Русь, Россия со столицей в Москве — с одной стороны, и Польша и поляки — с другой — понятия, теснейшим образом связанные. Фундаментом их общности являются праславянская культура и праславянский язык. Однако, в силу множества как субъективных, так и объективных обстоятельств, эти два этноса часто находились в крайне противоречивых отношениях.

Мы не будем напоминать ни о взлетах, ни о падениях в этих отношениях, а обратимся лишь к тому, что было достаточно стабильно всегда, а именно к взаимопониманию по отдельным вопросам, взаимозависимости и взаимообогащению обеих культур, невзирая ни на что. Глухие, краткие первые упоминания о связи поляков с Москвой относятся к XIV веку. Вещественным напоминанием в облике города о живших и живущих здесь поляках являются памятники архитектуры, к которым относятся, в первую очередь, костелы. В Москве два действующих костела и фундамент, оставшийся от одного несохранившегося.

Естественно, что католические храмы, как и любые другие, возникали в местах компактного проживания представителей конфессии. По давности упоминаний самым старым являлся костел святых апостолов Петра и Павла. Сейчас его нет, но как бы номинально существует его приход, а из двух действующих старшим является костел св. Людовика.

История первого храма такова. В центре Москвы от Сретенского бульвара до начала Мясницкой протянулся Милютинский переулок. Под номером 18 в нем находится дом, занимаемый организацией «Гипроуглемаш». Здание стоит на фундаменте, как на декоративном внушительном постаменте, и к его входным дверям ведет высокая и широкая, во весь фасад, лестница. Если обойти здание сзади, можно заметить огромный кусок стены. Это все, что сохранилось от стоявшего на этом месте когда-то костела свв. Петра и Павла. Осенью 1941 года в здание попала фашистская бомба (чему свидетельницей была автор этих строк). После войны здание восстановили как административное сооружение.

Мещанская улица в бывшей Мещанской слободе

Мещанская улица в бывшей Мещанской слободе

Решение о строительстве предшественника этого костела — первого католического храма в Москве — было принято через несколько лет после того, как через князя Голицына юным царям Петру и Ивану в 1684 году была передана челобитная от московских католиков, большую часть которых составляли поляки, жившие тогда, как и другие иноверцы, в Немецкой слободе. Помог продвижению этого дела будущий сподвижник Петра I шотландец Патрик Гордон, который и был впоследствии (в 1699 г.) похоронен в построенном при его содействии деревянном католическом храме в Немецкой слободе. Впоследствии ни противодействие со стороны православного духовенства, ни неудовольствие протестантов слободы и сотрудников Посольского приказа не смогли запретить строительства каменного католического храма. Первоначально он находился на углу Немецкой (ныне Бауманской) и Кирочной улиц в том же районе, пострадал от пожара 1812 года и затем был восстановлен.

Позже, в 1839-1849 гг., в Милютинском переулке (ныне — дом 18) по проекту архитектора А.О. Жилярди был построен в готическом стиле костел святых апостолов Петра и Павла для польской католической общины на ее средства, на выкупленной ею земле. Выбор места объясним: сравнительно недалеко отсюда (если двигаться в сторону Кремля) в районе нынешней улицы Ильинки в пределах Китай-города (ст. м. «Китай-город» и «Площадь Революции»), находится Старопанский переулок, в названии которого запечатлелась память об урочище Старые Паны, где в XVI-XVII вв. жили поляки. Впоследствии стоявшая здесь православная церковь называлась «Святых Космы и Дамиана, что в Старых Панех».

Интерьер костела был богато украшен. Как свидетельствуют современники, костел имел шесть алтарей. Первый — святой Эмилии, построенный на средства архитектора М.Д. Быковского, сына обрусевшего поляка, ученика архитектора Доменико Жилярди, в память о жене. Прихожанами храма в разное время были «святой доктор» Ф.Й. Гааз, польский меценат — основатель Народного университета A.Л. Шанявский, литовский поэт, критик, переводчик, театральный деятель, дипломат Ю.К. Балтрушайтис. Но ничто уже не могло спасти костел. Осенью 1932 года он еще действовал, а затем, по плану антирелигиозной пропаганды был закрыт, его последний настоятель — отец Михаил Цакуль — был расстрелян в 1937 году.

В здании хотели открыть кинотеатр, но не успели, а о дальнейшем рассказано выше. По внутрицерковным делам якобы на бумаге существует польский приход этого костела, и незначительная часть поляков, живущих в восточной и северо-восточной частях Москвы, всегда посещала и посещает костел святого Людовика, находящийся в другом конце Милютинского переулка. Два здания, стоящие симметрично справа и слева от фундамента бывшего костела свв. Петра и Павла, также принадлежали ему, и Конгресс поляков в 1990-е и 2000-е годы делал робкие попытки напомнить об этом, но, естественно, безрезультатно.

Уже упомянутый костел святого Людовика (ул. Малая Лубянка, 12, тыльная сторона выходит на Милютинский переулок под номером 7) был построен в 1827-1830 годах, по проекту, как сказано в энциклопедии «Москва», «приписываемому Д.И. и А.О. Жилярди». Здание создано в стиле классицизма, имеет шестиколонный тосканский портик, по обеим сторонам от центра, то есть парадного входа, увенчанный двумя башенками с низкими куполами. Интерьер имеет элегантное убранство с беломраморным алтарем работы, возможно, скульптора С. Кампиони. На протяжении всех лет советской власти храм постоянно действовал. Его история восходит к 1789 году, когда французская колония в Москве добилась права построить свою католическую церковь на купленной ею земле, которой она владеет и по сей день.

И наконец, вспомним о кафедральном соборе Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии в Москве на улице Малая Грузинская, 27. Решение о строительстве этого храма было принято в 1894 году приходским комитетом упомянутого костела свв. Петра и Павла. Деньги на строительство собирали поляки, проживавшие по всей Российской империи и за рубежом. Была куплена земля, на которой в 1899-1911 годах и построили костел. Площадь земли была 10 га. Стиль костела готический, по образцу Вестминстерского собора в Лондоне. Автор проекта — архитектор-поляк Томаш (Иосифович) Богданович-Дворжецкий, академик, преподаватель Московского училища живописи, ваяния и зодчества на улице Мясницкой, 21. Торжественное освящение и открытие костела состоялось 21 декабря 1911 года.

Впереди ожидало прихожан множество несчастий. В 1920-е годы часть имущества была изъята по решению комиссии под руководством Л. Троцкого, 30 июля 1938 года костел был закрыт. В 1935 году была отторгнута часть территории, а здание перепланировано, внутри сделано три межэтажных перекрытия, и помещение использовалось под хозяйственные нужды. В течение семи лет с 1989 года культурная ассоциация Дом Польский и Конгресс поляков в России — объединение польских организаций на территории России — боролись за возвращение храма его законному владельцу.

Затем наступил период ремонта и реставрации. Проект реставрации интерьера принадлежит Яну Тайхману (Польша, Торунь), генеральный проект осуществлялся фирмой «PKZ» (Польша), несколько организаций принимало участие в восстановлении храма. 12 декабря 1999 года он был освящен и возведен в статус Кафедрального собора. Для гостей и жителей Москвы в нем регулярно проходят концерты, в основном органной музыки, на духовом органе «Kuhw».

Надо отметить, что не только и не столько вокруг религиозной сферы сплачиваются москвичи и люди польские, да и не только польского происхождения, а просто лишь интересующиеся западно-славянской, конкретно польской культурой. Для детей существуют занятия воскресной светской польской школы в 112-й московской школе. Вечера, концерты, встречи с гостями из Польши проходят в Московском доме национальностей на Новой Басманной улице, 4. Широкий спектр польской литературы по всем профилям знаний содержится во Всероссийской библиотеке иностранной литературы имени М.И. Рудомино (Николоямская улица, 6). Там бывают выставки польской книги, связанные с актуальными темами или датами. В 1960-1970-е годы, когда еще не функционировали ни Польский культурный центр в Москве, ни Дом Польский, во Всероссийской библиотеке иностранной литературы действовал кружок польского языка.

Известны в Москве также факты польско-русского взаимодействия в деле построения и пропаганды культуры. Самой яркой в этом отношении является фигура Альфонса Леоновича Шанявского (1837, Шанявы, Польша — 1905, Москва) — генерал-майора, золотопромышленника, мецената, на средства которого после его смерти был основан в Москве Московский городской народный университет (1908-1918), получивший его имя. Это учебное заведение предназначалось для лиц, которые по тем или иным обстоятельствам не могли быть приняты в Императорский университет. Среди слушателей были многие талантливые люди из народа, например, юный Сергей Есенин.

В 1920-е годы поляков в Москве было немало. Можно привести одно, но очень значительное и характерное для того времени имя — Юлиан Мархлевский, псевдоним — Карский (1886, Влоцлавек- 1925, Италия) — деятель польского и международного рабочего движения, экономист, публицист. В 1905-1907 годах участник революции в Варшаве, в 1920 году председатель временного ревкома в Польше. С 1918 года какое-то время жил и работал в Москве, участвовал в создании Коминтерна — Коммунистического интернационала, один из организаторов и член ЦК МОП Р. В ноябре 1922 года участвовал в работе Международного конгресса профсоюзов в Доме Союзов (Большая Дмитровка, 1), на котором присутствовали делегаты 29 стран мира. Одно время Милютинский переулок носил его имя, пока в 1991 году ему не было возвращено прежнее и ныне существующее название.

Значительной вехой в истории польско-русских отношений было создание в марте 1943 года в Москве Союза польских патриотов. У его истоков стояли Ванда Василевская, Альфред Лямпе, Александр Завадский. При поддержке последнего из добровольцев была сформирована дивизия имени Тадеуша Костюшко. В эмиграции в СССР во время Великой Отечественной войны жили многие польские писатели. Все они активно работали в Союзе польских патриотов. Ванда Василевская в 1943-1946 годах была председателем Правления Союза, силами которого в типографии «Искра революции» печатались на польском языке книги. Одной из первых была напечатаны «Избранные произведения» Адама Мицкевича.

Если говорить о польских полководцах Второй мировой войны, жизнь которых связана с СССР и Москвой, то, прежде всего, следует назвать Кароля Сверчевского, псевдоним Вальтер (1897, Варшава — 1947, Балигруд, Польша). С 1915 года он был в России; в ноябре 1917 вступил в Красную гвардию, в 1936-1938 годах участвовал в боях в Испании, где командовал 14-й интербригадой. В период Второй мировой войны находился на высших командных должностях в Войске Польском и на общественной и партийной работе. Погиб 28 марта 1947 года в Польше у города Балигруд в сражении с отрядом УПА (Украинской повстанческой армии).

Тесно был связан с Москвой Константин Рокоссовский (1896, Варшава — 1968, Москва), потомки которого и сейчас живут в Москве. Это был выдающийся полководец Второй мировой войны, маршал, дважды Герой Советского Союза. По договоренности между польским и советским правительством 7 ноября 1949 года он занял пост министра национальной обороны ПНР. Он почетный гражданин польских городов Вроцлава, Гданьска, Гдыни, Гливице, Лечницы, кавалер Ордена Строителей Народной Польши.

С Москвой связана жизнь и творчество ряда польских писателей и некоторых музыкантов. Обращаясь к теме польско-русских связей в области музыки применительно к Москве, нельзя не вспомнить монументальное полотно — мемориальный групповой портрет работы И.Е. Репина «Славянские композиторы», находящийся в фойе Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского (улица Большая Никитская, 13). Здание построено в 1894-1901 годах архитектором В.П. Загорским. Репин приступил к созданию полотна по рекомендации критика В.В. Стасова для А.А. Пороховщикова, чтобы установить его в Москве, в концертном зале ресторана «Славянский базар», называвшимся «Русская палата» (Никольская улица, 17). Работа производилась с 1871 года в Петербурге, открытие картины произошло 10 июня 1872 года в Москве. На картине изображены 22 фигуры. В очень большой группе русских композиторов и музыкантов — польские: Станислав Монюшко, Фридерик Шопен, Кароль Липиньский, Михал Огиньский…

Польский композитор и пианист, участник «Молодой Польши» Кароль Шимановский родился 6 октября 1882 года на Украине, в имении Тимашовка, скончался в полночь 29 марта 1937 года в Лозанне. Между этими двумя датами прошла напряженная творческая жизнь, часть которой была связана с Москвой. Все отношения с московскими музыкантами сложились в годы Первой мировой войны, когда Шимановский жил в России, проводя лето в Тимашовке, а зиму в Киеве, часто выезжая в Петроград и Москву. Кароль Шимановский и завязал творческие отношения с представителями русской музыкальной культуры — композиторами и исполнителями — Р. Глиэром, А. Дубянским, А. Зилоти, С. Кусевицким, С. Прокофьевым, музыковедом А. Римским-Корсаковым — старшим сыном композитора Н. Римского-Корсакова, меценатом-издателем журнала «Музыкальный современник» П. Сувчинским, издателем Б. Юргенсоном.

Благожелательно встретила Москва польского скрипача, композитора и фольклориста Кароля Липиньского (1790, Радзынь, близ Люблина — 1861, Урлув, близ Львова), дававшего зимой 1843-1844 годов скрипичный концерт в Москве, в зале Благородного дворянского собрания (улица Большая Дмитровка, 1).

Тесно была связана с Москвой жизнь польских музыкантов — братьев Венявских. Старший — Генрик Венявский (1835, Люблин — 1880, Москва) — скрипач-виртуоз и композитор в 1860-1872 годах был придворным солистом в Петербурге, от русского двора получил в подарок скрипку, дружил с А.Г. Рубинштейном, произведения которого с удовольствием исполнял. Младший брат скрипача Венявского — Юзеф Венявский (1837-1912) — пианист и композитор, в 1865-1869 годах профессор Московской консерватории. В конце 1860-х он имел музыкальные классы и некоторое время жил в доме 12 на Рождественке, где, возможно, мог пребывать и Генрик Венявский.

Охватить все сферы взаимодействия польских и русских деятелей культуры в маленькой статье невозможно. Но нельзя не упомянуть об отдельных фактах проявления этого взаимного интереса в изобразительном искусстве. Например, в Москве, в мастерской РОСТА, известной благодаря работе в ней В. В. Маяковского, в 1920 году в период польско-советской войны был создан плакат «К славянам», на котором были изображены двое рабочих. Один — с ружьем, в конфедератке (головной убор польского солдата). Надпись с рабоче-крестьянской прямотой говорила: «Мы воюем с панским родом, а не с польским трудовым народом!»

Шли годы. После Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве в 1957 году стали налаживаться культурные связи. Популярностью пользовалось изобразительное искусство. Вспомним лишь несколько имен польских художников. Например, проходила выставка «Польская живопись» в Доме художника на Крымском валу в сентябре 1981 года. Ее тема была посвящена 1945 году. Вот некоторые картины: Рышард Овчарек «Варшавский Договор», Хенрик Барановский — «Маршал Рокоссовский», Бенон Либерский — «Ленин», «На полигоне», Л. Врублевский — «Встреча в Берлине», Ян Замойский — «Мицкевич», «Пушкин», Анджей Трызно — «Поморский вал», «Пахарь».

С особым интересом москвичи всегда встречали выставки работ скульптора Ксаверия Дуниковского (1875, Краков — 1964, Варшава). Он был также живописцем, профессором Варшавской школы изящных искусств, а с 1923 года — членом Краковской академии художеств. Во времена фашистской оккупации был узником лагеря Освенцим. Ему принадлежат замечательные, широко известные скульптурные композиции, портреты, мемориалы. Например, популярный скульптурный цикл «Вавельские головы» или живописный цикл «Освенцим», а также скульптуры «Шахтер», «Эскиз проекта памятника А. Мицкевичу для Познани».

Россия была провозвестницей авангардизма в конце 1910 — 1930-х годов, а одним из лидеров русского авангарда был поляк по происхождению (родился в семье выходцев из Польши) художник Казимир Северинович Малевич (1878, Киев — 1935, Ленинград). Он был основоположником одного из видов абстракционизма — супрематизма, автором знаменитого «Черного квадрата». Будучи, что называется, поляком по крови, однако, по мироощущению, творчеству, личным связям и, наконец, месту проживания он был русским художником, педагогом, теоретиком искусства и философом. Малевич, естественно, бывал в Москве.

Из книги «Москва гостеприимная: Люди, памятники и традиции многонациональной Москвы» под ред. В.Ф. Козлова, «Москвоведение», 2014, с. 225 – 234. (Статья К.В. Романюк «Московские мотивы в жизни и творчестве поляков»).