Уборевич Иероним Петрович (1896-1937) — командарм 1 ранга, в Красной Армии с 1918 г. Участник Первой мировой и Гражданской войн. В Гражданскую войну командир батареи, бригады, начальник стрелковой дивизии, командующий рядом армий. После Гражданской войны командующий армией и войсками ряда военных округов, военный министр Дальневосточной Республики, начальник вооружений РККА. Был незаконно репрессирован. Реабилитирован посмертно.

13 июня 1938 г. воины танковой роты старшего лейтенанта Д. Драгунского наблюдали, как их командир на боевой машине форсировал реку Раздольная по глубокому броду. Скрылись в брызгах и пене гусеницы, бурлящая вода захлестнула смотровой прибор механика-водителя, подобралась к башне. И вот над водой осталась лишь воздухо-питающая труба, рядом с которой всплыл деревянный поплавок. Через 12 минут командирский танк, сбрасывая с себя потоки воды, вышел на противоположный берег.

Этот опыт был продолжением регулярных испытаний по вождению танков под водой, начатых еще в 1934 г. по настоянию командарма 1 ранга И.П. Уборевича. Эти испытания показали возможность преодоления водных преград глубиной до 4,5 м. Полученный опыт пригодился при защите дальневосточных границ СССР, во время военного конфликта на реке Халхин-Гол, а потом и в ходе Великой Отечественной войны. А современные танки оснащаются специальным оборудованием, позволяющим им преодолевать водные преграды по дну. Так боевой опыт И.П. Уборевича широко использовался в строительстве наших бронетанковых войск.

Иероним Петрович Уборевич родился в 1896 г. в семье литовского крестьянина. Способного к учебе мальчика деревенский учитель направил в Двинск (Даугавпилс) в реальное училище. Уже с четвертого класса Иероним начал давать уроки, чтобы зарабатывать на жизнь. После окончания реального училища Иероним поступил в Петроградский технологический институт. Однако стать инженером ему не удалось.

Уборевич И.П.

Уборевич И.П.

Не имея средств к существованию, он ушел со второго курса института и вернулся в родную деревню. Отсюда его в 1915 г. призвали в армию и направили в Константиновское артиллерийское училище. Ускоренный курс училища И.П. Уборевич успешно закончил в 1916 г. и был отправлен на фронт. Молодой подпоручик со своей батареей участвовал в боях на Висле, Немане и в Бессарабии. Февральская революция застала Уборевича на румынском фронте.

В марте 1917 г. Иероним Петрович вступил в ряды большевистской партии. В дни Октябрьского переворота он принимал активное участие в организации Красной гвардии. В январе — феврале 1918 г., когда немецкие войска, нарушив перемирие, начали продвигаться к Петрограду, красногвардейский отряд под командованием Уборевича вместе с другими отрядами большевистской армии отражал натиск хорошо вооруженного противника.

18 февраля 1918 г. в одном из тяжелых сражений И.П. Уборевич был ранен и попал в плен к немцам. Более четырех месяцев Уборевич содержался в тюрьмах, но в августе ему вместе с несколькими товарищами удалось бежать, благополучно миновать немецкие заставы и возвратиться в Советскую Россию. Осенью этого же года Уборевич с отрядом, сформированным в Петрограде, направляется на Северный фронт.

На севере Советской России войска Антанты, состоявшие из английских, американских, французских, итальянских и сербских военных формирований (всего около 30 тыс. человек), захватили значительную часть нашей территории и серьезно угрожали молодой Республике. Там он сражается с интервентами и белогвардейцами, командует сначала полком, затем Двинской бригадой и 18-й стрелковой дивизией, входившей в состав 6-й армии, которая преграждала противнику путь к Вологде.

Штаб 18-й стрелковой дивизии. В центре - командир дивизии И.П. Уборевич. Северный фронт, март 1919 г.

Штаб 18-й стрелковой дивизии. В центре — командир дивизии И.П. Уборевич. Северный фронт, март 1919 г.

Много хлопот доставили в те дни бойцы Уборевича интервентам. Однажды английский генерал Айронсайд просматривал военные сводки, донесения разведчиков и все сильней раздражался: все сообщали об усиливающемся сопротивлении красных. Он отложил бумаги на край стола, задумчиво пробарабанил пальцами но столу, подумал со злостью: «Не предполагал, что на русском Севере придется сражаться с фанатиками».

Приоткрылась дверь, вошел адъютант:
— К Вам начальник штаба, сэр.
— Хорошо. Пригласите его.
Появился полковник. В правой руке у него была газета.
Прошу садиться, сэр. Вы явились кстати. Читали? — Айронсайд протянул полковнику донесение разведчика.
«Артиллерия Уборевича успешно топит наши канонерки, сбивает самолеты. Иероним Уборевич, 22 года, математический склад ума, специальность — артиллерист», — прочитал полковник и ответил:
— Да, сэр. Это донесение мне знакомо.
— Что Вы думаете об этом красном артиллеристе?
Еще слишком мало известно про Уборевича, но, думаю, он стоит десятка наших офицеров.
Айронсайд нахмурился:
— Ваша оценка противника высока и лестна для него.
— Не я один, сэр. Вот и почтенная «Таймс» напечатала весьма лестную статейку про этого красного: «Говорят, что командующим назначен Уборевич — бывший поручик царской армии. Мало найдется английских офицеров, которые будут отрицать, что он знает свое дело… Поразительна точность его огня».

И Иероним Петрович старался «оправдать» свою репутацию в глазах английского командования. Селецкую и Липовец — главные опорные пункты интервентов — он решил взять одновременными ударами с фронта и тыла. По этим пунктам откроют огонь и береговые батареи, и орудия Красной флотилии, действовавшей на Северной Двине.

С рассветом советская артиллерия начала артиллерийскую подготовку. Продолжалась она недолго: не хватало снарядов. Командир бригады Уборевич поднял своих бойцов в атаку. Плотным пулеметным огнем англичане остановили атаку, красноармейцы залегли. И тут же прикрываемые пулеметами цепи противника перешли в контратаку. Командир 1-й батареи бросился к полевому телефону, чтобы сообщить Уборевичу об опасности. Но его телефон зазвонил раньше.
— Первой батарее приготовиться. Стрельбу поведет сам комбриг, — донеслось в трубке.
— Огонь! — последовала команда. Голос Уборевича звучал твердо и спокойно.
Командир произвел выстрел, и тут же снова прозвучал властный голос: менялась наводка. Медянский, командир батареи, догадался: «Он берет англичан в вилку», — и, выполняя приказ, выстрелил вторично.
— Бить на поражение! — раздалась новая команда.
— Замечательно! Цель накрыта! — И новая команда:
— Батареей пять снарядов — огонь!
Боевая задача была выполнена.

В боях под деревнями Селецкая и Городецкая с 10 по 15 октября 1918 г. части Уборевича добились решительной победы над противником. Были захвачены 10 орудий, склады с обмундированием, продовольствие, повозки и другие трофеи. За умелое и энергичное руководство войсками в этих боях против интервентов и белогвардейцев, а также за личную доблесть и отвагу Уборевич был награжден орденом Красного Знамени (приказ Реввоенсовета Республики от 17 апреля 1919 г.). Молодому командиру не было тогда еще и 23 лет.

В горниле гражданской войны росло полководческое искусство Уборевича. Он участвовал в разгроме Деникина, белополяков, Врангеля, банд Петлюры, Антонова и остатков колчаковских войск.

В начале октября 1919 г., когда белые армии, захватив Курск и Орел, рвались к Москве и Южный фронт приобретал решающее значение для судьбы Советской Республики, Уборевич вступил в командование 14-й армией. Войска этой армии под его руководством во взаимодействии с ударной группой фронта и 13-й армией нанесли ряд сокрушительных ударов по лучшим частям деникинской армии, вынудив их начать отступление в южном направлении. Боевой путь 14-й армии лежал через Курск, Харьков, Полтаву, Херсон, Николаев, Одессу. По одесской группировке белых 14-я армия нанесла свой завершающий удар. В тяжелых уличных боях, длившихся более суток, противник был разбит наголову. Одесса снова стала советской.

В марте 1920 г. И.П. Уборевича по просьбе М.Н. Тухачевского переводят на Командарм Уборевич командующим 9-й армией. Около двух месяцев под его командованием армия вела непрерывные бои, закончившиеся разгромом в районе Екатеринодара (Краснодар) отступавших деникинских армий. «Отступающий через Екатеринодар противник не успел переправиться через реку Кубань и столпился на правом берегу ее, где и был стремительно атакован тов. Уборевичем, — отмечалось в постановлении ВЦИК от 8 апреля 1920 г. — В результате ожесточенного 12-часового боя белые были взяты в плен в количестве свыше 20 тысяч солдат и 2 тысяч офицеров, захвачено 40 орудий, множество пулеметов и прочего военного имущества». Этим постановлением ВЦИК командующий 9-й армией Уборевич Иероним Петрович за умелое руководство армией и личное мужество был награжден Почетным революционным оружием.

Во второй половине апреля 1920 г. над Советами снова нависла опасность. Против Советской Республики выступила Польша. Ее войска широким фронтом устремились на Украину. Малочисленные части 13-й и 14-й советских армий, противостоявшие им, вынуждены были отступить. В этот критический и сложный для большевистских войск момент Уборевич вновь назначается командующим 14-й армией. Умелым маневром он выводит армию из-под удара и энергичными действиями своих войск преграждает путь белополякам на Одессу.

Главнокомандующий Народно-революционной армией Дальневосточной республики И.П. Уборевич выступает на митинге, посвященном освобождению Приморья. Владивосток, октябрь 1922 г.

Главнокомандующий Народно-революционной армией Дальневосточной республики И.П. Уборевич выступает на митинге, посвященном освобождению Приморья. Владивосток, октябрь 1922 г.

В развернувшихся в конце мая наступательных боях наших войск 14-я армия под командованием И.П. Уборевича принимает самое активное участие. Она решительным маневром на Винницу и Жмеринку обеспечивает успех ударной группы фронта. В период решающих боев на западе снова активизировал военные действия Врангель. Он начал наступление на север и северо-восток. На крымском участке Юго-Западного фронта обстановка чрезвычайно осложнилась.

На борьбу с врагом были переброшены пехотные и кавалерийские соединения с Кавказа, из Сибири, с польского фронта. И.П. Уборевича назначили командующим 13-й армией, которая вошла в состав Южного фронта и противостояла врангелевским войскам. Армия приняла на себя удар основных сил Врангеля. В боях в районе Апостолов и Никитино она измотала врага, а затем во взаимодействии со Второй Конной и 6-й армиями нанесла ему серьезное поражение. Преследуя отходящего противника, при содействии других соединений фронта войска 13-й армии заняли Мелитополь. Остатки белогвардейской армии Врангеля укрылись в Крыму. Уборевич был награжден вторым орденом Красного Знамени.

Летом 1921 г. Уборевич участвовал в подавлении крестьянского восстания антоновцев в Тамбовской губернии. Затем он командовал войсками Минского района и успешно организовывал уничтожение банд Булак-Балаховича.

В октябре 1921 г. И.П. Уборевич был назначен командующим 5-й армией и Восточно-Сибирским военным округом для борьбы с остатками колчаковских войск, банд Унгерна и Банича, орудовавших в Восточной Сибири и Монголии. Заменив в августе 1922 г. В.К. Блюхера на посту главнокомандующего Народно-революционной армией Дальневосточной республики, И.П. Уборевич руководил операциями по освобождению Владивостока — последнего оплота империализма на советской земле. За блестяще проведенную операцию, которая открыла Республике Советов выход к Тихому океану, Иероним Петрович был награжден третьим орденом Красного Знамени.

После окончания Гражданской войны Уборевич командовал 5-й армией в Восточной Сибири. С ноября 1924 г. он был заместителем командующего и начальником штаба Украинского военного округа. С февраля 1925 г. по ноябрь 1927 г. командовал войсками Северо-Кавказского военного округа. С 1928 г. Иероним Петрович командовал войсками Московского военного округа. В 1930-1931 гг. являлся заместителем председателя Реввоенсовета СССР и начальником вооружений РККА, а в 1931 — 1937 гг. — командующим войсками Белорусского военного округа. С 1934 г. он был членом Военного совета НКО.

И.П. Уборевич был требовательным к себе и подчиненным, но очень тактичным человеком. Однажды в штабе округа один из командиров уронил на пол, натертый до блеска, окурок. Проходя мимо, Уборевич молча поднял его и бросил в урну. Провинившийся командир под укоризненными взглядами товарищей готов был от стыда сквозь землю провалиться. Другой эпизод. Уборевич не мог терпеть любителей «зеленого змия». В то время было принято после крупных тактических учений для командиров устраивать ужин. К тому, кто был распущен и злоупотреблял спиртным, Уборевич посылал порученца, и тот при всех объявлял такому командиру:
— Вас командующий войсками на ужин не приглашает…

В суждениях Иероним Петрович был принципиален, в работе точен. Свои действия он рассчитывал буквально до минуты. Такой же точности в работе требовал от своих подчиненных.

Уборевич разделял позицию Тухачевского, Якира и Гарманика в отношении некомпетентности и недальновидности Ворошилова на посту наркома обороны. В период репрессий И.П. Уборевич 29 мая 1937 г. был арестован, проходил обвиняемым по делу о «военно-фашистском заговоре». 12 июня 1937 г. высшие советские военачальники: М.Н. Тухачевский, И.П. Уборевич, И.Э. Якир, А.И. Корк, В.М. Примаков, В.К. Путна, Б.М. Фельдман, Р.П. Эйдеман по решению закрытого судебного заседании без присутствия защитников и без права обжалования приговора были казнены. Тела их были сожжены в крематории Донского монастыря.