Из концентрационного лагеря для польских политических заключённых Освенцим постепенно превратился в место, где произошло крупнейшее в истории массовое убийство. Здесь погиб 1,1 млн. человек, из них более 200 тыс. детей. «В память мне врезался один образ, врезался в тот самый момент, как мне его описали. Это был образ «процессии» пустых детских колясок — собственности, украденной у погибших евреев, которую вывозили из Освенцима в сторону вокзала по пять штук в ряд. Узник, видевший эту колонну, говорит, что она ехала мимо него в течение целого часа» — пишет Лоуренс Рис.

Весной 1940 г. в «Новом рейхе» началось строительство одного из первых нацистских концентрационных лагерей около городка Освенцим. Всего лишь восемь месяцев назад это была Юго-Западная Польша, а теперь — немецкая Верхняя Силезия. По-польски городок назывался Освенцим, по-немецки — Аушвиц. Надо отметить, что функции у лагерей в нацистском государстве были различны. Концентрационные лагеря, такие как Дахау (созданный в марте 1933 года, всего через два месяца после того, как Адольф Гитлер стал канцлером Германии), существенно отличались от лагерей смерти — таких как Треблинка, которые появились только к середине войны. Интересна история Освенцима, самого печально известного из них, ставшего одновременно и концентрационным лагерем, и лагерем смерти…

Ни один из немцев, даже те, кто раньше были фанатичными нацистами, — не признавался в том, что «приветствовал» существование лагерей смерти, но многие вполне одобряли существование концентрационных лагерей в 1930-е годы. Ведь первые заключенные, которые попали в Дахау в марте 1933 года, были в основном политическими оппонентами нацистов. Тогда, на заре нацистского режима, евреев поносили, унижали и избивали, но прямой угрозой считали скорее левых политиков предыдущего правительства.

Генрих Гиммлер (слева) и Рудольф Хесс в Освенциме, июль 1942 г.

Генрих Гиммлер (слева) и Рудольф Хесс в Освенциме, июль 1942 г.

Режим в Дахау был не просто жестоким; все было устроено так, чтобы сломить волю заключенных. Теодор Эйке — первый комендант лагеря — возвел насилие, беспощадность и ненависть, которую нацисты испытывали к своим врагам, в определенную систему и порядок. Дахау печально известен физическим садизмом, царившим в лагере: порки и жестокие избиения были обычным делом. Заключенных могли убить, а смерть их списать на «убийство при попытке к бегству» — многие из тех, кто попал в Дахау, там и погибли. Но по-настоящему режим Дахау держался не столько на физическом насилии, каким бы ужасным, несомненно, оно ни было, сколько на моральном унижении.

Польшу нацисты презирали за ее «вечный бардак». В отношении к полякам у нацистов не было разногласий. Они их презирали. Вопрос был в другом — что с ними делать. Одной из главных «проблем», которую нацистам предстояло решить, была проблема польских евреев. В отличие от Германии, где евреи составляли меньше 1 % населения и где большинство из них были ассимилированы, в Польше было 3 миллиона евреев, большинство из которых жили общинами; их часто можно было легко узнать по бороде и по другим «признакам их веры». После того, как Польша была разделена между Германией и Советским Союзом, сразу после начала войны (по условиям секретной части германо-советского Пакта о ненападении, подписанного в августе 1939 года) более двух миллионов польских евреев оказались в немецкой зоне оккупации.

Еще одной проблемой для нацистов, которую они сами же и создали, стал поиск жилья для сотен тысяч этнических немцев, которые в то время переселялись в Польшу. По договору между Германией и Советским Союзом, этническим немцам из стран Балтии, из Бессарабии и других регионов, незадолго до того оккупированных Сталиным, было разрешено эмигрировать в Германию — «вернуться домой, в рейх», как гласил лозунг того времени. Одержимые представлениями о расовой чистоте «немецкой крови», такие люди, как Гиммлер, считали своим долгом дать возможность всем немцам вернуться на родину. Но возникала одна сложность: куда, собственно, им возвращаться?

Заключённые Освенцима роют дренажные канавы в Биркенау

Заключённые Освенцима роют дренажные канавы в Биркенау

К весне 1940 года Польшу разделили на две части. Появились районы, которые официально стали «немецкими» и вошли в «Новый рейх» как новые имперские округа — рейхсгау — рейхсгау Западная Пруссия — Данциг (Гданьск); рейхсгау Вартеланд (известного также как Вартегау) на западе Польши в районе Позена (Познани) и Лодзи; и Верхняя Силезия в районе Катовиц (именно этот район включал в себя Освенцим). Кроме того, на самой большой части бывшей польской территории было создано образование под названием Генерал-губернаторство, которое включало в себя города Варшаву, Краков и Люблин и предназначалось для проживания большинства поляков.

На протяжении полутора лет около полумиллиона этнических немцев были расселены в новой части рейха, в то время как сотни тысяч поляков были выселены оттуда, чтобы освободить место для прибывших немцев. Многих поляков просто затолкали в товарные вагоны и отвезли на юг, в Генерал-губернаторство, где их просто выбросили из вагонов, оставив без еды и без кровли над головой. Неудивительно, что в январе 1940 года Геббельс написал в своем дневнике: «Гиммлер сейчас занимается перемещением населения. Не всегда успешно».

В отношении евреев Гиммлер принял другое решение: если этническим немцам необходимо жизненное пространство, что было очевидно, то нужно забрать его у евреев и заставить их жить на гораздо меньшей площади, нежели до того. Решением этой проблемы стало создание гетто. Гетто, ставшие такой страшной приметой нацистского преследования евреев в Польше, изначально не создавались для тех ужасных условий, которые там в конечном счете воцарились. Как и многое другое в истории Освенцима и нацистского «окончательного решения еврейского вопроса», те фатальные изменения, которые произошли в гетто за время их существования, поначалу не входили в планы нацистов.

Поезд с венгерскими евреями прибыл в Освенцим. Мужчины и женщины разделены на две колонны. Скоро начнётся печально известная селекция...

Поезд с венгерскими евреями прибыл в Освенцим. Мужчины и женщины разделены на две колонны. Скоро начнётся печально известная селекция…

Нацисты считали, что в идеале евреев надо просто заставить «убраться подальше», но так как на тот момент это было невозможно, то их необходимо было изолировать от всех остальных: поскольку, как считали нацисты, евреи, особенно восточноевропейские, были носителями всяческих болезней. В феврале 1940 года, в то время как депортация поляков в Генерал-губернаторство шла полным ходом, было объявлено, что все евреи Лодзи должны «переместиться» в район города, отведенный под гетто. Вначале такие гетто планировались лишь как временная мера, место для заключения евреев перед тем, как депортировать их куда-нибудь. В апреле 1940 года Лодзинское гетто было взято под охрану и евреям было запрещено покидать его территорию без разрешения немецких властей.

Изначально Освенцим был задуман как транзитный концентрационный лагерь — на нацистском жаргоне «карантинный», — в котором должны были содержаться заключенные перед отправлением в другие лагеря рейха. Но уже через несколько дней после создания лагеря стало ясно, что он будет функционировать самостоятельно, как место постоянного заключения. Лагерь в Освенциме был предназначен для содержания под стражей и запугивания поляков в то время, когда всю страну этнически переустраивали, а поляков как нацию интеллектуально и политически уничтожали.

Крематорий 3

Крематорий 3 был расположен рядом с железнодорожной платформой, на которую прибывал транспорт с людьми. Здесь газовые камеры находились в подвале здания

Первыми заключенными, прибывшими в Освенцим в июне 1940 года, были, однако, не поляки, а немцы — 30 уголовников, переведенных сюда из концентрационного лагеря Заксенхаузен. Им надлежало стать первыми капо — заключенными, которые будут действовать в качестве агентов контроля СС над польскими заключенными.

Первые польские заключенные Освенцима попали в лагерь по разным причинам: по подозрению в работе на польское подполье или же в том, что они были членами одной из социальных групп, особенно преследуемых нацистами (как, например, священники и интеллигенция), — или просто потому, что не понравились какому-нибудь немцу. Многие из первой группы польских заключенных, переведенных в лагерь 14 июня 1940 года из Тарновской тюрьмы, были студентами университета. Самая первая задача для всех новоприбывших заключенных была проста: они должны были сами себе построить лагерь. На этом этапе существования лагеря в Освенцим посылали не так много евреев, поскольку политика создания гетто по всей стране была ещё в полном разгаре.

К концу 1940 года Рудольф Хесс – комендант лагеря — уже создал основные структуры и принципы, согласно которым лагерь будет функционировать следующие четыре года: капо, контролировавшие каждый момент жизни заключенных; жесточайший режим, позволявший охранникам наказывать заключенных произвольно, по своему усмотрению — зачастую просто без каких-либо причин; царящее в лагере убеждение, что если заключенный не сумел как-то увильнуть из команды, направляемой на опасные работы, его ждет быстрая и непредвиденная смерть.

К концу 1940 года  Хесс уже создал основные структуры и принципы, согласно которым лагерь будет функционировать следующие четыре года: капо, контролировавшие каждый момент жизни заключенных; жесточайший режим, позволявший охранникам наказывать заключенных произвольно, по своему усмотрению — зачастую просто без каких-либо причин; царящее в лагере убеждение, что если заключенный не сумел как-то увильнуть из команды, направляемой на опасные работы, его ждет быстрая и непредвиденная смерть. Но было кроме этого, в те первые месяцы существования лагеря создано еще одно явление, которое ярче всего символизировало нацистскую лагерную культуру, — это был блок 11. Этот блок был тюрьмой внутри тюрьмы – местом пыток и убийств.

В 1941 г. Освенцим, рассчитанный на 10 тыс. заключённых, начал расширяться. С июля 1941 г. в Освенцем стали направлять советских военнопленных, главным образов военных политруков – комиссаров. С самого момента прибытия в Освенцим обращение с этими заключенными отличалось от обращения с остальными. Невероятно, но факт — даже учитывая те истязания, которые уже творились в лагере: с этой группой заключенных обращались еще хуже. Ежи Белецкий услышал, как над ними издевались, еще до того как увидел их самих: «Помню ужасные вопли и стоны…» Они с другом подошли к карьеру с гравием на краю лагеря, там и увидели советских военнопленных. «Они бегом возили тачки, наполненные песком и гравием, — рассказывает Белецкий. — Это была не обычная лагерная работа, а какой-то ад, который эсэсовцы специально создали для советских военнопленных». Капо избивали работающих комиссаров палками, а наблюдающие за всем этим эсэсовские охранники подбадривали тех: «Давайте, ребята! Бейте их!»

В 1941 г. заключённые Освенцима стали жертвой нацистской программы, именуемой «эвтаназией взрослых». Поначалу для умерщвления инвалидов использовали инъекции, но затем излюбленным методом стало использование угарного газа в баллонах. Вначале это происходило в специальных центрах, оборудованных в основном в бывших психиатрических больницах. Там были построены газовые камеры, сконструированные таким образом, что внешне напоминали душевые.

Позже, в конце августа или начале сентября 1941 г., был найден более «эффективный способ уничтожать людей». Подвал блока 11 был герметично изолирован, и он естественно стал самым подходящим местом для того, чтобы провести эксперимент с газом «Циклоном Б». К началу 1942 г. «эксперименты» с циклоном стали проводиться прямо в крематории лагеря, что было значительно удобнее… Осенью 1941 г. началась депортация немецких евреев. Многие из них оказались сначала в гетто, а затем – в Освенциме и других лагерях. В рамках «окончательного решения еврейского вопроса» началось отравление газом и «бесполезных» евреев из окружающих Освенцим территорий.

Осенью 1941 года в Освенцим были отправлены 10 тысяч советских военнопленных, которые должны были строить новый лагерь Биркенау (Бжезинка). Польский заключенный Казимеж Смолень был свидетелем их прибытия. «Уже шел снег, что для октября редкость; их (советских военнопленных) выгрузили из вагонов в трех километрах от лагеря. Им приказали снять одежду и окунуться в чаны с дезинфицирующим раствором, и в Освенцим (в главный лагерь) они шли уже голыми. Они были совершенно истощены. Советские заключенные стали первыми в главном лагере, кому вытатуировали на теле лагерные номера». Это было еще одно «усовершенствование», придуманное в Освенциме — единственном лагере в нацистском государстве, где идентифицировали узников таким образом». Условия работы и содержания наших военнопленных были настолько тяжёлыми, что средняя продолжительность жизни советских военнопленных в Биркенау составляла две недели…

К весне 1942 г. Освенцим стал превращаться в уникальное учреждение в нацистском государстве. С одной стороны, некоторых заключенных все еще принимали в лагерь, присваивали им порядковый номер и заставляли работать. С другой стороны, теперь существовала целая категория людей, которых убивали через часы, а иногда и минуты после прибыли. Ни один другой нацистский лагерь не функционировал подобным образом. Были такие лагеря смерти, как Хелмно, и такие концентрационные лагеря, как Дахау; но не было похожих на Освенцим.

После поражения немцев под Москвой советских военнопленных перестали посылать в Освенцим – их отправляли работать на военные заводы, а их место в лагере заняли депортированные словацкие евреи, а затем французские, бельгийские и голландские. Весной 1942 г. в лагерь стали направлять и женщин и детей, до этого момента он был чисто мужским учреждением. Евреи прибывали эшелонами, и если они не годились для работы, от них безжалостно избавлялись. В Освенциме появились новые газовые камеры: «Красный домик», «Белый домик». Однако процесс истребления людей в Освенциме оставался неэффективным и импровизированным. Как центр массовых убийств Освенцим все еще был далек от «совершенства», а его пропускная способность была весьма ограничена…

В истории Освенцима и нацистского «окончательного решения еврейского вопроса» 1943 год стал переломным. К началу лета 1943 г. в Освенциме-Биркенау уже действовало четыре соединённых с газовыми камерами крематория. В целом эти четыре крематория были ежедневно готовы уничтожать около 4700 человек. Крематории и газовые камеры Биркенау стали центром огромного полупромышленного комплекса. Здесь отобранных евреев сначала отправляли работать в один из многочисленных небольших лагерей неподалеку, а затем, когда их считали непригодными к работе после нескольких месяцев ужасного обращения, их перевозили в зону уничтожения Освенцима-Биркенау, которая находилась в нескольких километрах от рабочих лагерей.

Со временем вокруг Освенцима функционировало уже 28 подлагерей, которые располагались возле различных промышленных объектов по всей Верхней Силезии: от цементного завода в Голешуве до оружейного в Айнтрахтхютте, от электростанции Верхней Силезии до гигантского лагеря в Моновице, построенного, чтобы обслуживать химическое предприятие по производству искусственного каучука компании I.G. Farben. Около 10 тысяч заключенных Освенцима (включая итальянского ученого и писателя Примо Леви, который после войны попытается в своих книгах осмыслить причины жестокости нацистского режима) поместили в Мановиц. К 1944 году более 40 тысяч узников трудились как рабы на различных промышленных предприятиях по всей Верхней Силезии. Приблизительно подсчитано, что Освенцим приносил нацистскому государству около 30 миллионов марок чистого дохода, продавая этот принудительный труд частным концернам.

Освенцим славился своими медицинскими экспериментами над заключёнными. В рамках решения еврейского вопроса проводились опыты по стерилизации. Заключенных Освенцима даже «продавали» компании «Байер», филиалу I.G. Farben, как подопытных кроликов для тестирования на них новых лекарств. Одно из сообщений от «Байера» руководству Освенцима гласит: «Партия из 150 женщин прибыла в хорошем состоянии. Однако мы не смогли получить заключительные результаты, потому что они умерли во время экспериментов. Мы любезно просим вас прислать нам другую группу женщин в таком же количестве и по такой же цене». Эти женщины, умершие при тестировании экспериментальных обезболивающих, обошлись компании по 170 рейхсмарок каждая.

Освенцим стал местом наиболее крупных массовых убийств в истории в результате событий 1944 года. Вплоть до весны того года количество жертв в этом лагере было на несколько сот тысяч человек меньше, чем в Треблинке. Но весной и в начале лета 1944 года Освенцим заработал на полную мощность и даже более, начался период самых чудовищных и безумных убийств, который когда-либо видел этот лагерь. Большинство евреев, страдавших и погибших в это ужасное время, прибыли из одной страны — Венгрии.

Венгры всегда пытались вести хитроумную политическую игру с нацистами, снедаемые двумя сильными и противоречивыми чувствами. С одной стороны, они испытывали традиционный страх перед могуществом Германии, а с другой — очень хотели сотрудничать с побеждающей стороной, особенно если последнее означало возможность отхватить себе кусок территории от восточного соседа, Румынии.

Весной 1941 года венгры поддержали своего союзника — Германию в захвате Югославии, а позже, в июне, отправили войска для участия в войне против Советского Союза. Но, когда обещанная «молниеносная война» так и не увенчалась успехом, затянувшись на гораздо больший срок, чем предполагалось, венгры начали понимать, что приняли не ту сторону. В январе 1943 года Красная Армия наголову разбила венгерские силы на Восточном фронте, вызвав катастрофические потери: Венгрия лишилась порядка 150 тысяч человек убитыми, ранеными или пленными. Новая «разумная» позиция, решило венгерское руководство, — дистанцироваться от нацистов.

Весной 1944 года Гитлер решил ввести свои войска на территорию ненадежного союзника. Венгрия оставалась одной из не многих восточноевропейских стран, еще не подвергавшихся разграблению. Это была потрясающе богатая территории, и теперь, решил Гитлер, настало время нацистам захватить эти богатства. И разумеется, особой целью нацистов стали здешние евреи. Евреев в Венгрии проживало более 760 тысяч.

В связи с непростой военной ситуацией и растущей потребностью в принудительном труде, нацистам следовало уделять больше внимания отбору тех евреев, которые могли послужить физическим трудом военной экономике Германии, от тех, кто не представлял для Третьего рейха никакой ценности, а следовательно, должен был подвергнуться немедленному уничтожению. Таким образом, с точки зрения нацистов, Освенцим становился идеальным пунктом назначения депортации венгерских евреев. Он стал гигантским человеческим ситом, через которое специально отобранные евреи могли попасть на заводы и фабрики рейха, использовавшие рабский труд. К июлю 1944 г. Освенцим принял 440 тыс. венгерских евреев. Меньше, чем за 8 недель, здесь погибли более 320 тыс. человек.

Все было организовано с немецкой педантичностью. Поезда разгружались в подвале крематория. Газовые камеры крематориев 2 и 3 располагались под землёй, так что доставка «циклона Б», когда людей запихивали в камеру и закрывали за ними дверь, осуществлялась практически напрямую. Стоя снаружи, на крыше газовой камеры, члены СС открывали заслонки, получая доступ к скрытым колоннам в газовой камере. Затем размещали в колоннах канистры с «Циклоном Б» и опускали их, а когда газ достигал дна снова задвигали и задраивали заслонки. Зондеркоманда должна была доставать тела из газовой камеры, перевозить их с помощью небольшого подъемника наверх, к печам крематория, на первом этаже. Затем они снова заходили в камеры, неся с собой мощные пожарные рукава, и смывали кровь и экскременты, покрывавшие пол и стены.

Даже волосы, убитых в лагере заключённых, были поставлены на службу рейху. От экономического отдела СС был получен приказ: собирать человеческие волосы длиной от двух сантиметров, чтобы из них можно было прясть нитки. Из этих ниток изготавливали «войлочные носки для экипажей подводных лодок и войлочные шланги для железной дороги»…

Когда настал конец, всё произошло невероятно быстро. В январе 1945 года нацисты взорвали крематории, а 27 января в комплекс лагерей вошли советские солдаты 1-го Украинского фронта. В лагере находилось около 8 тыс. узников, которых фашисты не успели уничтожить, а 60 тыс. были угнаны на запад. Рудольф Хесс был казнён в Освенциме в апреле 1947 г. По современным оценкам, из 1,3 миллиона человек, посланных в Освенцим, в лагере умерли 1,1 миллиона. Ошеломляющая доля евреев составила 1 миллион человек.

Несмотря на решение Нюрнбергского процесса, что СС, в целом были «преступной» организацией, никто никогда даже не пытался отстаивать позицию, что сама по себе работа в рядах СС в Освенциме уже является военным преступлением, — позицию, которую, несомненно, поддержало бы общественное мнение. Осуждение и вынесение приговора, пусть и самого мягкого, каждому члену СС из Освенцима, несомненно, очень четко донесло бы идею будущим поколениям. Но этого не произошло. Приблизительно 85% эсэсовцев, служивших в Освенциме и переживших войну, избежали наказания.

Освенцим и «окончательное решение еврейского вопроса» представляют собой самый отвратительный акт за всю историю. Своим преступлением нацисты принесли в мир понимание того, что могут сделать образованные, технически оснащенные люди, если у них холодное сердце. Знание того, что они совершили, однажды пущенное в мир, не должно быть позабыто. Оно все еще лежит там — уродливое, тяжелое, в ожидании открытия очередным поколением. Предупреждение для нас и для тех, кто придет после нас.

Статья написана по материалам книги Лоуренс Рис «Освенцим. Нацисты и окончательное решение еврейского вопроса», М., КоЛибри, Азбука-Антикус, 2014.