История Великой Отечественной войны полна загадок, мифов и легенд. В числе прочих — миф о штрафниках. Вроде бы уже рассекречены архивы тех огненных лет, и документы с грифами «Секретно» стали доступны историкам и широкой общественности. Но в то же время на страницах прессы продолжают публиковаться леденящие душу российского обывателя рассказы о штрафниках и штрафбатах, ничего общего с действительностью не имеющие.

Одна из малоизученных и малоизвестных страниц Великой Отечественной войны — история так называемых штрафных эскадрилий. Многие, даже вполне профессиональные историки, считают, что все рассказы о «летающих штрафниках» не что иное, как миф. Однако документы того времени и воспоминания участников войны говорят об обратном.

В СМИ много писали о штрафной истребительной эскадрилье, которой командовал советский ас Герой Советского Союза Иван Федоров. Некоторые военные историки считали рассказы о ней выдумкой. Но в найденных в архивах документах и в самом деле эскадрилья Федорова называется «штрафной». Впрочем, для летчиков-истребителей это, скорее, исключение, чем правило. Дело в том, что пилотов, ведущих воздушный бой на одноместных самолетах, трудно контролировать. Ведь никакой заградотряд в их тылу не поставишь.

Советские штурмовики Ил-2

Советские штурмовики Ил-2

Другое дело — летчики-штурмовики. Среди них штрафников было немало. Причем самых настоящих, приговоренных военными трибуналами к лишению свободы за различные преступления. Многие летчики, испытывая чудовищные физические и психологические нагрузки в бою, вернувшись на свой аэродром, пытались расслабиться (или, как сейчас модно говорить, снять стресс) с помощью алкоголя. По пьяной лавочке некоторые из них свершали различные противоправные деяния, за которые полагалась уголовная ответственность.

В то же время направлять летчиков-профессионалов рядовыми в пехотные штрафбаты командование Красной армии считало нецелесообразным. Для того чтобы подготовить первоклассного летчика, требовались годы. Пусть он нарушил закон — искупить свою вину кровью можно и не в окопах. В конце концов, совершать боевые вылеты на штурмовку немецких батарей или аэродромов было не менее опасно, чем идти в атаку на вражеские пулеметы. И потому весной 1942 года в штатах штурмовых авиационных дивизий, помимо трех обычных авиаполков, появилась и отдельная штрафная штурмовая эскадрилья.

Трудно было назвать более опасную летную профессию, чем летчик-штурмовик. Их часто называли смертниками — действительно, идти на цель на низких высотах под бешеным огнем зениток, к тому же ожидая в любую минуту внезапную атаку вражеского истребителя, мог только смелый человек с крепкими нервами. Основным самолетом-штурмовиком ВВС Красной армии тогда был Ил-2. Эту легендарную машину немцы называли «черной смертью». Ил-2, помимо всего прочего, был самым массовым советским самолетом Великой Отечественной войны. Всего выпустили 36 154 самолета Ил-2. Цифра эта говорит и о другом — именно эти самолеты несли наиболее страшные потери в ходе боевых действий. На 10 мая 1945 года в составе воздушных армий всех советских фронтов насчитывалось 3289 самолетов Ил-2! Сравните — 36 154 и 3289 — и вы поймете, сколько самолетов-штурмовиков было потеряно в бою!

Штурмовики Ил-2 несли большие боевые потери от вражеской авиации и зениток. Один из сбитых советских самолетов, совершивший вынужденную посадку на вражеской территории

Штурмовики Ил-2 несли большие боевые потери от вражеской авиации и зениток. Один из сбитых советских самолетов, совершивший вынужденную посадку на вражеской территории

Летчики-штурмовики считались отчаянными людьми. Хотя Ил-2 был неплохо забронирован и имел сильное вооружение, все же никакая броня не могла спасти его от зенитного снаряда или очереди из пушки «мессера» или «фоккера».

За годы войны боевые потери летчиков-штурмовиков ВВС РККА составили 7837 человек. Многие штурмовые авиаполки по нескольку раз направляли в тыл для переформирования (21-й ШАП переформировывался аж пять раз!). Поэтому у летчика, направленного в отдельную штрафную штурмовую эскадрилью, всегда была возможность искупить кровью свою вину. Для этого нужно было: или совершить определенное количество боевых вылетов, или получить ранение в бою, или пробыть в составе штрафной эскадрильи от одного до трех месяцев. Как и прочих штрафников, отдельную эскадрилью направляли на самые опасные задания, где ожидалось максимальное противодействие противника, и, следовательно, возможны были максимальные потери.

Воздушный стрелок штурмовика Ил-2 во время воздушного боя не был ничем защищен от огня противника. Даже бронеспинка пилота сзади его сиденья не спасала от огня немецких истребителей, старавшихся зайти в хвост советского штурмовика

Воздушный стрелок штурмовика Ил-2 во время воздушного боя не был ничем защищен от огня противника. Даже бронеспинка пилота сзади его сиденья не спасала от огня немецких истребителей, старавшихся зайти в хвост советского штурмовика

Многие летчики-штрафники с этих заданий не вернулись, и их семьи согласно приказу наркома обороны №298 от 28 сентября 1942 года получали за них пенсию, причем из расчета оклада денежного содержания по последней должности до направления в штрафное подразделение. Те же, кто искупил свою вину кровью или отличился во время выполнения боевого задания, получали за это правительственные награды и восстанавливались в офицерском звании. Некоторые из бывших летчиков-штрафников стали к концу войны Героями Советского Союза!

Но не все пилоты, угодившие под трибунал, могли рассчитывать на то, что их отправят в летное штрафное подразделение. На фронте одним из самых страшных преступлений считалась трусость в бою и невыполнение поставленной задачи. Трусам пощады не было. Касалось это и летчиков-истребителей, которые бросили прикрываемые ими штурмовики или бомбардировщики. Приказ наркома обороны №0685 от 9 сентября 1942 года прямо гласил: «Летчиков-истребителей, уклоняющихся от боя с воздушным противником, предавать суду и переводить в штрафные части в пехоту».

Ну а тем из летного состава, кто совершил тяжкие преступления, давали шанс искупить свою вину не только в качестве пилота. Еще большей опасности, чем пилот самолета Ил-2, в штурмовых частях подвергался воздушный стрелок. Если летчик худо-бедно, но был защищен от вражеского огня бронекорпусом и бронестеклом, то воздушный стрелок на Ил-2 фактически был беззащитен. В полете он наполовину высовывался из кабины, сидя на широком брезентовом ремне, ворочая тяжелым крупнокалиберным пулеметом УБТ. Во время штурмовки стрелка осыпали осколки разорвавшихся поблизости зенитных снарядов.

Еще хуже было, когда штурмовик атаковали истребители врага. Обычно они делали это сзади (спереди, учитывая мощное вооружение Ил-2, немцы нападать не рисковали). Так что отбиваться от «мессеров» и «фоккеров» приходилось воздушным стрелкам. При этом они несли большие потери. Соотношение погибших летчиков-штурмовиков и их стрелков было примерно 1:2.

Штурмовые авиачасти испытывали острую нехватку воздушных стрелков. Те же, что поступали из авиационных школ, часто даже не умели стрелять из пулемета! И тогда на должности воздушных стрелков стали ставить пилотов-штрафников.

Один из летчиков вспоминал, что к ним в полк прислали штурмана из бомбардировочной эскадрильи. Из-за его ошибки наши самолеты отбомбились по своим. Штурману дали десять лет лишения свободы, разжаловали в рядовые и направили искупать вину в качестве воздушного стрелка в штурмовой авиаполк. Другой летчик из дальнебомбардировочной авиации, старший лейтенант, попал под трибунал за то, что по пьянке застрелил милиционера. Получив десять лет лагерей, он также сел за пулемет штурмовика. Совершив тридцать боевых вылетов, штрафник получил орден Отечественной войны II степени, был восстановлен в звании и отправлен к месту прежней службы.

Надо сказать, что воздушные стрелки штурмовиков Ил-2 были отчаянными ребятами. На счету у многих из них записано немало сбитых вражеских самолетов. В числе их побед был и Отто Киттель — четвертый в списке лучших асов люфтваффе (267 сбитых самолетов). Киттель нарвался на меткую очередь стрелка штурмовика Ил-2 14 февраля 1945 года в небе над Курляндией.

Статья О. Петрова ««Чёрная смерть». Как советские летчики искупали свою вину», журнал «Военная история», №5 2015, с. 26 – 37.