В книге «Великая Отечественная война без грифа секретности. Книга потерь» можно найти данные по Киевской стратегической оборонительной операции (7 июля — 26 сентября 1941 г.): «Проводилась войсками Юго-Западного фронта (командующий генерал-полковник М.П. Кирпонос) и частью сил Пинской военной флотилии (контр-адмирал Д.Д. Рогачев).

В ходе боевых действий дополнительно были введены 21-я армия Центрального фронта, 6-я и 12-я армии Южного фронта, 37,38 и 40-я армии, вновь созданные в составе Юго-Западного фронта, — всего двадцать восемь дивизий и четыре бригады. В рамках данной операции проведены: Коростеньская фронтовая оборонительная операция, оборонительная операция на подступах к Киеву, Уманская и Киевско-Прилукская фронтовые оборонительные операции. Продолжительность — 82 суток. Ширина фронта боевых действий — 300 км. Глубина отхода советских войск — 600 км».

Основные силы немецко-фашистских войск, наступавшие на Киев, были из состава группы армий «Юг» (командующий генерал-фельдмаршал Г. Рунштедт), это 1-я танковая группа (командующий генерал Э. Клейст), 6-я и 17-я армии. Всего почти полностью укомплектованных 40 дивизий, в числе которых 10 танковых и моторизованных. С советской стороны оборонялись войска Юго-Западного фронта в составе: 5-й (командующий генерал-майор танковых войск М.И. Потапов), 6-й (командующий генерал-лейтенант И.Н. Музыченко), 12-й (командующий генерал-майор П.Г. Понеделин) и 26-й (командующий генерал-лейтенант Ф.Я. Костенко) армий, которые в общей сложности имели 44 сильно ослабленные в боях дивизии. По своему составу противник превосходил советские войска в пехоте, артиллерии более чем в два раза, в самолетах — в 1,5 раза.

По распоряжению Ставки ВГК наши войска 30 июня начали отход из Западной Украины к старой границе, где они должны были занять Коростеньский, Новоград-Волынский, Шепетовский, Староконстантиновский и Проскуровский укрепрайоны и организовать крепкую оборону. 7-8 июля танковые соединения противника прорвали оборону советских войск южнее Новоград-Волынского, захватили Бердичев, Житомир и 11 июля вышли к реке Ирпень (15-20 км западнее Киева). Здесь танки и мотопехота противника были остановлены советскими войсками на внешнем обводе Киевского укрепрайона. Попытка немцев захватить Киев с ходу не удалась. Тогда командование группы армий «Юг» решило повернуть большую часть войск 1-й танковой группы Клейста и 6-й полевой армии на Кировоград — в обход основной группировки войск Юго-Западного и Южного фронтов.

Генерал-лейтенант И.Н. Музыченко, командующий 6-й армией Юго-Западного фронта, в плену, август 1941 г.

Генерал-лейтенант И.Н. Музыченко, командующий 6-й армией Юго-Западного фронта, в плену, август 1941 г.

Советские войска оказывали упорное сопротивление. На северном участке фронта 5-я армия генерала М.И. Потапова, опираясь на Коростеньский укрепрайон, не только успешно отражала атаки дивизии 6-й немецкой армии, но сама наносила чувствительные контрудары, угрожая тылу 1-й танковой группы немцев.

Более месяца 5-я армия успешно противостояла противнику и только по приказу командования фронта оставила свои позиции. Гораздо хуже складывалась обстановка в полосе наших 6-й и 12-й армий Юго-Западного фронта. Личный состав обеих армий участвовал в боях с начала войны и был крайне утомлен. Соединения и части несли большие потери, не хватало боеприпасов. 18 июля, опасаясь окружения, Ставка ВГК распорядилась их отвести. Выполняя решение об отходе на новые позиции, дивизии 6-й и 12-й армий начали продвигаться на восток, но большинство их тылов были отрезаны соединениями танковой группы Клейста.

Пленные командир 12-й армии генерал-майор Понеделин П.Г. (в центре) и командир 13-го стрелкового корпуса 12-й армии генерал-майор Кириллов Н.К., август 1941 г.

Пленные командир 12-й армии генерал-майор Понеделин П.Г. (в центре) и командир 13-го стрелкового корпуса 12-й армии генерал-майор Кириллов Н.К., август 1941 г.

Вскоре положение войск 6-й и 12-й армий стало критическим. С 15 июля соединения двух армий сражались в условиях полуокружения, глубоко обойденные с обоих флангов. Отступая, обескровленные дивизии создали круговую оборону, в центре которой располагались органы управления и войсковые тылы, а также — десятки госпиталей и санитарных поездов с ранеными.

В ежедневных боях произошло распределение усилий двух армий. Войска Понеделина, составляя ударную группу, в дневное время наступали на восток, вдоль линии железной дороги Калиновка-Христиновка-Умань, оттесняя на десять — двенадцать километров танковые дивизии Клейста. Войска Музыченко днем вели арьергардные бои, сдерживая наседающего врага с севера, запада и юга, а ночью отходили на восток ровно настолько, насколько удавалось продвинуться ударной группе. Таким образом, не допускалось сужение территории, занимаемой окруженными войсками.

24 июля по просьбе генерал-полковника М.П. Кирпоноса 6-я и 12-я армии были переданы в состав Южного фронта (командующий — генерал армии И.В. Тюленев). На этот момент в армии генерала Музыченко были только три поредевших корпуса: два стрелковых и один механизированный. А ведь еще недавно их было целых пять: два стрелковых, два механизированных и один кавалерийский.

26 июля прекратила свои атаки и 26-я армия, понесшая в предыдущих боях тяжелые потери. 2 августа немецкие клещи сомкнулись в районе Добрянки, в результате чего полностью замкнулось кольцо вокруг 6-й и 12-й армий. Первое время обе армии, оказавшиеся в одном котле, не имели даже единого командования. Только 5 августа было создано общее командование — всей группой окруженных войск стал командовать командующий 12-й армией генерал-майор Понеделин. Советские части совершали отчаянные попытки прорваться на восток, но сделать это удалось немногим. В общей сложности из окружения вышло лишь 11 тыс. человек. В 2.30 6 августа части 6-й и 12 армий пошли на прорыв. Прорываться нужно было на Новоархангельск, однако ставка приказала прорываться не на восток, а на юг, на Первомайск.

Начальник разведотдела 6-й армии подполковник В. Новобранец вспоминал: «По сигналу красных ракет взревели тракторы и тягачи… и двинулись в атаку. Их было около сотни. Мужественные трактористы, подлинные герои, шли на верную гибель и первыми подставляли себя под огонь фашистов. Трактористы подняли такой треск, гул и лязг, что немцы перепугались мощного «танкового» удара и стали быстро отходить. Пехотные части без препятствий двинулись за тракторами и тягачами… А что же танки? Неужели не было ни одного? Были. Хотя и немного: в 6-й армии было пять танков командования. Это последние танки, вместо того чтобы принять участие в прорыве, в этот решающий момент увозили командование 6-й армии. Укатил в танке командующий генерал Музыченко, захватив моего помощника капитана Ободовского…» 6 августа 1941 года генерал И.Н. Музыченко был тяжело ранен в левую ногу и захвачен в плен.

Упорное сопротивление войск генерала П.Г. Понеделина в районе Умани задержало дивизии Клейста почти на восемь суток. Окружить советские войска ударом навстречу 17-й армии ему не удавалось. При выходе из окружения генерал Понеделин был контужен и взят в плен. Бои в котле под Уманью продолжались до 8-11 августа… Судя по немецким источникам, под Уманью было взято в плен 103 тысячи советских солдат и офицеров, а число убитых русских, согласно ежедневным сообщениям верховного командования вермахта, достигало 200 тысяч человек. В плен попали командующие армий генералы П.Г. Понеделин и И.Н. Музыченко, 4 командира корпуса и 11 командиров дивизий. Погибли 2 командира корпуса, 6 командиров дивизий.

Судьба попавших в плен под Уманью трагична. Сначала их разместили за колючей проволокой под открытым небом и только с наступлением зимы перевели в неотапливаемые казармы. Тем, кому все-таки удалось выжить в аду немецкого плена, после окончания войны пришлось испить еще одну горькую чашу — по возвращении на Родину. Показательна в этом отношении судьба генерала Понеделина. В августе 1941 года, когда Сталину стало известно, что командующий 12-й армией сдался в плен, он приказал судить его. Понеделин был заочно приговорен к расстрелу.

С трагедией под Уманью непосредственно связан приказ Ставки Верховного Главнокомандования Красной армии № 270, подписанный 16 августа 1941 года. Вопреки истине (хотя надо признать, реальное состояние дел в тот период было очень трудно установить.) в нем говорилось, что Понеделин «имел полную возможность пробиться к своим, как это сделало подавляющее большинство частей его армии. Понеделин не проявил необходимой настойчивости и воли к победе, поддался панике, струсил и сдался в плен врагу, дезертировал к врагу, совершив, таким образом, преступление перед Родиной, как нарушитель военной присяги».

После войны генерал Понеделин — снова в тюрьме, на этот раз на Родине, а спустя пять лет он был расстрелян. Предлогом послужила записка, составленная им в первые дни плена в Ровенской тюрьме. В ней бывший командующий показал положение и численность своих войск на 4-5 августа 1941 года — а ведь эти сведения уже тогда утратили какую-либо ценность для германского командования. Подобная же участь постигла и командира 13-го стрелкового корпуса генерала Н.К. Кириллова, также отмеченного в приказе № 270. В плен под Уманью попал и командир 10-й танковой дивизии генерал-майар Огурцов С.Я.

Уманьская оборонительная операция войск Южного фронта и левого крыла Юго-Западного фронта длилась около месяца. В результате этой операции план германского командования по окружению войск Южного фронта был сорван, но ему удалось окружить 6-ю и 12-ю советские армии, захватить Правобережную Украину и вынудить части Красной армии отойти за реку Днепр.

К концу августа 1941 г. фронт временно стабилизировался на линии Днепра. Немецкому командованию не удалось с ходу ворваться в Киев. Огромную роль в обороне города сыграли сами киевляне. Свыше 200 тыс. горожан добровольно вступили в Красную армию, еще 160 тыс. ежедневно работали на строительстве оборонительных рубежей. 31 августа немецкой 17-й армии удалось захватить небольшой плацдарм на левом берегу Днепра в районе Кременчуга (в 260 км юго-восточнее Киева). В начале сентября туда была переброшена вся немецкая 1-я танковая группа. В те же дни к северо-востоку от Киева противник занял два плацдарма на южном берегу Десны. Сложилась критическая обстановка, грозящая возможностью окружения всей группировки советских войск в районе Киева. Предвидя катастрофу, начальник генштаба РККА маршал Б.М. Шапошников и его заместитель A.M. Василевский предложили Сталину оставить Киев и отвести оборонявшие его войска на восточный берег Днепра, но Сталин делать это запретил.

14-15 сентября передовые части 1-й и 2-й танковых групп (Клейста и Гудериана) достигли городов Лубны и Лоховица, где соединились, замкнув кольцо вокруг 5-й, 26-й и 37-й армий Юго-Западного фронта, а также 21-й армии Центрального фронта. Это было крупнейшее с начала Великой Отечественной войны окружение советских войск. Во вражеском кольце оказалось 452,7 тыс. человек. 20 сентября в бою недалеко от Лохвицы, при попытке прорваться из кольца, погибло, почти в полном составе, управление Юго-Западного фронта, в том числе генерал-полковник М.П. Кирпонос. Бои в котле продолжались до 26 сентября, а группы бойцов и командиров продолжали выходить из окружения до 2 октября.

Генерал-лейтенант Музыченко И.Н.

Музыченко Иван Николаевич (10 сентября 1901 года). Русский. Генерал-лейтенант (1940). Родился в Ростове-на-Дону в семье матроса торгового флота. Окончил трехклассную школу и 2 класса Учительской семинарии. С 1913 года два года работал переплетчиком, затем два года грузчиком в Выборгском порту. Рядовым служил в Русской армии (1917). В Красной армии с 1918 года. Окончил Кавалерийские курсы усовершенствования командного состава (1927).

В годы Гражданской войны в должности военкома снабжения бригады и комиссара кавалерийского полка (1921-1926) воевал против отрядов С.Н. Булак-Балаховича, А.С. Антонова, в Чечне и Дагестане (1918-1926). Пять раз был ранен: в голову, 3 раза в правую руку и 1 раз в спину.

После войны Музыченко командовал кавалерийским эскадроном, был помощником командира кавалерийского полка по хозяйственной части. С 1932-го — командир и комиссар кавалерийского полка, с 1937-го — командир кавалерийской дивизии, с 1938-го — преподаватель на Кавалерийских курсах усовершенствования комсостава РККА. В звании комбрига участвовал в советско-финской войне. Командовал 4-й стрелковой дивизией. 21 марта 1940 года ему было присвоено звание комдива. 4 июня 1940 года стал генерал-лейтенантом. В июне назначен на должность командира 6-го стрелкового корпуса, а в июле 1940-го — командующим войсками 6-й армии Киевского особого военного округа. Награжден двумя орденами Красного Знамени (1938, 1940).

Генерал-майор Огурцов С.Я.

Огурцов Сергей Яковлевич (5 июля 1898 года). Русский. Генерал-майор танковых войск (1940). Родился в селе Рождество Дорогобужского уезда Смоленской губернии в семье рабочего. После окончания сельской школы работал наемным чернорабочим на мануфактурной фабрике «Эмиль-Циндель» в Москве. В феврале 1917-го призван в Русскую армию. Службу проходил до декабря, младший унтер офицер. Участник Первой мировой войны на Западном фронте. 15 августа 1918 года вступил в Красную армию. Окончил Кавалерийские курсы усовершенствования командного состава РККА в г. Новочеркасске (1927), академические курсы технического усовершенствования комсостава при Военно-технической академии РККА в Ленинграде (1931).

В годы Гражданской войны проходил службу сначала отделенным командиром Особого кавалерийского полка, затем командиром взвода, помощником командира и командиром эскадрона. Участвовал в боях с войсками генерала Деникина под Воронежем. С июня 1920-го — командир взвода, а затем командир эскадрона 35-го Егорлыкского кавалерийского полка в составе 6-й кавалерийской дивизии 1-й конной армии. Воевал с белополяками на Юго-Западном фронте, участвовал в боях на львовском направлении.

После окончания войны с Польшей вместе с дивизией убыл на Южный фронт. Командиром эскадрона 32-го Белоглинского кавалерийского полка сражался с врангелевскими войсками под Армавиром и в Крыму, участвовал в ликвидации вооруженных формирований Махно на Украине. После войны Огурцов продолжал командовать эскадроном в том же полку, в составе войск Западного фронта. В октябре 1924-го переведен в 36-й Новоград-Волынский кавалерийский полк, где исполнял должности начальника полковой школы и командира эскадрона. После окончания курсов службу продолжил в том же полку и в тех же должностях. В 1931 году назначен командиром дивизиона 7-го механизированного полка 7-й кавалерийской дивизии в Минске.

С ноября 1932-го командовал батальоном в 4-й механизированной бригаде в Бобруйске, с июня 1935-го — 24-м механизированным полком 24-й кавалерийской дивизии в Лепеле. С февраля 1939-го — помощник командира по строевой части 24-й легкотанковой бригады в Новоград-Волынском. 16 февраля присвоено звание полковника. Участвовал в походе в Западную Украину. 7 января 1940-го назначен командиром 35-й танковой бригады Северо-Западного фронта, а в феврале — командиром 123-й стрелковой дивизии. Принимал участие в советско-финской войне. С апреля 1940 г. командовал 58-й стрелковой дивизией, а с июня — 10-й танковой дивизией. 5 июня 1940 года присвоено звание генерал-майора. Награжден двумя орденами Красного Знамени (1928,1940).

Генерал-майор Понеделин П.Г.

Понеделин Павел Григорьевич (16 марта 1893 года). Русский. Генерал-майор (1940). Родился в деревне Парниково ныне Юрьевецкого района Ивановской области в крестьянской семье. В Русской армии с 1914 года. Окончил 4-ю Московскую школу прапорщиков (1916), прапорщик, участник Первой мировой войны, командир батальона на Западном фронте. В Красной армии с 1918 года. Окончил Военную академию им. Фрунзе (1926). В годы Гражданской войны командиром полка и командиром бригады воевал на Восточном, Южном и Западном фронтах против войск Колчака, Деникина и белополяков.

После войны командовал бригадой, полком и дивизией. С октября 1927-го — преподаватель Академии им. Фрунзе, с апреля 1933-го — командир и комиссар стрелковой дивизии. В феврале 1934-го назначен на должность начальника и военкома Ленинградского пехотного училища. В 1938 году присвоено звание комбрига. В советско-финскую войну командовал стрелковой дивизией. С июня 1940-го начальник штаба Ленинградского округа. В марте 1941 года назначен командующим 12-й армией Киевского округа. Награжден орденом Ленина (1940) и двумя орденами Красного Знамени (1922, 1923).

Генерал-майор Кириллов Н.Г.

Кириллов Николай Кузьмич (30 ноября 1897 года). Русский. Генерал-майор (1940). Родился в Саратове. В Русской армии с мая 1916 года. Окончил Оренбургскую школу прапорщиков (1917). Участник Первой мировой войны, прапорщик, командир взвода, выборный командир роты батальона. В Красной армии с февраля 1920 года. Окончил Стрелково-тактические курсы усовершенствования комсостава РККА «Выстрел» (1929), заочно 2 курса Военной академии РККА им. Фрунзе (1932). В годы Гражданской войны после демобилизации из армии учился в строительном техникуме, работал на заводе. С февраля 1920-го исполнял должность для поручений Управления санитарных частей Кавказского фронта. С июня 1921-го — командир роты всеобуча Саратовского губернского военкомата, с мая 1922-го — командир взвода 4-го стрелкового полка 2-й бригады.

В июне того же года назначен помощником командира роты 94-го стрелкового полка, затем командиром роты, начальником дивизионной школы, начальником штаба и командиром 97-го стрелкового полка. В 1932 году отозван из Военно-воздушной академии им. Жуковского и назначен инспектором 15-й авиабригады. С марта 1933-го — командир 50-го стрелкового полка, с января 1937-го — начальник штаба, затем командир 19-й стрелковой дивизии, с февраля 1938-го — командир 13-го стрелкового корпуса. Звание генерал-майора присвоено 5 июня 1940 года. Награжден орденом Красного Знамени (1938).

По материалам книги Смыслов О.С. «Сталинские генералы в плену», М., «Вече», 2014 с. 61-87.