года было решено начать работы над проектом САУ, получившей условное наименование «истребитель дотов». Определился и облик будущей боевой машины — это было шасси тяжелого танка, в неподвижной броневой рубке которого установлено крупнокалиберное орудие.

ИСУ-152 в цехе ЧКЗ

ИСУ-152 в цехе ЧКЗ

Сразу же после этого совещания известный советский конструктор танков Семен Александрович Гинзбург — в тот момент начальник Бюро самоходной артиллерии — направил в ГКО письмо с предложением создать штурмовую САУ на базе танка КВ-1 и вооружить ее 152-мм гаубицей-пушкой МЛ-20. Работу над этим проектом поручили Уральскому заводу тяжелого машиностроения (Уралмаш) и Челябинскому Кировскому заводу (ЧКЗ). Но работа над проектом САУ замедлилась из-за того, что с потерей летом 1942 года Сталинградского тракторного завода и на Уралмаше, и на ЧКЗ развернуто было строительство более нужного тогда танка Т-34.

Работа продолжилась лишь осенью 1942 года, когда в результате победного контрнаступления советских войск под Сталинградом Красной армии снова понадобились САУ, способные разрушать долговременные вражеские укрепления.

Постановление ГКО №2692 от 4 января 1943 года ЧКЗ и опытным заводам №100, №9 и №172 предписывалось в течение двадцати пяти дней закончить проектирование тяжелой 152-мм САУ, построить ее опытный образец и передать его для государственных испытаний. Ответственным за исполнение постановления ГКО был назначен ведущий конструктор ЧКЗ Жозеф Яковлевич Котин.

Конвейер тяжёлых САУ

Конвейер тяжёлых САУ

Макет будущего САУ был изготовлен уже 17 января 1943 года. 23 января самоходка уже была готова, не хватало только орудия. Его доставили поздно вечером, причем оно не подходило под амбразуру в броневой маске. Всю ночь шли работы по его установке в САУ. Это орудие несколько отличалось от серийных гаубиц-пушек МЛ-20 — у него все маховики управления были перенесены на левую сторону ствола для большего удобства работы наводчика в тесном боевом отделении машины. Следующим утром машина отправилась на Чебаркульский полигон, где успешно выдержала заводские и впоследствии государственные испытания. 9 февраля 1943 года она была принята на вооружение Красной армии под названием СУ-152.

Характеристики ИСУ-152
Боевая масса — 46 т
Длина корпуса — 654,3 см
Длина корпуса с пушкой — 905 см
Ширина корпуса — 307 см
Высота — 287 см
Броня:
— лоб корпуса, верх — 60 мм
— лоб корпуса, низ — 90 мм
— борт корпуса, верх — 75 мм
— борт корпуса, низ — 90 мм
— лоб рубки — 90 мм
Мощность двигателя — 520 л. с.
Скорость по шоссе — 40 км/ч
Скорость по пересеченной местности — 15-20 км/ч
Запас хода по шоссе — 350-500 км
Запас хода по пересеченной местности — 140-300 км

Новые самоходки приняли боевое крещение в ходе сражения на Курской дуге. Правда, количество их было незначительное — всего два тяжелых самоходных артполка — 24 СУ-152. Использовали их в основном против новых немецких танков «Тигр». Мощные орудия СУ-152 выводили из строя немецкие танки и самоходки на дистанции прямого выстрела. Причем для выведения из строя вражеского танка или САУ достаточно было и близкого попадания осколочно-фугасного снаряда рядом с целью.

ИСУ-152 на параде

ИСУ-152 на параде

Экипаж майора Санковского, командира одной из батарей СУ-152, всего за один день боев вывел из строя десять вражеских танков. За высокую эффективность применения СУ-152 по вражеским танкам установка получила прозвище «Зверобой». В ходе наступательной фазы Курской битвы СУ-152 хорошо проявили себя в качестве мобильной тяжелой артиллерии усиления танковых и стрелковых частей РККА.

А тем временем на ЧКЗ продолжалась работа по совершенствованию тяжелой САУ. По многим причинам производство танка КВ-1с было решено свернуть и начать выпуск нового танка, получившего название ИСУ-152. ИС — это «Иосиф Сталин». Танк, носивший имя Верховного главнокомандующего, имел более надежную ходовую часть и более толстую броню, чем его предшественник. Шасси танка ИС было решено использовать и для тяжелой САУ.

Разработка ИСУ-152 велась под руководством конструктора Жозефа Котина. В октябре 1943 года был построен первый прототип. Он успешно прошел заводские и государственные испытания, и 6 ноября 1943 года постановлением ГКО ИСУ-152 была принята на вооружение РККА. В том же месяце началось и ее серийное производство. В декабре 1943 года СУ-152 и ИСУ-152 еще выпускались на ЧКЗ совместно, а со следующего месяца ИСУ-152 полностью заместила свою предшественницу СУ-152 на сборочных линиях. Серийное производство ИСУ-152 закончилось в 1946 году. Всего было выпущено 3242 боевые машины.

Устройство тяжелого самоходного орудия ИСУ-152

Устройство тяжелого самоходного орудия ИСУ-152:
1 — Ствол гаубицы-пушки МЛ-20С. 2 — Щелевой дульный тормоз. 3 — Бронированная маска орудия. 4. — Бронированная рубка, в которой размещались боевое отделение и отделение управления. 5 — Дополнительные топливные баки. 6 — Перископ для наблюдения за полем боя. 7 — Ленивец. 8 – Ведущее колесо. 9 – Несущие катки.
10 – Поддерживающие катки.

ИСУ-152 имела ту же компоновку, что и прочие серийные советские САУ того времени. Полностью бронированный корпус был разделен на две части. Экипаж, орудие и боезапас размещались впереди в броневой рубке, которая совмещала боевое отделение и отделение управления. Двигатель и трансмиссия были установлены в корме машины. Броневой корпус САУ сваривался из катаных броневых плит, расположенных под рациональными углами наклона.

Основное вооружение ИСУ-152 состояло из гаубицы-пушки МЛ-20С и монтировалось в установке рамного типа справа от осевой линии машины. Противооткатные устройства орудия защищались неподвижным литым броневым кожухом и подвижной литой сферической бронемаской, которая выполняла функции уравновешивающего элемента.

Три члена экипажа располагались слева от орудия: впереди — механик-водитель, затем — наводчик, сзади — заряжающий. Командир машины и замковый находились справа от орудия. Посадка и выход экипажа производились через прямоугольный двухстворчатый люк на стыке крышевого и заднего листов броневой рубки и через круглый люк справа от орудия. Корпус также имел днищевой люк для аварийного покидания экипажем самоходки и ряд мелких лючков для погрузки боекомплекта, доступа к горловинам топливных баков, другим узлам и агрегатам машины. Люк для погрузки боеприпасов располагался на левом борту ИСУ-152.

152-мм гаубица-пушка МЛ-20С образца 1937/1943 гг. монтировалась в рамке на лобовой бронеплите рубки и имела вертикальные углы наводки от -3° до +20°, сектор горизонтальной наводки составлял 10°. Дальность прямого выстрела — 800-900 м по цели высотой 2,5-3 м, дальность выстрела прямой наводкой — 3800 м, наибольшая дальность стрельбы — 6200 м. Выстрел производился посредством электрического или ручного механического спуска.

Боекомплект орудия составлял двадцать один выстрел раздельного заряжания. Снаряды укладывались вдоль обоих бортов рубки, заряды — там же, а также на днище боевого отделения и на задней стенке рубки. Боекомплект состоял из бронебойно-трассирующих остроголовых снарядов 53-БР-540 массой 48,8 кг, начальная скорость 600 м/с; осколочно-фугасных снарядов 53-ОФ-540 массой 43,56 кг, начальная скорость 655 м/с на полном заряде. Вместо бронебойно-трассирующих снарядов 53-БР-540 могли применяться бронебойно-трассирующие тупоголовые снаряды с баллистическим наконечником 53-БР-540Б (с начала 1945 года).

Для разрушения железобетонных дотов в боекомплект мог вводиться бетонобойный пушечный снаряд 53-Г-545. Гаубица-пушка МЛ-20С могла стрелять всеми типами снарядов и зарядов от своего буксируемого варианта МЛ-20. С начала 1945 года на ИСУ-152 устанавливался крупнокалиберный зенитный 12,7-мм пулемет ДШК на турельной установке на правом круглом люке командира машины. Боекомплект к ДШК составлял 250 патронов. Для самообороны экипаж имел два автомата ППШ или ППС с боекомплектом 1491 патрон и 20 ручных гранат.

Моторно-трансмиссионная установка ИСУ-152 аналогична используемой в танках. В машинном отделении размещался дизельный 12-цилиндровый V-образный двигатель В-2ИС мощностью 520 л. с. Трансмиссия состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения, 8-скоростной коробки передач, планетарных механизмов поворота и бортовых передач.

Шасси САУ состояло из двенадцати двойных несущих катков, шести поддерживающих катков, ведущих шестерен и ленивцев. Подвеска несущих катков — индивидуальная торсионная. Ведущие колеса заднего расположения имели два съемных зубчатых венца. Ленивцы по конструкции были идентичны опорным каткам и вместе с механизмами натяжения располагались в носовой части машины.

ИСУ-152 использовалась в основном в качестве орудия огневой поддержки наступающих танков и пехоты. Мощные снаряды гаубицы-пушки МЛ-20С были очень эффективны как против неукрытой пехоты (с установкой взрывателя на осколочное действие), так и против вражеских укреплений (с установкой взрывателя на фугасное действие). Одного попадания такого снаряда в обычный городской дом средних размеров было достаточно для уничтожения всего живого внутри него.

ИСУ-152 прекрасно себя показали во время штурма Берлина и Будапешта, Кёнигсберга и Бреслау. Сильное бронирование позволяло САУ выдвигаться на дистанцию выстрела прямой наводкой для уничтожения вражеских огневых точек.

Чтобы уменьшить потери от огня «фаустников», в городских боях ИСУ-152 использовались по одной-две самоходки вместе с пехотным отделением (штурмовой группой) для их защиты.

Крупнокалиберный пулемет ДШК на ИСУ-152 был эффективным оружием для уничтожения «фаустников», скрывающихся на верхних этажах зданий. Умелое взаимодействие между экипажами САУ и приданной пехотой позволяло достичь поставленных целей с наименьшими потерями; в противном случае атакующие машины могли быть очень легко уничтожены «фаустниками». ИСУ-152 могла также успешно выступать в роли истребителя танков, хотя существенно уступала специализированным истребителям танков, которые вооружались противотанковыми пушками.

ИСУ-152 весьма нечасто, но использовались и как самоходные гаубицы для стрельбы с закрытых позиций. Есть фотография ведущей огонь ИСУ-152 с закрытых позиций с уложенными рядом с самоходкой боеприпасами. Это связано с тем, что САУ имела весьма ограниченную боеукладку — всего два десятка снарядов. Поэтому для артподготовки расстреливались снаряды, уложенные рядом с САУ, а в бой ИСУ-152 шли с полным боекомплектом.

ИСУ-152 вместе с СУ-152 и ИСУ-122 сводились в отдельные тяжелые самоходно-артиллерийские полки (ОТСАП). С мая 1943 года по 1945 год их было сформировано 53. Каждый ОТСАП имел 21 самоходку в составе четырех батарей по пять машин плюс САУ командира полка. Командир полка обычно имел звание полковника или подполковника, командиры батарей — звание капитана или старшего лейтенанта. Командиры самоходок и механики-водители, как правило, были лейтенантами или младшими лейтенантами. Остальные члены экипажа по штатному расписанию были сержантского или рядового состава.

ОТСАП обычно имел в своем составе несколько небронированных машин обеспечения и поддержки — грузовики, джипы или мотоциклы. С декабря 1944 года начали формироваться гвардейские тяжелые самоходно-артиллерийские бригады для обеспечения огневой поддержки танковых армий. Их организация была заимствована у танковых бригад, количество машин в обоих случаях было одинаковым — 65 самоходок или танков соответственно.

Статья Г. Петрова «Сталинские «зверобои»», журнал «Военная история», №12 2016, с. 38-41.