Когда-то небольшое независимое тюркское княжество развернуло «священную войну» против «неверных» и постепенно превратилось в мощнейшее военно-феодальное государство — султанат, просуществовавшее шесть веков. Османам удалось сделать то, что не удалось арабским халифам — завоевать Византию. В период расцвета территория Османской империи включала в себя большую часть Восточной и Южной Европы, значительную часть Северной Африки и Арабского Востока.

Возникшее в начале XIV в. на развалинах сельджукского государства в Анатолии и затем, в XV в. на территории Византийской империи, Османское государство после взятия Константинополя в 1453 г. стало одним из самых могущественных в Европе и на Ближнем Востоке. Хорошо управляемое и имеющее боеспособную армию, оно представляло в XVI в. и отчасти в XVII в. серьезную и постоянную угрозу для европейских держав. Владевшая Средиземноморьем, Северной Африкой, Балканами, странами Ближнего Востока и побережьем Черного моря, Османская империя стала последней из великих империй Старого Света и может по праву считаться наследницей Рима, Византии и Арабского халифата.

С конца XIII в. и до XV в. формировался и развивался эмират, управляемый вначале Эртогрулом, а затем его сыном Османом, положившим начало династии. Сын Османа Орхан основал Османское государство. Начиная с конца XV в., но особенно в XVI в., Османская империя переживает золотой век: эпоха расцвета Османской империи — это период от воцарения Мехмеда II (1451) до конца правления Сулеймана Великолепного (1566). Султаны Селим I и Сулейман Великолепный добиваются значительного расширения своих территорий; под властью их империи находится большая часть Средиземного моря, они контролируют пути из Азии в Африку.

Шатер Великого визиря, 1526 г.

Шатер Великого визиря, 1526 г.

Закат империи начинает проявляться в последние десятилетия XVI в. Именно тогда отмечаются первые случаи резкой девальвации, инфляция, рост цен. Взятки, коррупция, фаворитизм распространяются на всех уровнях гражданской и военной иерархии. В войсках ослабевает дисциплина и боеспособность, позволявшие ранее добиваться успехов. Военные походы становятся слишком затратными, а в конце XVII в., в начале, а затем и в конце XVIII в. они вообще заканчиваются поражениями, что приводит к невыгодным перемириям и территориальным потерям. Войны, обогащавшие империю в первые века существования, теперь ведут к ее разорению.

Многочисленные войны, которые вели османы, коснулись и России. 1569 г. — Османский поход против России и осада в сентябре Астрахани; 1637 г. — взятие Азова/Азака донскими казаками; 1677-1681 гг. — война с Россией, 1681: Бахчисарайский договор с Россией, Османская империя отказывается от Украины; 1683 -1699 гг. — война Австрии, Венеции, Польши, России, папства, Тосканы, Мальты против Османской империи; 1696 г. Взятие Азова Петром Великим 1700 г. — Константинопольский договор с Россией, конец османского владычества на северном побережье Азовского моря; 1711 г. — Поход на Прут, повторное взятие Азова, 1713 г. — мирный договор с Россией в Эдирне/Адрианополе.

1720 г. в Константинополе подписан мирный договор с Россией; 1736-1739 гг. — война с Австрией и Россией, Белградский мир; 1768-1774 гг. — война с Россией, Османский флот терпит поражение от русского флота, в Чесменской бухте, 1774 г., Кючук-Кайнарджийский мирный договор (21 июля). Он подтверждает победу русских, которые получают большую часть северного и восточного побережья Черного моря, возможность свободного плавания в этом море и доступ к проливам для торгового флота. Кючук-Кайнарджийский мирный договор считается отправной точкой в Восточном вопросе. Впервые за свою историю Османская империя теряет мусульманскую территорию. Это только часть войн России с османами…

Армия

На протяжении всей своей истории армия была одним из главных элементов османского могущества. Можно выделить три основных этапа ее эволюции.
1. С XIV по XVI в. это могущественная армия. Султаны создали армию, полностью связанную с личностью монарха, опирающегося на местных беев, достаточно могущественных, но исполнявших всего лишь роль «приграничных сеньоров», которым вменялось вести «священную войну» на подступах к империи. Широкое использование артиллерии на полях сражений, боеспособность пехоты, в особенности янычар, разумное использование кавалерии — все эти факторы и обеспечивали превосходство Османской империи над ее противниками.

Султанский шлем, XV век

Султанский шлем, XV век

2. В XVII в. армия находится в состоянии кризиса. Больше нет завоеваний, значит, нет добычи и меньше доходов, а между тем надо содержать все более многочисленные войска (48 тыс. человек в 1595 г., 85 тыс. — в 1652 г.). Некоторые воинские подразделения, особенно янычары, не смогли приспособиться к техническому и тактическому прогрессу вооруженных сил европейского противника, в то время как сами растеряли былую доблесть. Они превратились в неэффективную и высокомерную милицию, в ревнивых защитников своей правовой и фискальной неприкосновенности. Чтобы противостоять следующей одной за другой опасности, правительство вынуждено демобилизовать военные и полувоенные (народное ополчение) отряды и вербовать наемников, которых нужно не только содержать, но и контролировать. Находящиеся в несравнимо худших условиях, чем былые правительственные войска, увольняемые без содержания, как только миновала опасность, эти новые войска были склонны к мятежам и представляли собой массу, которой могут манипулировать изгнанные военачальники и авантюристы всех мастей.

3. В XVIII в. вопрос реформы армии, ее модернизации и оснащения, вооружения, а также вопрос о командовании вооруженными силами, становится для империи ключевым. Султаны начинают звать западных инструкторов, таких как граф де Бонневаль в 1731 г. или барон Тотт в 1773 г. Но каждое действие в этом направлении очень рискованно, поскольку старые войска Порты чувствуют опасность и ожесточенно сопротивляются. Остается один выход: уничтожить их. В июне 1826 г. последний мятеж подавлен, янычары арестованы, казнены, их корпус официально упразднен.

Янычары

Янычары

До ликвидации корпуса янычар в 1826 г. Османская империя располагала в основном двумя типами войск: «рабы Порты» (капы кулары) и провинциальные войска. «Рабы Порты» — эта основная часть османской армии. Представляла собой постоянные отряды милиции, набиравшиеся в рамках девширме (принудительный набор мальчиков из христианских семей для их последующей военной службы) и получавшие жалованье из государственной казны. Войска в подавляющем большинстве были расквартированы в столице, поблизости от султанского дворца. Они славились дисциплиной (вначале военнослужащие не могли даже вступать в брак), абсолютной преданностью и боевым духом.

Корпус янычар (йеничери) представлял самую большую часть «рабов Порты» и состоял из трех подразделений (йайа, джемаат, секбан), разделенных на 135 рот, называемых орта. Корпусом командовал могущественный ага янычар, подчиняющийся непосредственно султану. Его окружали многочисленные офицеры, составляющие его диван. При Мехмеде II янычар было примерно 6000, при Сулеймане Великолепном — 12 000, в конце XVI в. — 35 000. До XVII в. они представляли собой самую большую боевую силу империи. Когда янычары не участвовали в походах, они должны были охранять безопасность стратегических объектов империи. Некоторая их часть по очереди служила в провинциальных крепостях. В Стамбуле, во время заседаний Дивана, они стояли в карауле, а также служили, кроме отведенных молитвам ночи и вечера пятницы, городскими пожарными и полицейскими.

Артиллерийский корпус. Появившаяся в вооруженных силах Османской армии в XVI в. артиллерия, быстро окрепла и развилась, что позволило османам одерживать блестящие победы над египетскими мамлюками, над персидскими Сефевидами и над армиями христиан. Были созданы различные корпуса: артиллеристов (топчу), литейщиков пушек (декюджю), мобильной артиллерии (топ арабаджи), к которым были прикомандированы оружейники (джебеджи), саперы-минеры (лагимджи) и бомбардиры (хумбараджи). Все артиллерийские орудия были отлиты в Стамбуле, в арсенале Топхане.

Кавалерия «рабов Порты» (капикулу сюварилери) — самый престижный и наиболее оплачиваемый род войск. Она состояла из 6 дивизионов (алты белюк), отличавшихся строгой иерархией, а самый почетный среди них — корпус «сыновей сипахи» (сипахи оглан), всадники которого гарцевали справа от султана. В бою роль кавалеристов заключалась в прикрытии флангов пехотинцев-янычар. Вне походов кавалеристы рассеивались по окрестностям Стамбула, Эдирне и Бурсы в поисках пастбищ для своих коней. Лишь часть конницы находилась в столице. В XVI в. насчитывала 6000 конников капыкулу, в конце XVII в. — 20 844, в начале XVIII в. — 22 769.
Из «рабов Порты» формировалась постоянная милиция. Этим они отличались от провинциальных войск, мобилизуемых по сезонному принципу и оплачиваемых прощением налогов со своих владений. Солдат капыкулу (янычар, сипах, оружейников, артиллеристов) к началу XVIII в. насчитывалось около 70 тыс.

Провинциальные войска — остальная часть османской армии была рассеяна по территории империи, оставаясь в стороне от походов. Главную составляющую провинциальных войск формировала кавалерия сипахи. К ней надо добавить «легкую кавалерию» (акинджи) и другие вспомогательные корпуса военного и полувоенного типа и разного статуса, такие как:

а) Всадники, держатели тимара (тимарлы сипахи). Большинство всадников, служивших султану в походах, жили благодаря системе тимаров. Введение тимара реализовались как одна из основ военной и социально-экономической системы империи. Согласно своему предназначению, эта система отвечала необходимости содержать многочисленную армию, когда финансовых ресурсов не хватает. Держатели тимара, тимариоты, жили в большинстве случаев за счет обработки земли крестьянами, мусульманами и немусульманами, реайа. Государство прощало им, временно, свои фискальные налоги с тем, чтобы располагать значительной кавалерией и обеспечивать себе другие услуги.

Сипахи и их люди готовы были, таким образом, сражаться, имея при себе оружие, различный скарб и продовольствие, необходимые в походах, и не отягощая государственную казну дополнительными расходами. Тимариоты подразделяются на многочисленные подгруппы в зависимости от размера годового дохода, который им уступает Порта. Простой тимариот получал лишь несколько сот аспр, тогда как глава провинции имел доход в несколько тысяч аспр в год. За небольшими исключениями, османский тимариот не получал вотчину с правом наследования, но начиная с XVI в. Порта иногда была вынуждена соглашаться с тем, чтобы тимариот смог передать своему сыну вотчину, которой он пользуется.

Таким образом, тимариот не является собственником, он только временно (обычно три года) пользуется — в обмен на службу — доходами по большей части фискального свойства. Османский тимар не имел ничего общего с ленными владениями, или вотчинами, и многообразием других привилегий европейской феодальной системы. В начале XVI в. «тимариотская» армия насчитывала порядка 90 тыс. человек. Вооружение конницы осталось традиционным: лук, щит, сабля, пика и палица. В армии был сезонный режим: походы обычно проводились в теплое время года, зиму сипахи проводили у себя в тимарах.

б) Легкая кавалерия (акинджи). Речь идет о легкой на подъем и стремительной в атаке иррегулярной кавалерии, призванной совершать короткие опустошительные набеги на территорию противника с тем, чтобы подготовить более глубокое проникновение. Из поколения в поколение они грабили и убивали, захватывали скот и рабов и жили за счет своей добычи (некоторая часть из них, впрочем, имела земельные наделы).

в) Вспомогательные корпуса. В крепостях они образовывали различные ремесленные объединения и обеспечивали нужды армии: кузнечные цеха, мастерские по изготовлению доспехов, луков, стрел, щитов, копий. К тому же военные походы и армейские операции вызывали необходимость рытья окопов, строительства насыпей, все это с применением гужевого транспорта и т.д.; такие работы иногда поручались различным вспомогательным корпусам.

Сердцевину турецкой армии представляла прослойка «рабов султана», важнейшей составной частью которой являлись янычары. Они служили своему повелителю на полях сражений.
Янычары были воспитаны в духе подчинения и абсолютной дисциплины. Нарушение порядка каралось палочными ударами, разжалованием и переводом в провинциальные крепости, в исключительных случаях — смертной казнью. Изначально янычары не имели права жениться.
Религиозный фанатизм янычар поддерживался войсковым имамом и дервишами бекташи, мистическим орденом, тесно связанным с янычарами. Перед боем солдаты читали молитву гюлъбанк, в которой взывали к Аллаху и к своему духовному отцу Хаджи Бекташ Вели.

Янычары символически были организованы вокруг кухни. «Священный котел» (казан-и шериф) служил их эмблемой, головной убор украшен ложкой, высшие офицеры назывались чорбаджи, буквально «тот, кто раздает суп» (чорбу). Нижний чин назывался «ашчи-суповар». В каждом полку свой собственный котел, а «главный повар» — самый влиятельный из унтер-офицеров. Вокруг «священного котла» проходили собрания и принимались важные решения; опрокидывание котла означало бунт, тогда как принятие пищи от кого-либо свидетельствовало о подчинении.

Превосходство постоянно совершенствовавших себя османских воинов проявляется в их умении владеть традиционными видами оружия: луком, кривой саблей (ятаган или кылыч), кинжалом, копьем или секирой. В начале XVI в. они взяли на вооружение аркебузу, затем мушкет и ружье. На голове они иногда носили конусовидный шлем с прорезями для глаз, рта, слуха и с защитой для затылка. В основном шлемы были из стали, но известны и из позолоченной меди. Щиты были сделаны из ивовых ветвей, концентрично расположенных вокруг деревянной середины. В центре щита находилась металлическая бляха (умбо), иногда богато украшенная.

Каждые три месяца перед корпусным диваном янычарам торжественно выплачивалось жалованье. На собрании каждый командир получал в кожаном мешке (кисе) соответствующую его подразделению сумму, а затем председательствовал при раздаче денег. Янычарам платили от 2 до 8 аспр в день, командир корпуса янычар (ага) получал 400 аспр. Каждый, кроме того, ежегодно получал две штуки салоникского сукна для одежды. Старые янычары получали пенсию от султана и регулярно — подарки.

В период войн солдаты вели аскетический образ жизни. Немного хлеба (или лепешки, пексимет), иногда баранина с рисом (плов, пилав), но чаще всего вяленая говядина, лук и другие подобные продукты составляли, вместе с водой, основу их питания. Такая умеренность делала османского солдата, и на это указывают западные источники, менее подверженным болезням и более выносливым, чем его христианский противник. Достоверно и то, что турецкий солдат, по крайней мере, описанный европейцами в XVI в., не знал алкоголя.

Из-за необходимости преодолевать огромные расстояния для того, чтобы достичь территории противника, военные походы продолжались в течение всего теплого времени года, обычно с марта — апреля по октябрь — ноябрь. Они требовали длительной подготовки: надо было организовать стоянки (мензил-хане) вдоль дорог, где пойдет войско, для хранения запасов зерна, собрать транспортные средства и мобилизовать войска.

Во времена своего расцвета османы соблюдали строжайшую дисциплину в походах. Причинение малейшего ущерба виноградникам, садам или полям, простиравшимся вдоль дорог, сурово каралось. Но со временем дисциплина в войсках постепенно ослабевала.

Доступ к пастбищам и воде для людей и животных — фактор первостепенного значения при выборе места для разбивки лагеря. Обычно войска продвигались с раннего утра до полудня, затем делали остановку. В центре лагеря находился большой красный шатер султана, шатры свиты и других руководителей; вокруг них располагались янычары, алты болюк и артиллеристы со своими пушками. Поодаль группировались главы провинций (бейлербей, санджак бей, сипахи и т.д.) со своими войсками. Европейцы были поражены организацией османских лагерей, царившей там тишиной и образцовой чистотой, как на территории, так и в войсках.

На протяжении XV-XVI вв. османские войска демонстрировали более совершенную стратегию по сравнению с их противниками. На полях сражений центр формировался из янычар и других элитных подразделений, он защищался траншеями, пушками и другими боевыми орудиями, снабженными цепями в соответствии с «вагенбургской тактикой»; с каждой стороны мощный фланг конников сипахи. Тактика проста: перед легкой кавалерией акинджи ставилась задача как можно глубже проникнуть на вражескую территорию, чтобы дезорганизовать сообщение и не дать подготовиться к обороне; изматывание противника, засады, внезапные атаки, ложные отступления, просачивание по флангам и с тыла и, наконец, широкая атака кавалерии. Затем на сцену выходила пехота янычар и разбивала вражескую армию. Если успех был очевиден, победители преследовали разбегающиеся войска.

Между тем, особенно начиная со второй половины XVII в., условия войны меняются. Прежняя османская тактика уже не столь успешна перед лучшей координацией европейских армий, перед плотностью огня их пушек и мушкетов. Проявляются основные недостатки: некомпетентность высшего командования, недостаток эффективной артиллерии, пренебрежение тактикой и искусством маневрирования.

Осаждая крепости, османы использовали подразделения, специализирующиеся на подкопах под стенами окруженных крепостей. Эти специальные войска, набиравшиеся в основном из числа шахтеров, чаще всего состояли из балканских христиан. Надо отметить, что боевые расположения османов опирались на широкую сеть крепостей и цитаделей. Но сами они мало строили, большинство их крепостей досталось им от предыдущих режимов. И османы ограничивались тем, что подновляли их, ликвидируя бреши и слабые места.

Флот

С XVI в. султан обладал мощным военно-морским флотом на Средиземном море. Этому способствовали два обстоятельства: с одной стороны, на территории империи имелись все необходимые ресурсы для сооружения такого флота; с другой стороны, власть обращалась к незаменимому опыту и навыкам моряков, а также умело использовала силы обращенных в ислам корсаров. Среди самых прославленных корсаров XVI в. — знаменитый Барбаросса (Хайред-дин паша), Тургут Реис (Драгут-паша), Килич Али-паша и Улудж Хасан-Паша.

Турецкая галера, XVII в.

Турецкая галера, XVII в.

Османский флот включал в себя в основном галеры (кадырга), на каждой из которых служило 150 гребцов, фрегаты (фирката), галиоты (калите) и кайики (общее название, данное гребным лодкам). В качестве каторжан-гребцов использовались взятые в плен, но больше уголовные преступники, лица, виновные в самых различных правонарушениях, и реайя, рекрутированные в провинциях в качестве воинской повинности. Для перевозки вещей и лошадей использовали грузовые челны (кайики больших размеров).

Начиная с 1682 г. парусные суда постепенно заменили весельные галеры. Среди них: галион (калион), с 3 мачтами и 2-3 палубами, корвет (курвет), фрегат (фиркатейн) и бриг. В крупных экспедициях участвовали от 100 до 150 судов. Наконец, в 80-е годы XVIII в. появились шлюпки-канонерки (шалюпа), которые позволяли подниматься по рекам — Нил, Дунай и Евфрат — и в случае необходимости подавлять местное сопротивление.

Главный арсенал, Касимпаша, построенный Мехмедом Завоевателем, находился в Стамбуле. Он служил также резиденцией капудан-паши, полного адмирала флота, командующего османским военно-морским флотом. Со времен весельных судов в его заместителях — командующий подразделениями, рейс, и командующие эскадрами, капуданы; с появлением парусных судов для командного состава османского флота, по-прежнему под властью капудан-паши, введены три адмиральских чина: капудан (адмирал), патрона (вице-адмирал) и рийяли (контр-адмирал).

Вне столицы империя располагала более скромными арсеналами: Гелиболу (Галлиполи), где, кстати, строились галеры; Суэц, где строили суда для плавания в Красном море; Рущук, центр дунайской флотилии; Биреджик — верфь малых судов для навигации по Евфрату. Были также судоремонтные мастерские в Синопе на Черном море, в Измите (Никомедия) на Мраморном море и в Инебахти (Лепанто, Наупакт) в Греции.

Главная слабость османского флота заключалась в отсутствии специализированных военно-морских соединений. Османам часто приходилось обращаться к иностранным военным за опытом и знаниями по морскому делу.

Статья написана по материалам книги Ф. Хитцель «Османская империя», М., Вече, 2006, с. 11 — 136.