Еще в 1581 году Псков во время Ливонской войны не смог взять польский король Стефан Баторий. Город на реке Великой заслонил собой Русь и принудил врага начать мирные переговоры. Через 34 года история повторилась. Город снова попытались захватить, только теперь шведы под командованием собственного короля Густава II Адольфа, которому позже судьба уготовила стать великим полководцем и военным реформатором, создателем сильнейшей в Европе XVII века регулярной армии. Он одержит немало громких побед, в результате которых на несколько десятилетий под власть Швеции перейдут почти вся Северная Германия, территория Прибалтики, а Балтийское море превратится в «шведское озеро».

В 38 лет шведский король погибнет на поле брани во время Люценской битвы в ноябре 1632 года, где в ходе Тридцатилетней войны его войска нанесут поражение имперским полкам знаменитого военачальника Альбрехта Валленштейна. Но все это будет позже, а пока молодой и неопытный 20-летний шведский король попытается захватить город Псков, о который уже не раз расшибали лоб иноземцы, пытавшиеся пробиться на Русь с северо-западного направления. Предыстория этого события следующая.

Под натиском поляков и литовцев русское правительство Василия Шуйского обратилось за помощью к шведскому королю Карлу IX, обещав ему отказаться от побережья Балтики и пустить в свободное обращение в России шведскую монету.

Шведские солдаты при Густаве II Адольфе

Шведские солдаты при Густаве II Адольфе

Весной 1609 года молодой полководец князь М.В. Скопин-Шуйский с помощью шведского отряда нанес удар польско-литовским интервентам, освободив север страны. Вскоре, однако, шведы отказались от участия в борьбе и потребовали выплаты денег, что в условиях кризиса и опустения казны сделать было практически невозможно.

Тогда летом 1610 года началась Русско-шведская война, во время которой шведы попытались захватить Псков, Новгород, северо-западные и северные русские области. К сожалению, Новгород они захватили, и летом 1615 года шведская армия под руководством молодого короля Густава-Адольфа подошла к стенам Пскова. В это время русское государство еще не оправилось от последствий Смутного времени, продолжая воевать на своих западных рубежах.

Итак, 29 июля (по старому стилю) шведы стояли под Псковом. Но до сентября, до подхода подкреплений Густав-Адольф не проявлял особой активности. Тогда же, в сентябре, прибыла и осадная артиллерия. Примечательно, что здесь Густав отошел от установившейся практики окружения осажденного города циркумвалационной линией, заменив ее рядом укрепленных траншеями лагерей, связь между которыми поддерживалась сильными патрульными отрядами. Всего в неприятельском войске имелось немногим более 9000 солдат, по большей части наемников из Англии, Франции и Шотландии.

Шведсий король Густав II Адольф

Шведский король Густав II Адольф

Поскольку уже не раз шведы пытались овладеть Псковом: и в сентябре 1611 года, и в июле — августе 1612 года, и в январе 1615 года, гарнизон города под командованием воевод Морозова и Бутурлина основательно подготовился к обороне. Он насчитывал свыше 4000 человек. Заранее были накоплены запасы оружия, боеприпасов, продовольствия, тогда как шведам приходилось подвозить все необходимое по территории, охваченной партизанским движением. Отряды русских крестьян смело нападали на фуражиров и обозы. Для охраны последних требовались сильные конвои, доходившие иногда до пяти взводов конницы и трех рот пехоты.

Псковский гарнизон тоже не отсиживался пассивно за городскими стенами. Уже утром 30 июля, когда противник приблизился к крепости, была совершена удачная вылазка, в результате чего враг понес серьезный урон и погиб новгородский наместник, фельдмаршал Эверт Горн. Даже король был ранен.

Далее почти ежедневно отряды русских ратников — по несколько десятков конных и пеших «охочих всяких людей» — успешно атаковали шведов, несших чувствительные потери. Так удавалось поддерживать высокий боевой дух оборонявшихся и добывать «языков», получая от них достоверные сведения о неприятельской армии. Одна из вылазок в середине сентября закончилась уничтожением около 300 иноземцев и захватом осадной батареи.

Однако 17 (27) сентября шведы приступили к первой бомбардировке Пскова. Им удалось разрушить Варлаамскую и Высокую башни, часть прилегающей к ним стены. И все же последовавший за бомбардировкой штурм псковичи успешно отразили, хотя враг сперва сумел овладеть Наугольной башней и даже ворваться в город. После боя псковитяне сумели устранить все повреждения в укреплениях.

Следующий месяц, октябрь, принес шведам новую неприятность: в войсках начались болезни, возросла смертность, треть армии оказалась небоеспособна. И тогда король решил ускорить подготовку нового штурма.

8 (18) октября по крепости был открыт массированный артиллерийский огонь. Псков обстреливали как обычными ядрами — чугунными и железными, так и зажигательными снарядами. По некоторым данным, было выпущено 700 зажигательных ядер. Но горожане быстро тушили вспыхивавшие пожары и готовились к предстоящей схватке.

Псковские воеводы без особых усилий поняли замысел Густава-Адольфа: нанести главный удар в районе Варлаамской башни, поскольку именно сюда наиболее интенсивно били шведские пушки. Впоследствии около стоявшей у Варлаамских ворот «пищали большой» — артиллерийского орудия, именовавшегося «Соловей на волоках», нашли 160, а у самих ворот 650 больших и малых ядер.

9 (19) октября штурмовые отряды шведов пошли на приступ. Несмотря на огонь из пушек и ручных пищалей, льющуюся расплавленную смолу и кипяток, они «взыдоша на стену града и на башню угольную». Одновременно неприятель на плотах подплыл к нижним решеткам, закрывавшим доступ в реку, выломал их и ворвался в Запсковье. Целый день продолжался ожесточенный бой, но гарнизон вновь выстоял. Русские воины сбросили врага со стен и даже выбили из города.

Раздраженный Густав-Адольф приказал без промедления готовить третий штурм, и 11 (21) октября осадная артиллерия вновь открыла интенсивный огонь. Но… Одна из пушек при стрельбе опрокинулась, и от ее выстрела взлетел на воздух пороховой погреб. Так шведская армия, ослабленная неудачами, боевыми и небоевыми потерями, лишилась еще и боеприпасов.

13 (23) октября шведскому королю пришлось начать отводить войска от Пскова. Через четыре дня, 17 (27) октября покинул лагерь и сам Густав-Адольф. Он планировал возобновить войну с Польшей за Прибалтику и пока не был готов к затяжной войне с Россией. Именно эта неудача, как считают многие военные историки, заставила Густава-Адольфа взяться за военную реформу.

Благодаря стойкости псковитян в феврале 1617 года шведское правительство заключило с Россией Столбовский мир, по которому возвратила Новгород, Гдов, Старую Руссу, Порхов, Ладогу. Однако Россия надолго оказалась без Балтийского побережья.

Новации Густава II Адольфа

Новации в военном искусстве и организации армии, введенные Густавом Адольфом, произвели на Европу такое впечатление, что большинство стран стали срочно перенимать шведский опыт. Густав Адольф уменьшил число пикинеров до одной трети всей пехоты, а в 1631 году учредил мушкетерские полки. Чтобы сделать пехотинца более маневренным и пригодным к наступательному бою, шведы переняли голландскую конструкцию мушкета, уменьшив его вес, ввели бумажные патроны и упростили процесс заряжания.

Шведский король Густав II Адольф среди своего войска

Шведский король Густав II Адольф среди своего войска

В кавалерии они также облегчили вооружение, отменили пики и ввели мушкеты. В артиллерии был уменьшен вес орудий и увеличена их подвижность. Кроме того, была введена совсем легкая, «батальонная» артиллерия. Причем за счет облегчения лафетов такие пушки в бою «таскали» пехотинцы. Основной тактической единицей стал четырехротный батальон, крупной тактической единицей — бригада, состоявшая из двух или трех батальонов.

Густав Адольф — родоначальник линейной тактики, которая господствовала на полях сражений до середины XIX века. Обычным было построение его армии в две линии, из которых каждая состояла из правого и левого крыла и центра. Центр составляли пехотные бригады, из которых бригады второй линии располагались за интервалами первой. Главной составной частью крыльев была конница. Шведский король лично водил свои войска в атаку.

На марше армия Густава Адольфа делилась на авангард, главные силы и арьергард, причем главные силы двигались несколькими колоннами, из которых каждая составляла отряд из будущих боевых линий.

Густав Адольф показал образец наступательной войны в чужой стране с ограниченными средствами. Он тщательно готовился к такой войне, смело, ясно и определенно ставил цель действий и методически стремился к ее достижению, обеспечивая успех искусным выбором и устройством базы, обеспечением операционных линий, быстрыми маршами, сосредоточением сил в решительные минуты к полю сражения и энергичным преследованием противника после победы.

Отличительной чертой Густава Адольфа была способность отказаться от догм, в том числе и от своих находок, даже доказавших жизнеспособность. Например, зачастую он не собирал кавалерию в большие массы, а рассредотачивал среди пехоты по всему фронту. Так он поступал, когда предполагал, что сражение будет носить оборонительный характер. Эта мера позволяла компенсировать сокращение пикинеров и позволяла поддержать пехоту (чьи мушкеты не имели штыков) в ближнем бою. Густав Адольф считал, что взаимодействие всех родов войск — ключ к успеху на поле боя.

Из книги М.Ю. Курушин «Сто великих военных тайн», М.: Вече, 2011.