Шел грозный и суровый 1919 год. Интервенты и белогвардейские войска Юденича готовили второе наступление на Петроград. К лету в составе флота интервентов только английских боевых кораблей было свыше сотни, а в июле в Балтийское море вошли и другие иностранные военные корабли. В.И. Ленин, придавая огромное значение обороне Петрограда, лично следил за положением дел на Балтийском флоте и распорядился вести ремонт военных кораблей круглые сутки, возлагая большие надежды на моряков-балтийцев.

27 августа начальнику действующего отряда было предписано провести боевую операцию в Копорском заливе с целью уничтожения кораблей противника, так как интервенты ежедневно со своих крейсеров и миноносцев вели обстрел большевистских частей в этом районе. В составе кораблей действующего отряда была и подводная лодка «Пантера».

Она была построена по проекту крупнейшего русского корабельного инженера и ученого, основоположника строительной механики корабля профессора И.Г. Бубнова, автора первой русской боевой подводной лодки «Дельфин». «Пантера» вступила в строй кораблей Балтийского флота в августе 1916 г. Водоизмещение надводное 650 т, подводное 782 т, наибольшая скорость в надводном положении 11 узлов (20 км/ч), под водой 9,5 узла (17,5 км/ч), предельная глубина погружения 100 м. Экипаж 33 человека. Вооружение: 12 однотрубных 450-мм торпедных аппаратов, одно 57-мм и одно 37-мм орудия, один 7,62-мм пулемет.

Командир подводной лодки «Пантера» А.Н. Бахтин, 1919 г.

Командир подводной лодки «Пантера» А.Н. Бахтин, 1919 г.

«Пантера» участвовала в Ледовом походе Балтийского флота зимой 1918 г., а летом действовала на Ладоге против белофинских кораблей. Ранним утром 31 августа 1919 г. «Пантера» под командованием А.Н. Бахтина вышла в боевой поход для поиска и атаки кораблей интервентов. До траверза Толбухина маяка лодка шла в надводном положении, а затем погрузилась и, прибыв в назначенный район, стала маневрировать и вести разведку. Вскоре были обнаружены два английских эсминца, стоявших на якоре у юго-восточной оконечности острова Сескар (Лесной).

«Будем атаковать», — решил Бахтин. На «Пантере» прозвучал сигнал боевой тревоги. Лодка погрузилась на глубину 18 м и начала маневрирование. Было принято решение атаковать со стороны берега, откуда противник менее всего ожидал нападения. Это давало возможность лодке после атаки на мелководном плесе быстро уйти на большие глубины.

Корабли в боевом походе

Корабли в боевом походе

Все члены экипажа четко выполняли свои обязанности. На горизонтальных рулях стоял отличный рулевой Ф.М. Смольников. Вертикальным рулем управлял тоже мастер своего дела И.К. Мельников. Минные машинисты (так тогда называли торпедистов) В.И. Авдюнин и В.Н. Толкачев стояли на носовом посту у левого и правого аппаратов, а у приборов управления торпедной стрельбой вахту нес опытный минный машинист Ф.В. Сакун. Комиссар «Пантеры» В.Г. Иванов находился в носовой части лодки, а боцман Д.С. Кузьмицкий — в кормовой.

В 21 час 18 минут, когда до эсминцев оставалось не более 4-5 кабельтовых, командир скомандовал:
— Носовые аппараты — товсь!
Через три минуты последовала команда:
— Правый аппарат — пли!

А через полминуты была выпущена торпеда и из левого аппарата. Вскоре подводники услышали два взрыва. На том месте, где находился вражеский эскадренный миноносец, образовалось огромное облако дыма. Когда «Пантера» вернулась на базу, там уже знали, что ею потоплен новейший эскадренный миноносец «Виттория».

Уцелевший английский эсминец начал преследовать «Пантеру». За кормой лодки грохотали разрывы бомб. К месту, где была замечена советская подводная лодка, подошли еще девять английских эсминцев, подоспели и гидросамолеты. Но «Пантера», умело маневрируя, ушла от преследования. Только в районе Толбухина маяка в 11 часов 20 минут 1 сентября лодка всплыла и в 13 часов ошвартовалась в Кронштадтской гавани, где экипаж «Пантеры» встретили как победителей. Реввоенсовет флота объявил благодарность всему героическому экипажу лодки. Командир лодки А.Н. Бахтин был награжден орденом Красного Знамени.

В начале Великой Отечественной войны «Пантера» под командованием И.А. Быховского была еще в строю, выполняя, правда, второстепенные задачи. Это не помешало лодке увеличить свой боевой счет, сбив фашистский бомбардировщик. Некоторое время после войны «Пантера» служила плавучей зарядной станцией. В Центральном военно-морском музее находится казенная часть носового торпедного аппарата правого борта подлодки, того самого, из которого была выпущена торпеда, поразившая вражеский эсминец.

Боевой путь подводной лодки «Пантера» — одна из славных страниц истории нашего Военно-Морского Флота.