Пули из фитильных, кремнёвых и капсюльных ружей летели недалеко. Причин тому несколько. Пули проходили по каналу ствола свободно. Поэтому при выстреле часть пороховых газов прорывалась и их энергия терялась, из-за чего скорость пули была невысокой. Зато высоким было аэродинамическое сопротивление круглой пули, которое быстро гасило скорость. Кроме того, круглая пуля в полёте оказывалась очень неустойчивой. В результате прицельно стрелять было трудно, а далее 200 м — вообще не имело смысла.

Если бы пуля вращалась в полёте, она летела бы дальше и точнее. Эту хитрую уловку знали давно: ещё в глубокой древности существовали вращающиеся стрелы. Заставить вращаться пулю могли винтовые канавки, или нарезы, в канале ствола. Как только ручное огнестрельное оружие обрело вид ружья с фитильным или колёсным замком, сразу начали делать стволы с винтовыми нарезами.

Кто первым изобрёл нарезы в стволе, неизвестно до сих пор. Идею приписывают разным людям. Скорее всего, она принадлежит немецким оружейникам. Они же первыми начали изготовлять охотничьи нарезные аркебузы с колёсным замком. Произошло это в 20-40-х гг. XVI в.

Такое оружие долгое время использовали только в качестве охотничьего и для целевой стрельбы в тире. Дело в том, что нарезной ствол приходилось долго заряжать. Если в гладкий ствол пулю просто опускали, то тут её нужно было вгонять с большим усилием, иногда даже применяли колотушку. Тугая загонка была необходима, чтобы пуля под давлением пороховых газов вжималась в нарезы и при вылете получала вращательное движение.

Для охотничьего оружия, особенно на загонной охоте, скорострельность была не так важна, тем более что богатые феодалы брали с собой по нескольку ружей. Недаром в XVII в. в казне московского царя хранились значительные запасы охотничьих нарезных ружей. Такие ружья называли в России сначала винтовыми пищалями, а позднее винтовальными ружьями. Слово «винтовка» вошло в обиход только в середине XIX в. Скорострельность нарезного ружья не превышала одного выстрела в минуту (против трёх-четырёх выстрелов у гладкоствольного).

В военном деле нарезное оружие стали понемногу осваивать в начале XVIII в. Для армии изготовлялись укороченные ружья, получившие наименование штуцеров (от нем. stutzen — «укорачивать»). У них были относительно короткие стволы (70-75 см), чтобы хоть немного сократить время на заряжание. Нарезов в стволе, как правило, было восемь. Калибр по полям нарезов равнялся 15-17 мм, а по нарезам (т. е. учитывая их глубину) — от 18 до 21 мм. Общая длина штуцера составляла 105-110 см.

К.К. Пиратский. Рядовой лейб-гвардии Сапёрного батальона. 1834 г.

К.К. Пиратский. Рядовой лейб-гвардии Сапёрного батальона. 1834 г.

Однако в военных действиях до последней четверти XVIII в. штуцера применяли крайне редко. Это было связано с господством линейной тактики: скорострельность обеспечивалась последовательными залпами шеренг или плутонгов. Возможно, штуцера сначала были крепостным оборонительным оружием (когда нужен прицельный точный выстрел) либо унтер-офицерским.

Отдельные команды метких стрелков — егерей появляются в европейских армиях в 50-60-х гг. XVIII в. Егери могли действовать в рассыпном строю или в передовых цепях в качестве застрельщиков. Их задачей было вести меткий огонь по конкретной цели (выбивать офицеров, артиллерийскую прислугу и т. п.) на дистанциях до 500 м. Штыки к штуцерам были кинжального типа (в России они назывались кортиками). Носили их на поясе в ножнах и примыкали к ружью только в момент штыковой атаки.

В России новый образец кремнёвого штуцера был принят на вооружение в 1805 г. Его калибр равнялся 16,5 мм, он имел гранёный ствол длиной 66 см с восемью нарезами и прицел, состоявший из двух взаимно перпендикулярных щитков (для двух дистанций), вращавшихся на общей оси.

В конце XVIII — начале XIX в. под влиянием наполеоновской рассыпной и колонной тактики начинают создаваться егерские батальоны и полки, а позднее корпуса. Правда, не всех егерей вооружали нарезным оружием. Обычно оно выдавалось в передовые цепи по 12 штук на роту, остальные егери пользовались гладкоствольными укороченными ружьями. Для егерских полков выпускают специальные штуцера и винтовки. Например, на вооружение английских егерей поступила кремнёвая винтовка И. Бейкера, принятая в 1808 г. Она имела широкий штуцерный приклад, латунный затыльник и латунную сдвижную крышечку, закрывавшую ящичек в прикладе, предназначавшийся для пыжей и двух-трёх пуль. Общая длина винтовки Бейкера составляла 110 см, длина ствола — 75 см, калибр — 15,9 мм, вес — 4,5 кг. Она была снабжена постоянным щитком-целиком и мушкой. К винтовке полагался штык-тесак на рукояти с дужкой.

Кремнёвая винтовка Бейкера

Кремнёвая винтовка Бейкера

Кремнёвая винтовка Бейкера образца 1800 г. – модель массового военного оружия с нарезами в стволе. Она состояла на вооружении английских войск вплоть до 1838 г., отличалась высокой для своего времени точностью и дальностью боя.

Для вооружения конных егерей в России существовал кавалерийский штуцер. Это было очень короткое оружие, тоже с гранёным стволом, длиной 32 см и калибром 16,5 мм. Ствол имел восемь нарезов и снабжался штуцерным прицелом. Особенностью кавалерийского штуцера была погонная скоба для его крепления к перевязи. Кроме егерей кавалерийские штуцера выдавались кирасирам, драгунам и уланам по 16 штук на эскадрон.

Проблема длительного заряжания нарезного оружия долго оставалась нерешённой и постоянно волновала умы оружейников в разных странах. Требовалось создать такое ружьё, в ствол которого пуля входила бы свободно, а вылетал, а туго вжимаясь в нарезы. Эту задачу попробовали решить два француза — капитан А. Дельвинь и полковник Л. Тувенен. Оригинальное решение Дельвиня состояло в следующем. Он поместил на дне казённика нарезного ствола более узкую, чем канал ствола, камору для пороха. При заряжании пуля свободно опускалась по стволу, пока не упиралась в края каморы. Затем стрелок двумя-тремя ударами шомпола расплющивал пулю, чтобы она плотно вошла в нарезы. При выстреле расширенная пуля вжималась в нарезы и приобретала вращение. Нарезное ружьё Дельвиня получило название «каморный штуцер».

Винтовка Тувенена

Французская капсюльная винтовка Тувинена образца 1846 г. Длина (без штыка) — 1251 мм, масса — 4,1 кг, калибр — 17,5 мм

Но при войсковых испытаниях штуцера выяснилось, что расплющенная пуля имеет плохую траекторию. В полёте она теряла баланс и уходила от цели. Кроме того, при ударах шомпола пуля больше вжималась в камору, чем в нарезы, из-за чего в каморе оставались кусочки свинца. После десятка выстрелов камора засорялась пороховым нагаром, который было сложно вычистить. Около 20 лет систему Дельвиня пытались улучшить. Например, французский офицер С. Тьери придал пуле деревянный поддон (шпигель) и просаленный пыж (пластырь). Благодаря поддону пуля не застревала в каморе, а пластырь не допускал засорения нарезов. В 1840 г. штуцер Дельвиня был, наконец, принят на вооружение орлеанских стрелков. Но длительное приготовление патронов к штуцеру, неправильный полёт пули (теперь уже из-за поддона) и появление к тому времени более удачных конструкций заставили вскоре от него отказаться. Некоторое время штуцер Дельвиня был популярен у охотников.

Иной способ предложил полковник Венсенской стрелковой школы Л. Тувенен, создавший в 1842 г. стержневой штуцер. В дно казённика ствола ввинчивался длинный стержень, который выступал над зарядом пороха. Пуля свободно опускалась в ствол и несколькими ударами шомпола расплющивалась об этот стержень. При выстреле увеличенная пуля вжималась в нарезы. Но штуцер Тувенена грешил схожими недостатками. Пуля, потерявшая форму при ударах, обладала плохой баллистикой (правда, лучшей, чему у Дельвиня). К тому же трудно было очистить дно ствола от нагара пороха вокруг стержня. Сделали даже шомпол со специальной головкой. И всё-таки штуцер Тувенена на испытаниях показал хорошую прицельную дальность — до 1100 м. В результате им оснастили лёгкую пехоту Франции.

Штуцер Тувенена имел калибр 17,78 мм, ствол 104 см, длину без штыка 135 см. Штык примыкался большой, ятаганного типа. В итоге общая длина оружия составляла 219 см. Это, пожалуй, было самое длинное ружьё в Европе в 40-х гг. XIX в. Помимо Франции капсюльные ружья со стержнем в казённике состояли на вооружении отдельных частей в Бельгии, Пруссии, Баварии, Саксонии и других странах.

В середине XIX в. во французской Венсенской стрелковой школе активно занимались разработкой различных типов пуль. Капитан Клод Минье предложил цилиндроконическую пулю, имевшую углубление в своей донной части и меньший диаметр, чем канал ствола. Углубление в пуле закрывалось железной чашечкой. Пуля входила в ствол свободно, а при выстреле пороховые газы вдавливали чашечку внутрь углубления, пуля расширялась и заходила в нарезы ствола. Её назвали расширительной и приняли во Франции к штуцерам Тувенена в 1848 г.

В России использовался так называемый люттихский штуцер. Его сконструировал в 1832 г. брауншвейгский офицер Ж. Бернер. Особенность этого штуцера — ствол с двумя широкими винтовыми нарезами. При заряжании люттихского штуцера в ствол вставляли круглую пулю с ободком, которая легко скользила по нарезам. Подготовка к выстрелу занимала мало времени, а пуля при вылете обретала вращательное движение. Сначала штуцер ввели в немецком княжестве Ольденбург, а потом в Бельгии.

Несмотря на имевшиеся недостатки (например, часть пороховых газов порывалась мимо пули по нарезам), штуцер в 1843 г. официально приняли в России в качестве дальнобойного капсюльного оружия. Им вооружили часть стрелковых батальонов. А всего в русской армии было 20 тыс. штук люттихских штуцеров. Название происходит от города Люттих (старинное название Льежа), где их изготовляли на фабрике Молерба. Длина штуцера без штыка — 124,2 см, калибр — 17,78 мм (семь линий), дальнобойность — до 600 шагов (после введения в 1848 г. остроконечной пули — 1200 шагов). К штуцеру полагался длинный тесачный штык.

Российский комитет по улучшению штуцеров и ружей заказал пробную партию 5 тыс. штук. Небольшое количество штуцеров не решило проблему нарезного оружия в русской армии. И вскоре это стало одной из причин наших неудач во время Крымской войны (1853-1856 гг.).

Английские солдаты с энфилдской винтовкой

Фото английских солдат времён Крымской войны 1853-1856 гг., вооружённых энфилдской винтовкой

Война разгорелась в октябре 1853 г. сначала между Россией и Турцией за влияние на Ближнем Востоке. Затем Англия и Франция, не желая усиления России, выступили на стороне турок. Военные действия велись на Кавказе, Балканах, но основные развернулись в Крыму. В сентябре 1854 г. англо-французские войска высадились в районе Евпатории и осадили Севастополь.

Экспедиционная армия французов и англичан значительно превосходила русскую по оснащению нарезным оружием. Французская пехота пользовалась стержневым штуцером Л. Тувенена с дальностью боя до 1100 м. Это позволяло французским стрелкам почти безнаказанно выбивать русскую артиллерийскую прислугу, поскольку тогдашняя артиллерия била с дистанции 1000 м. Английские части также получили новейшую винтовку Энфилдской оружейной фабрики, взятую на вооружение в 1853 г. Это была наиболее совершенная винтовка того времени. История её создания началась в середине 40-х гг.

В начале 50-х гг. в Англии решили вооружить армию новым нарезным оружием. В 1852 г. объявили конкурс на создание пехотного ружья уменьшенного калибра. Было представлено пять образцов капсюльного нарезного ружья под расширительную пулю. После сравнительных испытаний выбрали ружьё калибром 5,77 линий (14,7 мм) с длиной ствола 88,9 см. Этот образец поступил для изготовления на оружейную фабрику в Энфилде, которую переоборудовали по последнему слову техники.

Фабрика была под патронажем Георга Ловелла, утверждённого в 1840 г. инспектором ручного огнестрельного оружия. Он внимательно следил за развитием крупнейших оружейных предприятий в Европе и предъявлял высокие требования к точности и качеству всех деталей оружия. В 1842-1852 гг. Ловелл установил на Энфилдской фабрике самые современные машины и станки, причём некоторые из них были сконструированы им самим, например станок для сверления стволов.

Энфилдская винтовка была утверждена в 1853 г. для вооружения всей английской линейной пехоты. Её стальной чёрный ствол имел в канале три прямоугольных нареза прогрессивной глубины. На казённой части ствола приваривался прицел, состоявший из прицельной колодки и подъёмной рамки с подвижным хомутиком. Прицел был рассчитан на пять дистанций от 100 до 1000 ярдов (91-910 м). К винтовке полагался трёхгранный штык. Сначала для системы Энфилда 1853 г. приняли пулю типа Минье с углублением, но без чашечки (система Притчета). Позднее в углубление стали вставлять деревянную втулку для расширения задка пули. Во время Крымской войны англичане получали новые винтовки с завода, содержали их в прекрасном состоянии и умели ими пользоваться.

Винтовки, середини XIX в.

Сверху: русская 15,24 мм капсюльная дульно-зарядная стрелковая винтовка образца 1856 г. Снизу: казачья дульно-зарядная капсюльная винтовка образца 1846 г. Принадлежала казачьему атаману О.М. Гладкову. Калибр 17,5 мм

В русской армии война выявила не только нехватку нарезного оружия, но и недостаточное внимание к стрелковой подготовке вообще. Обучая солдат, заботились больше об умении «бряцать оружием» при выполнении ружейных приёмов, чем о навыках меткой стрельбы. Уже в ходе войны были введены пехотные и драгунские нарезные ружья образца 1854 г. с особой расширительной пулей. Эти пули разработал бельгиец Петерс и усовершенствовал генерал Тиммерганс. Они имели расширение в виде углубления с двумя отростками спереди. Не требовалось никакой чашечки или втулки. Пули прекрасно себя показали, для простоты их именовали бельгийскими. За счёт новых ружей количество нарезного оружия в русской армии к январю 1855 г. увеличили с 26 штук на батальон до 26 на роту.

Но перевооружение русских войск в процессе военных действий сопровождалось различного рода трудностями. Например, приходилось обучать солдат прицеливанию на дальние дистанции, отливать новые пули и делать новые патроны, приучать к иному уходу за нарезным оружием. Промышленность России не могла изготовить необходимое количество новых образцов оружия. Его приходилось заказывать за границей.

Опыт Крымской войны заставил российское военное командование пересмотреть всю систему вооружения. Прежде всего, находившиеся на вооружении русской армии разнообразные штуцера и ружья было решено заменить единым типом оружия — винтовкой. Этим словом впредь стали именовать любое военное нарезное ружьё. В самом конце войны, в 1856 г., русские конструкторы К. Константинов, А. Лядин, Л. Резвый и другие создали новую капсюльную винтовку под коническую пулю с углублением (по типу пули Минье). Она имела уменьшенный до 15,24 мм (6 линий) калибр. Её масса составляла 4,8 кг, а дальнобойность достигала 850 м. Для того времени это было вполне совершенное оружие, не уступавшее английскому «Энфилду». В 1857 г. первую русскую винтовку приняли и для драгунских частей, а ещё через год выпустили казачий вариант.

продолжение

По материалам книги «Огнестрельное оружие», ред. группа: С. Кузнецов, Е. Евлахович, И. Иванова, М., Аванта+, Астрель, 2008, с. 54-63.