Маленький островок в Ладожском озере в 1941 году стал ключевым пунктом битвы за Ленинград… Всем известно, что в годы блокады Ленинграда единственный маршрут, по которому можно было доставить грузы, проходил через Ладожское озеро. Зимой доставка шла по льду озера (знаменитая Дорога жизни), а в теплые месяцы — по воде, на баржах и катерах…

Прямо на середине пути этих спасительных караванов с продовольствием находился маленький остров Сухо. Его искусственно насыпали еще при Петре I. А в 1891 году здесь построили маяк. Теперь, в годы Великой Отечественной войны, этот крошечный остров (размеры всего 90 на 90 метров!) приобрел поистине ключевое значение. Действительно, если бы неприятелю удалось захватить островок, это бы поставило крест на всех перевозках по Ладоге. Для Ленинграда это означало верную смерть…

Неприметный и никому доселе не известный ладожский остров Сухо в 1941 году стал важным стратегическим объектом. Он позволял контролировать обширный район южной части Ладожского озера, по которой как раз и проходили маршруты наших кораблей с продовольствием. Понимая ключевое значение острова, советское командование разместило на нем артиллерийскую батарею из трех 100-мм орудий и гарнизон из 90 человек. Почему так мало? Не стоит забывать о крошечных размерах острова — большие воинские контингента там было просто физически негде разместить! Кроме того, советское командование полагало, что немцы на Ладоге не располагают необходимыми средствами для транспортировки десанта. Казалось бы, Сухо был в безопасности. Так оно и было — но лишь до весны 1942 года.

Остров Сухо в Ладожском озере

Остров Сухо в Ладожском озере

Когда немцам не удалось ни взять Ленинград лобовым штурмом осенью 1941 года, ни задушить его голодом зимой 1941-1942 годов, командование группы армий «Север» обратило свое внимание на этот маленький ладожский остров. В голове немецких генералов созрел логичный замысел — организовать высадку десанта на остров, установить там свои артиллерийские батареи и перерезать спасительные транспортные артерии, по которым снабжался неприступный город.

Весной 1942 года немецким командованием была дана команда начать подготовку к захвату острова Сухо. Операция получила кодовое наименование «Бразиль». Само название операции по захвату острова — «Бразиль» — говорит о том важном значении, которое ей придавали немцы. «Бразиль» — это мифический остров, полный сокровищ и самых разнообразных даров природы, который безуспешно искали испанские конкистадоры в XV-XVI веках. В честь него, кстати, и получила свое название страна Бразилия — европейцы, впервые ступившие на ее землю, подумали, что это и есть тот самый легендарный остров. Для судеб Ленинграда таким спасительным благодатным островом немцы считали островок Сухо…

Десантная баржа Siebel SF-122

Десантная баржа Siebel SF-122

Советское командование не ошибалось, полагая в начале 1942 года, что неприятель не в состоянии организовать десант на Сухо. Немцам самим это было прекрасно известно. Поэтому гитлеровцы делают «ход конем». Весной 1942 года из итальянского порта Специя на Ладогу прибыл 12-й отряд торпедных катеров из флотилии князя Боргезе, специализировавшейся на десантах и диверсионных операциях. А по железной дороге через Финляндию были переброшены в разобранном виде десантные баржи типа «Зибель».

Князь Юнио Боргезе (1906-1974 гг.) — итальянский военный и политический деятель, капитан 2-го ранга. Самый авторитетный специалист по десантным и диверсионным операциям на море в годы Второй мировой войны. С 1941 года командовал 10-й флотилией штурмовых средств, которая стала наиболее успешным соединением Королевских военно-морских сил Италии. 10-я флотилия была сформирована в основном из добровольцев, а также кадровых военных — убеждённых фашистов. Флотилия использовалась для проведения различных диверсионных операций.

Боргезе лично командовал подводной лодкой, провёл целый ряд успешных операций, потопил кораблей союзников общим водоизмещением 75 тысяч тонн. Получил прозвище Чёрный князь. Выступил инициатором создания в составе 10-й флотилии подразделения, использовавшего торпеды, управляемые подводниками-коммандос.

Подготовка операции заняла все лето и начало осени. Наконец, в ночь на 22 октября 1942 года немецкая флотилия вышла в воды Ладожского озера. Отряд состоял из 16 десантных барж и 7 десантных катеров. Кроме того, поддерживать действия судов и десанта должны были 15 самолетов. Около 7 часов утра 22 октября флотилия подошла к острову Сухо.

Появление вражеской флотилии для наших бойцов было полной неожиданностью — немцам удалось мастерски скрыть все приготовления к операции. Но, несмотря на внезапность, гарнизон острова под командованием старшего лейтенанта Ивана Гусева сразу же приготовился принять неравный бой. На тот момент гарнизон насчитывал всего лишь 70 человек.

Фашистские самолеты и корабельные орудия открыли огонь по острову. За считанные минуты было разрушено здание маяка, где находился командный пункт батареи и рация. Гарнизон был лишен всякой связи с внешним миром. Но наши бойцы и не думали сдаваться. Они открыли яростный огонь по немецким судам. Вот одна из немецких десантных барж села на мель и была в упор расстреляна нашими орудиями. Вот еще несколько барж повернули вспять, не выдержав смертоносного огня. Но немецких кораблей было так много, а наших орудий так мало — 23 немецких судна против 3 наших береговых пушек!

Тральщик ТЩ-100 в музее Ладожской военной флотилии

Тральщик ТЩ-100 в музее Ладожской военной флотилии

Нескольким вражеским кораблям все-таки удалось добраться до берега и высадить десант в составе 100 человек. И вот уже и другие немецкие катера приближаются к берегу. Но тут нашему гарнизону прибыла неожиданная подмога. Два судна советской Ладожской флотилии, оказавшиеся в тот момент неподалеку от Сухо, услышав раскаты орудий, бросились на выручку. Это были «морской охотник» МО-171 (две пушки калибра 45 мм, экипаж — 32 человека) и тральщик ТЩ-100 (две пушки калибра 45 мм, экипаж — 25 человек).

Закипел неравный бой. Советские суда любой ценой стремились не подпустить немецкие корабли к острову. А в это время сотня немецких десантников, успевших высадиться на остров, окружила нашу батарею. Наши моряки сцепились в яростной схватке с немцами. Начался жестокий рукопашный бой.

Командир батареи старший лейтенант Гусев получил четыре ранения, но не оставлял свой пост. Лишь после пятого ранения отважный командир потерял сознание. Советские бойцы дрались героически, но силы были неравны. Еще немного — и немцы ворвутся на батарею.

Однако рано фашисты начали праздновать победу. Прежде чем ринуться в неравный бой с немецкой флотилией, морской охотник МО-171 отправил радиограмму командованию. На помощь бойцам Сухо устремились все боеспособные корабли и самолеты Ладожской флотилии. И они подоспели вовремя. На головы немецких десантников обрушился удар корабельных пушек и авиационных пулеметов. А затем уцелевшие бойцы советского гарнизона яростной контратакой сбросили фашистов в море. Остатки немецкой десантной флотилии на всех парах устремились прочь от острова. Операция «Бразиль» с треском провалилась…

Сражения такого масштаба, как бой у острова Сухо, обычно называют «боями местного значения». И с формальной точки зрения такое определение верно — количество участников, этого боя по меркам Великой Отечественной войны не так уж и велико. Но если рассматривать вопрос не формально, а по существу, то становится очевидным, что бой у острова Сухо — это нечто большее, чем «локальная стычка». Сумев отстоять этот крошечный остров от фашистского десанта, советские воины спасли жизни тысячам и тысячам ленинградцев. Жизненно важная для города транспортная артерия по-прежнему оставалась в наших руках. И это великая заслуга настоящих героев — бойцов гарнизона острова, а также моряков и летчиков Ладожской военной флотилии.

Статья В. Туранока «Битва на острове», журнал «Война и Отечество», №10 2016, с. 18-20.