Финская линия обороны на Карельском перешейке — самая знаменитая и самая загадочная в мире. Ее фантастическую боевую мощь превозносили советские и зарубежные писатели, политики, военные. Рассказывали о многоэтажных крепостях, зарытых в землю и вырубленных в граните, о дотах, покрытых толстым слоем резины, от которых отскакивают снаряды, о подземных ходах, пронизывающих весь Карельский перешеек.

Линию Маннергейма называли самой мощной в Европе. Некоторые писатели утверждали, что даже современная армия не смогла бы прорвать ее без применения ядерного оружия. Однако таинственным образом чудо финской фортификации как будто провалилось под землю.

Постройкой оборонительных сооружений на Карельском перешейке финны озадачились сразу после обретения государственности. До 1918 года Финляндия была частью Российской империи. После Октябрьского переворота Ленин признал ее независимость, но тут же попытался вернуть финнов обратно, под красный флаг. Большинство финских социал-демократов склонялось к большевизму. В Финляндии вспыхнула пролетарская революция, а затем гражданская война.

Очень многие считают, что страшная война между убежденными и жестокими «красными» и не менее мотивированными и страшными «белыми» была инспирирована партией Ленина. Это не так. Наших добровольцев было меньше, чем шведов и немцев на стороне «белых». В гражданской войне победили белофинны под командованием бывшего русского генерала, барона Карла Густава Маннергейма. Уже в 1918 году по его приказу военные инженеры разработали первый план линии обороны Карельского перешейка от Красной Армии.

Карл Густав Маннергейм

Карл Густав Маннергейм

Но Маннергейм вскоре ушел в отставку, и план остался лишь на бумаге. Долговременные оборонительные сооружения на Карельском перешейке финны начали строить только в 1920 году совсем по другому проекту и без всякого участия Маннергейма — это была линия Оскара Энкеля. Строились доты фронтального огня по германской модели (амбразура обращена в сторону противника). Они были из некачественного бетона, и тогдашняя артиллерия могла их легко разрушить.

В 1924 году строительство линии Энкеля закончилось, и долгое время никаких работ на Карельском перешейке не проводилось. Только в 1932 году финны приступили к постройке еще 6 пулеметных дотов улучшенного типа. В 1936 году начали частичную модернизацию дотов. В 1937-м построили первый дот-«миллионник» (он стоил 1 млн. финских марок). Инициатором работ стал вернувшийся в большую политику барон Маннергейм. Маннергейм был человеком властным, он сумел выжать из экономного финского парламента дополнительные деньги на оборону. На линии Энкеля было построено 7 «миллионников». Для страны бедной, не обладающей естественными ресурсами, — это были огромные деньги.

Новые доты отвечали требованиям современной войны, строились из высококачественного бетона, имели амбразуры флангового огня и мощную защиту из стальных плит, установленных под наклоном. Снаряд при попадании в такой дот ударял в щит и отлетал, разрываясь в стороне. Это позже и породило легенду об их резиновом покрытии.

В отличие от остальных дотов Карельского перешейка, «миллионники» имели не только мощную защиту, но и современную систему жизнеобеспечения. Однако вооружение оставалось скромным. На Карельском перешейке финны смогли построить всего 6 артиллерийских дотов. Остальные были пулеметными и не способными противостоять танкам. Ни размерами, ни вооружением лучшие финские доты даже отдаленно, не могли сравниться с оборонительными сооружениями французской линии Мажино. Линия Мажино — огромный железобетонный комплекс, который уходил вниз на 8 этажей. Мини-крепости по подземным коридорам соединялись между собой железнодорожной сетью, там ходили узкоколейные локомотивы.

Сплошной бетонированной линии обороны на Карельском перешейке финнам построить так и не удалось. Ограничились созданием 22 узлов сопротивления, прикрывающих основные дороги. Советская пропаганда рассказывала про 343 неприступных бетонных крепости на линии Маннергейма. Но исследования историков-краеведов на Карельском перешейке открывают более скромную цифру: около 180.

Высота Sormi («Палец), на переднем плане - линия гранитных надолбов (противотанковые заграждения) с колючей проволокой. 1930-е годы

Высота Sormi («Палец), на переднем плане — линия гранитных надолбов (противотанковые заграждения) с колючей проволокой. 1930-е годы

Советская разведка хорошо знала о реальной мощи линии Маннергейма. Генерал Энквист вспоминал о том, что при строительстве Линии особой секретности не соблюдалось. Финляндия кишела советскими шпионами. Заезжие туристы могли спокойно фотографироваться на фоне возводимых объектов. Поэтому советской разведкой задолго до Зимней войны был составлен альбом финских фортификационных сооружений.

В августе 1939 года СССР становится союзником фашисткой Германии. Согласно секретному протоколу о разграничении обоюдных интересов, прилагавшемуся к соглашению Молотова — Риббентропа, все прибалтийские страны, включая Финляндию, в случае «территориально-политического переустройства» должны были отойти к Советскому Союзу.

Первыми в состав СССР входят Западная Украина и Белоруссия. Сталин продолжает расширять империю, добивается размещения частей Красной армии на территории Эстонии, Латвии, Литвы, и вскоре эти страны становятся республиками Советского Союза. Сталин требует отодвинуть границу на Карельском перешейке от Ленинграда и отдать в аренду полуостров Ханко для размещения советской военно-морской базы. Финны готовы обсуждать изменения госграницы, но пускать на свою территорию советские войска категорически отказываются. Договориться сторонам так и не удается. Советский Союз прекращает переговоры и открыто готовится к войне.

В печати звучали призывы обуздать «взбесившихся псов» и освободить финский народ от ига помещиков и капиталистов. Сталин был уверен: Красная Армия легко справится с финской военщиной. Сталина можно понять: огромной мощи Советского Союза сопротивляется карликовая Финляндия. Генсек просто не брал в расчет финскую армию. 30 ноября 1939 года части Ленинградского военного округа перешли финскую границу на Карельском перешейке. Для полномасштабных боевых действий и преодоления мощной линии обороны войск явно было недостаточно. Но всерьез воевать никто и не собирался. Красноармейцы шли на помощь дружественному народу, шли с песней, специально написанной к началу похода:
«Сосняком по откосам кудрявится
Пограничный скупой кругозор.
Принимай нас, Суоми-красавица,
В ожерелье прозрачных озер!
Много лжи в эти годы наверчено,
Чтоб запутать финляндский народ.
Раскрывай же теперь нам доверчиво Половинки широких ворот!»

Надолбы, оборонительные линии, построенные финнами, не имели, с точки зрения командования Красной Армии, ни малейшего значения. Война с Финляндией — это не война, а продолжение финской революции, задавленной Маннергеймом в 1918 году:
«Мы пришли, чтоб помочь вам расправиться,
Расплатиться с лихвой за позор.
Принимай нас, Суоми-красавица,
В ожерелье прозрачных озер!»

Бойцам Красной Армии внушали, что они идут помочь финским рабочим расплатиться с белогвардейцами. И если белогвардейцы станут отстреливаться, Красная Армия ответит, и отличившимся бойцам будет дан уже изготовленный памятный знак «За бои на Карельском перешейке». Предполагалось, что это будет шествие через Териоки, Выборг, на Хельсинки, сопровождаемое приветствиями финских трудящихся.

Однако Финляндия встретила Красную Армию не цветами, а пулями. С каждым пройденным километром темпы наступления падали. Полный разгром финских войск на Карельском перешейке должен был стать делом 8-10 дней. Но за этот срок наши смогли только подойти к главной линии обороны на западном и восточном флангах. Для прорыва укрепленных узлов советское командование подтягивало танки и пушки. 17 декабря 1939 года части Красной Армии начали решающий штурм. Финские солдаты встретили танки гранатами и бутылками с зажигательной смесью.

С 17 по 25 декабря 1939 года на высоте 65,5 метров, неподалеку от нынешней трассы «Скандинавия», произошло самое кровопролитное сражение начального этапа советско-финской войны. 20-я тяжелая танковая бригада пыталась взять дот на линии Маннергейма. Атака за атакой, неслыханные жертвы с нашей стороны. На многих участках фронта части Красной Армии не смогли даже подойти к линии долговременных сооружений. Из 200 финских дотов в зоне боевого контакта находилось всего 55. На восточном участке фронта, в районе Тайполе, советские войска быстро уничтожили все бетонные сооружения, но прорвать оборону не смогли. Она держалась исключительно на деревоземляных укреплениях и окопах. 25 декабря Сталин приказал штурм прекратить и готовиться к решающему сражению, прорывать линию уже наверняка.

Само понятие «Линия Маннергейма» в России и в Финляндии имеет разные значения. Для финнов — это линия, на которой было остановлено наступление Красной Армии, а не укрепления. Настоящей линией Маннергейма была вера финского народа в победу до последнего дня. А у красноармейцев после первых страшных поражений вообще не было желания куда-либо продвигаться. Ясных целей и задач командование не ставило, доверия к нему пропадало.

В запасе у Советского Союза был еще один план — удар из Карелии вглубь Финляндии, чтобы разрезать эту страну на несколько кусков. В карельские дороги, лесные, петляющие, грунтовые, втягивались советские дивизии. Они проходили по 80 километров в день, растягивались на 100 километров. Когда уже передняя часть дивизии находилась в глубине Финляндии, с флангов начинали наступать финские лыжные отряды. Они разрезали наши дивизии на несколько котлов, часть из этих котлов уничтожались, другие были вынуждены сражаться в окружении. Наступление в Карелии провалилось.

Финны разгромили 5 дивизий (причем полностью уничтожили 3) и танковую бригаду Красной Армии севернее Ладоги. Это четверть сил, что начали войну против Финляндии. После неудач в Карелии, Красной Армии оставался только один путь к победе — прорывать линию Маннергейма. К решающему штурму войска тщательно готовились: разведка выявляла огневые точки, саперы прокладывали дорогу танкам, артиллерия и авиация непрестанно утюжила финские укрепления.

11 февраля 1940 года Красная Армия начала наступление на Карельском перешейке. Войска атаковали по всему фронту. Вся армия, можно сказать, работала на эту бомбежку. Финны уже не могли сопротивляться из-за усталости, потому что им не давали ни днем, ни ночью покоя. При такой плотности огня сидеть в железобетонном доте было невозможно — у кого-то лопались барабанные перепонки, люди сходили с ума.

Прорывали линию Маннергейма специальные штурмовые группы, состоящие из танков, пехоты и саперов. Советские саперы шли на прорыв, обкладывали взрывчаткой амбразуры, подрывали их вместе с собой. После прорыва линии Маннергейма на главном направлении советские войска развивали наступление на Выборг. Судьба Зимней войны была предрешена. 12 марта 1940 года финское правительство заключило с Советским Союзом мирный договор: Карельский перешеек отходил к СССР вместе со всеми оборонительными сооружениями. После войны большинство финских дотов были подорваны советскими саперами. Железобетонные руины, разбросанные по Карельскому перешейку, остаются сегодня едва ли не единственными памятниками советско-финской войны.

На каждой братской могиле планировалось поставить памятник. Был даже объявлен конкурс в Ленинграде, в нем принимали участие ведущие архитекторы. Но потом Великая Отечественная война просто все заслонила. А дальше свое взяла пропаганда. Дескать, с Финляндией у нас хорошие отношения и не надо эту войну трогать.

Линия Маннергейма — это последняя оборонительная линия в истории человечества, которая сыграла хоть какую-то роль. Вторая мировая война показала, что дело решают не доты и не дзоты, а танки, бомбардировочная авиация, штурмовики и механизация.

Линия Маннергейма — фантом. Для финнов это памятник их героического сопротивления Красной Армии, которое привело к тому, что Финляндия осталась независимой. Для советских командиров — это оправдание перед Сталиным за такие огромные потери. Это линия нашей памяти о незаметной, но кровопролитной советско-финской войне.

Из книги Л. Лурье «Без Москвы», С-Петербург, «БХВ-Петербург», 2014, с. 218-226.