На начало февраля 1940 года расположение советских войск выглядело так: в Заполярье сосредоточилась 14-я армия, в Карелии — 9-я, южнее ее — 8, 12 и 15-я (все эти армии напрямую подчинялись Москве), на Карельском перешейке — 7-я и 13-я армии.

Согласно плану операции (теперь вместо армейской проводилась фронтовая наступательная операция) войскам 7-й и 13-й армий предписывалось одновременным ударом прорвать укрепленную полосу, в дальнейшем уничтожить всю группу противника на Карельском перешейке, не допустив отхода войск противника на запад. Удар этих армий был главным, и предполагалось наносить его смежными флангами в направлении Сумма — Виипури (Выборг). Фронт прорыва равнялся 40 километрам: от озера Вуокси-ярви до Кархулы (Дятлово).

13-я армия под командованием Грендаля устремлялась правым флангом на Кексгольм (Приозерск), левым — на Антреа (Каменогорск) через Кюрйоля (Красносельское) и Ристсеппяля (Житково). 7-я армия (командующий Мерецков) наступала правым флангом на Выборг (труднейшее направление, наиболее защищенное в системе обороны противника) через Кямяря (Гаврилово), левым — на Макслахти (Прибылово). В 7-ю армию входили 34, 10, 50 и 19-й стрелковые корпуса трехдивизионного состава. Кроме того, армия располагала стрелково-пуеметной бригадой, одиннадцатью артиллерийскими полками, пятью танковыми бригадами и двумя отдельными танковыми батальонами.

Девять дивизий наносили главный удар на правом фланге, западнее озера Муолан-ярви (Глубокое), три дивизии — вспомогательный удар на левом фланге, восточнее Кархулы. На одном километре линии фронта сосредоточивалось в среднем 50 орудий. На направлении основного удара действовала почти вся авиация фронта, причем одну треть всех истребителей, четверть бомбардировщиков и три четверти ночных бомбардировщиков получил в свое распоряжение командующий авиацией 7-й армии комкор С.П. Денисов.

Штурм линии Маннергейма начался 11 февраля с мощной артиллерийской подготовки. О том, как происходил прорыв главной оборонительной позиции линии Маннергейма, рассказывает участник тех событий П. Егоров. Утром 11 февраля по всему фронту заполыхали огненные зарницы. Высоко в небо взметнулась густая снежная пыль. От массированной артиллерийской обработки переднего вражеского края поднимались вверх огромные, черные с огнем столбы взрывов. Кусок за куском отлетал бетон. Стальные плиты давали трещины, железными прутьями ощетинивались доты, хороня под собой его обитателей.

Дот на линии Маннергейма, 1940 г.

Дот на линии Маннергейма, 1940 г.

В течение двух часов орудия и минометы били по дотам, укрытиям и пулеметным точкам. Передние укрепления финской обороны превратились в сплошные развалины. По установленному сигналу артиллерия перенесла огонь в глубину. И тогда двинулись вперед танки, саперы и пехота. Вскоре начали поступать первые донесения. Отдельные долговременные сооружения оставались невредимыми даже после мощных бомбовых ударов и артиллерийских обстрелов. Неприятель оказывал яростное сопротивление, особенно в опорном пункте Суммы. Но после нового мощного удара артиллерии и авиации, дружного натиска штурмовых групп пал и этот очаг сопротивления.

Мерецков внимательно следил за ходом наступления. Отлично действовала 123-я стрелковая дивизия Филиппа Федоровича Алябушева, бойцы которой, смело проникая во все щели сложной системы обороны, истребляли засевших там финских солдат. Под стать 123-й сражалась и 70-я стрелковая дивизия во главе с Михаилом Петровичем Кирпоносом. Завершив прорыв первой линии укреплений, красноармейцы устремились ко второй. Командарм требовал:
— Не давайте неприятелю передышки, быстрее, как можно быстрее продвигайтесь вперед.

Бои с небольшими перерывами шли уже более полумесяца. Москва торопила с завершением кампании. Для увеличения темпов продвижения и развития успеха Мерецков отдает приказ создавать подвижные группы, сажать пехоту на броню танков. Он направляет 70-ю дивизию на побережье Выборгского залива. Через четыре дня полки пробились к заливу, преодолев снежные заносы и яростное сопротивление вражеских войск.

В тот же день Кирилл Афанасьевич вместе с членом Военного совета армии Штыковым прибыл на командный пункт дивизии Кирпоноса. Выход 70-й стрелковой дивизии к побережью Выборгского залива обеспечивал благоприятные условия для удара в тыл выборгской группировки противника. Но для этого надо было преодолеть ледяную гладь залива. Как это сделать, не погубив личный состав в студеной воде? Командарм и комдив, склонившись над картой, тревожились об одном и том же: выдержит ли лед? Наконец Кирилл Афанасьевич оторвался от карты и, посмотрев на Кирпоноса, спросил:
— Что думает командир дивизии?
— Я думаю, товарищ командующий, пройдем.

Мерецков задумался. В его памяти всплывали примеры преодоления войсками ледяных пространств Балтики, о которых он узнал еще в годы учебы в академии на лекциях по истории военного искусства. Примеров было немного: при Петре I, когда русские воины прошли по льду Выборгского залива и штурмом взяли город Выборг, и в 1809 году, когда войска, руководимые Багратионом, преодолели льды Ботнического залива и овладели Аландскими островами. Но тогда не было танков, да и артиллерия была легче.
Кирпонос доказывал: лед толстый. Кроме того, для страховки он предлагал использовать сани-плоты из бревен.
— Согласен с вашими выводами, — сказал командарм. — Но, прежде чем принять окончательное решение, надо еще раз проверить прочность льда.

Кирпонос провел свои части по льду и 4 марта западным берегом обошел Выборг с тыла. Это был важный успех, и Мерецков доложил о нем Сталину. Через некоторое время ему позвонил генсек и поставил задачу взять Выборг в течение двух-трех дней. Войска армии, прорвав оборонительные полосы линии Маннергейма и преодолев несколько отсечных позиций, достигли Выборгского укрепленного района.

Две стрелковые дивизии 50-го стрелкового корпуса двинулись в обход укреплений с севера, а 7-я стрелковая (командир Сергей Владимирович Верзин) атаковала укрепления с фронта. И тут выяснилось: Выборг оказался в укрепленном районе двухполосного типа, рассчитанном на круговую оборону. В течение нескольких дней полки 7-й дивизии штурмовали подступы к городу. Безрезультатно. Росли потери, а дивизия не продвинулась ни на шаг. Разведка донесла, что укрепрайон связан каналом с озером Сайма. Начинался март, и была опасность, что с наступлением ростепели финны затопят весь участок…

В штаб Верзина приехал Мерецков. Выслушав комдива, произнес:
— Надо, Сергей Владимирович, отрешиться от стремления рвать оборону сразу на всем фронте, удар следует наносить на одном избранном направлении, сосредоточивая на нем основные силы. — Затем, посмотрев на карту, приказал: — Удар подготовьте к исходу 12 марта и нанесите его между железнодорожной станцией и кладбищем во второй половине ночи на тринадцатое.

А в это время полки 70-й стрелковой дивизии перерезали шоссе и железную дорогу Выборг — Хельсинки. В столице Финляндии поняли, что участь страны предрешена. В этой обстановке финское правительство обратилось с просьбой к советскому правительству о мире. Но Выборг не сдавался. Командир 7-й дивизии продолжал штурм его гарнизона. Верзин, оставив на трехкилометровом фронте всего лишь стрелковый батальон, танковую и пулеметную роты, основные силы развернул на узком участке. И в полночь на 13 марта части дивизии вслед за мощным налетом артиллерии пошли на штурм. Финны были ошеломлены, так как не ожидали ночной атаки. Войска захватили первую, затем вторую полосы обороны, к рассвету ворвались в город и овладели большей его частью…

Между тем в Москве уже был подписан мирный договор. По международным дипломатическим законам между воюющими сторонами сначала заключается перемирие, потом прелиминарный (предварительный) договор и только как окончательная мера — мирный договор. СССР, настояв на подписании мирного договора, минуя предварительные договоренности, дал понять западным странам, что признает независимость Финляндии, но, с другой стороны, за СССР, таким образом, юридически закреплялись захваченные территории.

Заключенный мирный договор между СССР и Финляндией от 12 марта 1940 года и протокол к нему предусматривали:
а) немедленное прекращение военных действий между СССР и Финляндией;
б) государственная граница устанавливается по новой линии, по которой в состав СССР включается весь Карельский перешеек с городом Виипури (Выборг), Выборгским заливом и его островами, Западное и Северное побережье Ладожского озера с городами Кексгольм (Приозерск), Сортавала, Суоярви; ряд островов в Финском заливе, территория восточнее Меркяярви с городом Куолаярви, часть полуостровов Рыбачий и Средний;
в) обе договаривающиеся стороны обязываются взаимно воздерживаться от всякого нападения одна на другую, не заключать союзов и не участвовать в коалициях, направленных против другой стороны;
г) Финляндская Республика соглашается сдать СССР в аренду сроком на 30 лет с ежегодной уплатой 8 миллионов финских марок полуостров Ханко и морскую территорию вокруг радиусом 5 миль к югу и востоку от него и 3 мили к западу и северу, а также ряд островов, примыкающих к нему, для создания там военно-морской базы, способной оборонять от агрессии вход в Финский залив. В целях охраны базы СССР предоставляется право держать там за свой счет необходимое количество наземных и воздушных вооруженных сил. Финское правительство в течение десяти дней выводит с Ханко все свои войска, и полуостров переходит в управление СССР.

Окончательно боевые действия прекратились западнее Выборга, недалеко от древней границы Руси, установленной еще в середине X века при князе Владимире Ярославиче. По завершении Советско-финляндской войны были подсчитаны потери с обеих сторон. В войсках Красной армии они составили: 48 745 человек убитыми и 158 863 ранеными; финские потери — более 70 тысяч человек убитыми и 150 тысяч ранеными. Эти данные были обнародованы 29 марта 1940 года на шестой сессии Верховного Совета СССР. По подсчетам же финнов, армия Финляндии потеряла 19 576 человек убитыми, 43 557 ранеными и 4101 человек пропали без вести.

За образцовое выполнение задания 405 рядовых красноармейцев, младших командиров, офицеров и генералов были удостоены звания Героя Советского Союза. Среди них: командующий Северо-Западным фронтом Тимошенко, командующий 7-й армией Мерецков, комдив Кирпонос, начальник инженерных войск Северо-Западного фронта Хренов и другие. Около 50 тысяч человек награждены орденами и медалями.

Итоги Зимней кампании

В советской истории тема Советско-финляндской войны 1939-1940 гг. длительное время находилась как бы в тени, считалась «неудобной», была своеобразным «белым пятном». Почти сразу же по окончании войны ее причины, ход и итоги замалчивались. Почему? Прежде всего, такова была в тот период политика. Если во всеуслышание сказать о ней всю правду, то СССР, и в первую очередь его руководство, может потерять лицо в глазах собственного народа и международной общественности. Это — с точки зрения идеологической политики. Но были и другие обусловленности. Начавшаяся через год и три месяца жесточайшая Великая Отечественная война вытеснила «Зимнюю кампанию» из людских умов.

Как сегодня, с высоты XXI века, современные историки оценивают Советско-финляндскую войну 1939-1940 годов? По-разному. То, что в результате войны государственная граница СССР была отодвинута более чем на 150 километров от Ленинграда, несомненно, большой плюс.

К Советскому Союзу отошла территория в 40 тысяч квадратных километров. Конечно, территория не ахти какая, но на ней находилось большое количество важных предприятий, добротных коммуникаций. Например, целлюлозно-бумажное производство Энсо (в СССР почти не производилась целлюлоза и она считалась остродефицитной), гидроэлектростанции Раухала на реке Вуокса и железная дорога вдоль Ладожского озера. Приобретение ГЭС решило проблемы с обеспечением Ленинграда электроэнергией, которой городу всегда не хватало. Это также оценивается положительно.

Но чем оплачены эти плюсы? По уточненным данным, Красная Армия потеряла в финскую войну: 131 476 человек убитыми, 325-330 тысяч человек ранеными, контуженными и обмороженными (из рассекреченных материалов Центрального государственного архива Российской армии — ЦГАРА). В эти цифры не включены потери ВМФ и НКВД. Следовательно, первоначальные данные были занижены в 2,7 раза — по безвозвратным потерям и в 2 раза — по потерям ранеными, контуженными и обмороженными. Сравнение потерь Красной Армии и армии Финляндии дает такой результат: на одного убитого финского солдата приходилось шесть убитых советских солдат, а на одного раненого финна — семь советских. Данные еще не окончательные и продолжают уточняться.

Потери крупной техники составили: около 2500 танков (из них 650 — безвозвратно), 650 самолетов. За один день войны терялось 23 танка и 6 самолетов. Кстати, значительные потери самолетов не вяжутся со сводками радио и газет (ноябрь 1939 — март 1940 года), в которых часто сообщалось, что из-за плохих погодных условий авиация в боевых действиях участия не принимала.

Из книги Н. Великанов «Мерецков», М., «Молодая гвардия», 2013, с. 231-238.