19 апреля 1945 г. начался второй этап берлинской операции. Войска 2-го Белорусского фронта форсировали реку Ост-Одер и очистили от немецких войск участок между Ост-Одером и Вест-Одером. Войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов прорвали оборону противника на берлинском и дрезденском направлениях и начали окружать Берлин.

На правом фланге 61-я армия 1-го Белорусского фронта продолжала бои по расширению плацдарма на западном берегу Одера и продвинулась за день на 1 км. 47-я армия, 3-я ударная армия и 2-я гвардейская танковая армия наступали на Берлин с северо-востока. 2-я гвардейская танковая армия, сломив сопротивление противника на «позиции Вотан», успешно продвинулись в западном направлении, пройдя с боями до 30 км. 5-я ударная армия двигалась к немецкой столице вдоль «Рейхсштрассе №1». 8-я гвардейская армия и 1-я гвардейская танковая армия прорвали оборону противника в районе Мюнхеберга. На левом фланге 69-я армия и 33-я армия заняли оставленный противником плацдарм на восточном берегу Одера у Франкфурта и продвинулись за день на 3-4 км.

3-я гвардейская танковая армия Рыбалко П.С. 1-го Украинского фронта продолжала наступление на Берлин и прошла 30-35 км. 4-я гвардейская танковая армия к вечеру продвинулась на 50 км. 13-я армия продвигалась за танковыми армиями на запад. 3-я гвардейская армия и 5-я гвардейская армия расширяли прорыв в сторону флангов и готовились к ликвидации угрозы, возникшей на севере и на юге, в районе Котбуса и Шпремберга.

20 апреля в район Берлина с Западного фронта была переброшена 12-я немецкая армия генерала Вальтера Венка с жёстким приказом — во что бы то ни стало остановить советские части на подступах к городу.

20 апреля в 13 часов 50 минут, на пятый день операции, дальнобойная артиллерия 79-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта, которой командовал генерал-полковник Кузнецов В.И., открыла огонь по Берлину. Начался исторический штурм столицы фашистской Германии. В это же время 1-й дивизион 30-й гвардейской пушечной бригады 47-й армии, которым командовал майор Зюкин А.И., также дал залп по фашистской столице.

Советские танки стоят на городской улице во время подготовки к штурму Берлина

Советские танки стоят на городской улице во время подготовки к штурму Берлина

Войска 1-го Украинского фронта вышли к первому кольцу обороны Берлина, обошли с запада коттбусскую группировку противника и прижали ее к реке Шпрее. Наступление 1-го Украинского фронта с первого же дня развивалось более быстрыми темпами. С утра 17 апреля там были введены в дело обе танковые армии. В первый же день они продвинулись на 20-25 километров, форсировали реку Шпрее и с утра 19 апреля начали продвигаться на Цоссен и Луккенвальде.

Однако при подходе войск Конева И.С. к району Цоссена сопротивление со стороны противника усилилось, темп продвижения частей 1-го Украинского фронта замедлился. К тому же и характер местности затруднял танковой армии Рыбалко П.С. действия развернутым боевым порядком.

Советские моряки, герои штурма Берлина, позируют американскому военному корреспонденту

Советские моряки, герои штурма Берлина, позируют американскому военному корреспонденту

Маршал Конев И.С. писал: «В течение 20 апреля армия Рыбалко вела бои вокруг Цоссена и одновременно своими передовыми частями шла на север, к Берлину. За эти сутки ее части продвинулись на шестьдесят километров. Армия Лелюшенко, совершая в этот день более сложный маневр, заходя левым плечом на запад и встречая сильное сопротивление противника, особенно в районе Луккенвальде, тем не менее, тоже наступала в хорошем темпе и прошла вперед на сорок пять километров».

На 1-м Украинском фронте 20 апреля активно действовал 1-й кавалерийский корпус генерала Баранова, наступавший в общем направлении на Оттрант. Действовал, разумеется, вместе с танками, усиливавшими его пробивную способность. Конница показала, что при соответствующей обстановке и умелом управлении она способна с успехом действовать в глубине обороны противника. Другое дело, когда она напарывалась на сплошной фронт обороны, да еще в условиях угрозы с воздуха неприятельской авиации. Тогда коннице было тяжело. Но в Берлинской операции в воздухе уже целиком господствовала наша авиация.

Маршал Рокоссовский К.К. вспоминал: «Утром 20 апреля форсирование реки Вест-Одер началось почти одновременно на широком фронте всеми тремя армиями главной группировки 2-го Белорусского фронта. Форсирование происходило под прикрытием дымовых завес. Очень эффективной оказалась стрельба дымовыми снарядами и минами, разрывы которых лишали неприятельские наблюдательные пункты и огневые точки необходимой видимости.

Войска 65-й армии первыми приступили к форсированию реки. Почти одновременно с началом артиллерийской подготовки продолжительностью 45 минут, на воду были спущены все наплавные средства. В армии Батова было заготовлено много лодок легкого типа, которые уже оправдали себя при форсировании рек с заболоченными берегами. Они и здесь сыграли большую роль. Там, где было не проплыть из-за мелководья, пехотинцы легко переносили лодки на руках. Батову удалось быстро высадить на западный берег Вест-Одера большую группу пехоты с пулеметами, минометами и 45-миллиметровыми пушками. Этот десант усилил уже находившиеся здесь с ночи мелкие отряды. Сюда направлялись все новые эшелоны десантников. Теперь в ход пошли и паромы.

Жестокие бои разгорелись за дамбы на западном берегу. Нам они нужны были в качестве причалов и съездов, без которых не выгрузить на заболоченной местности тяжелую технику — танки и орудия, — прибывающую на паромах. Противник это понимал и всячески препятствовал захвату дамб. Как назло, густой утренний туман и дымы ограничили действия авиации, и она не могла помочь войскам, вклинившимся во вражескую оборону. Но с девяти часов утра погода резко улучшилась, и наша авиация заработала во всю свою мощь…

За день боя войска Батова заняли плацдарм свыше 6 километров шириной и до 1,5 километра глубиной. Здесь уже сражались четыре дивизии стрелковых корпусов Эрастова К.М. и Чувакова Н.Е.  Переправа войск на плацдарм продолжалась. Бои были тяжелые, люди дрались геройски. Упорство, взаимная выручка и страстное стремление победить помогли им отразить все вражеские удары». Противник оказывал упорное сопротивление. За утро войска на плацдарме отбили свыше 16 вражеских контратак. Противник, пользуясь недостатком на плацдарме артиллерии, донимал нашу пехоту танковыми атаками.

21 апреля войска 1-го Белорусского фронта перерезали берлинскую окружную автостраду и вошли на северную окраину Берлина. Части 3-й ударной, 2-й гвардейской танковой, 47-й и 5-й ударной армий ворвались на окраины Берлина и завязали там бои. 61-я армия, 1-я армия Войска Польского и другие соединения 1-го Белорусского фронта быстро двигались, обойдя Берлин, на Эльбу, где предполагалась встреча с войсками союзников.

Продолжались ожесточенные бои на всем 2-м Белорусском фронте. На участке генерала Батова противник ввел в бой свежую 281-ю пехотную дивизию, которая, по показаниям пленных, следовала на берлинское направление, но была возвращена и брошена в бой в районе Курова, захваченного 65-й армией. Пока еще везде происходило прогрызание вражеской обороны. Сил для решительного рывка вперед было еще слишком мало на наших плацдармах. Это чувствовал противник и напрягал все усилия, чтобы сбросить советские войска в реку. Но наши доблестные солдаты не отступали ни на шаг, а наоборот, использовали любую возможность, чтобы расширить уже захваченные участки.

Танковые армии 1-го Украинского фронта ворвались на южную окраину Берлина и вышли на южные подступы Потсдама. 13-я армия обеспечивала с тыла действия танковой группировки фронта и прошла за день 20 километров. Для прикрытия правого фланга ударной группировки в сражение была введена 28-я армия Лучинского А.А. 3-я гвардейская армия вела упорные бои с котбусской группировкой врага. 5-я гвардейская танковая армия добивала остатки шпрембергской группировки противника, а главными силами наступала на запад.

На берлинском направлении немецкое командование, стремясь преградить путь советским войскам, бросило в бой все имеющиеся силы. Гитлер отдал приказ 12-й армии генерала Венка, снятой с Западного фронта, о наступлении на Берлин с запада и юго-запада. Берлинские военные школы прекратили занятия, а курсанты школ и обслуживающий персонал посланы на фронт. Гитлеровцы объявили в Берлине поголовную мобилизацию мужчин от 15 до 65 лет включительно. Все зенитные орудия противовоздушной обороны германской столицы также используются в качестве противотанковой артиллерии. Бои на берлинском направлении продолжались днем и ночью, не стихая ни на час.

22 апреля 3-я и 5-я ударные армии 1-го Белорусского фронта, порвав внутренний оборонительный рубеж, ворвались в северо-восточные пригороды Берлина, а с востока и юго-востока в Берлин пробились войска 8-й гвардейской армии генерала Чуйкова В.И. 61-я армия, 1-я армия Войска Польского и 7-й гвардейский кавалерийский корпус продвинулась на запад до 20-30 километров, прочно обеспечивая с севера войска, штурмовавшие Берлин. 47-я армия и 2-я гвардейская танковая армия вышли передовыми частями к реке Хафель и форсировали ее в районе Хеннигсдорфа. Создались условия для наступления на юг (на Потсдам) навстречу войскам 1-го Украинского фронта с целью полного окружения Берлина. 69-я армия овладела Фюрстенвальде.

Плацдарм на западном берегу Вест-Одера в полосе наступления 2-го Белорусского фронта к 22 апреля достиг 24 километров по фронту и более 3 километров в глубину. Войска 65-й армии продвинулись на отдельных участках до двух километров, заняв несколько населенных пунктов, превращенных неприятелем в узлы обороны. Сопротивление врага не ослабевало, а все усиливалось. Но несмотря на это, на западный берег Вест-Одера были переправлены все стрелковые соединения армии, истребительно-противотанковая артиллерийская бригада и минометный полк.

Войска с каждым часом чувствовали себя все увереннее. Вечером сюда по каналам был отбуксирован 60-тонный наплавной мост и за ночь наведен через Вест-Одер. Это уже было большим достижением. Теперь можно было перевозить на плацдарм всю тяжелую технику. Продолжала непрерывно переправлять свои войска на западный берег Вест-Одера и 70-я армия. Отражая яростные контратаки врага, наши части шаг за шагом теснили его. За день они продвинулись до трех километров. Армия переправила на западный берег одиннадцать батальонов.

3-я гвардейская танковая армия (П. Рыбалко, 1-й Украинский фронт), усиленная двумя стрелковыми дивизиями 28-й армии, 22 апреля прорвала внешний оборонительный обвод, перерезала кольцевую берлинскую автостраду в районе Юнсдорфа, ворвалась на южную окраину Берлина и к концу дня вышла на канал Тельтов. Создалась угроза отсечения Берлина от основных сил немецкой 9-й армии. Между войсками 8-й гвардейской армии, подошедшими сюда с востока, и правофланговым корпусом 3-й гвардейской танковой армии оставался узкий коридор в 10-12 километров.

4-я гвардейская танковая армия (Д. Лелюшенко) вышла в район Зармунд (в 10 километрах юго-восточнее Потсдама) и отрезала пути отхода берлинской группировке на юго-запад. Войска 47-й армии, наступавшие на Потсдам с севера, находились в 30-35 километрах от правофланговых частей 4-й гвардейской танковой армии. 3-я гвардейская армия после упорных боев овладела городом Котбус и блокировала франкфуртско-губенскую группировку противника с юга. 13-я армия, продвигаясь к Эльбе, прошла за день 45 км и вышла на рубеж Ютербог — Цана — Эссен. 5-я гвардейская армия вышла на рубеж Кирххайн — Эльстерверда.

Советские танкисты в Трейенбрицене освободили около 1600 военнопленных, главным образом англичан, американцев, норвежцев. Среди них был командующий норвежской армией генерал Отто Руге. На берлинском направлении наши войска заняли 5 городов и несколько пригородных районов Берлина и взяли в плен более 13 тысяч немецких солдат и офицеров. Вся северо-восточная часть Берлина окутана дымом пожаров.

23 апреля 3-я ударная армия 1-го Белорусского фронта вела бой в северо-восточной и северной части Берлина. 2-я гвардейская танковая армия выводилась из боев за Берлин и направлялась на юго-запад, в направлении берлинских пригородов. К исходу дня армия вышла к каналу Берлин-Шпандауэр-Шиффартс.

5-я ударная армия начала форсирование реки Шпрее. 1-я гвардейская танковая армия и 8-я гвардейская армия охватывали Берлин с юга, вышли к реке Шпрее и начали ее форсирование. 33-я армия вышла к каналу Одер — Шпрее и начала его форсирование.

В этот же день на дрезденском направлении, в полосе действия войск 1-го Украинского фронта, противник, двигаясь вдоль реки Шпрее, нанес удар в стык между 52-й армией и 2-й армией Войска Польского, прорвал фронт 48-го корпуса 52-й армии, продвинулся к северу на 20 км и вышел в тыл 2-й армии Войска Польского. Немецким войскам удалось окружить в районе Баугцена и Вейсенберга части 294-й стрелковой дивизии и 7-го гвардейского механизированного корпуса.

4-я танковая армия, наступая на потсдамском направлении, охватывала Берлин с юго-запада. Расстояние, которое отделяло ее от 47-й армии 1-го Белорусского фронта, составляло 25 км. Войска фронта ворвались с юга на улицы Берлина и вышли на реку Эльба северо-западнее города Дрезден. Первыми на Эльбе оказались разведчики 2-го танкового батальона Кантемировской бригады.

3-я гвардейская танковая армия вела подготовку к форсированию Тельтов-канала. 28-я армия выдвигалась к Берлину, подошла к Тельтов-каналу. Одновременно армия блокировала франкфуртско-губенскую группировку с северо-запада. Конев И.С. вспоминал: «На северном берегу Тельтов-канала немцы подготовили довольно крепкую оборону — отрыли траншеи, воздвигли железобетонные доты, врыли в землю танки и самоходки. Над каналом почти сплошная стена домов — капитальные строения со стенами толщиной метр и больше. По берегу тянутся крупные железобетонные корпуса промышленных предприятий, обращенные к каналу тыловой, глухой стороной и образующие как бы средневековую крепостную стену, спускающуюся к воде. Все это отлично приспособлено к длительной, упорной обороне.

…В сознании оборонявшихся на Тельтов-канале немецко-фашистских солдат и офицеров это последний рубеж, на котором они могли нас удержать. За их спиной Берлин. А кроме Берлина, кроме отчаянной решимости драться до конца, погибнуть, но не пустить нас в Берлин (а такая решимость, судя по ожесточенности боев, у большинства последних защитников германской столицы была), у них за спиной еще и эсэсовские «молниеносные» трибуналы, куда немедленно доставляли всех уличенных в дезертирстве… Кого только не было там, на Тельтов-канале, особенно в батальонах фольксштурма, состоявших из кадровых солдат, стариков и подростков, которые плакали, но дрались и поджигали фаустпатронами наши танки».

Германское командование принимает самые крутые меры для усиления сопротивления своих войск. Немецким артиллерийским частям передан по радио приказ — стрелять по своей отступающей пехоте осколочными снарядами. На все просьбы командиров частей разрешить отход немецкое командование неизменно отвечает: «Держитесь при любых обстоятельствах. Кто отойдет, тот будет расстрелян».

24 апреля 1945 г. войска 1-го Белорусского фронта северо-западнее Берлина овладели городами Креммен, Флатов, юго-восточнее Берлина форсировали реку Даме и заняли несколько пригородов. Одновременно войска фронта вели уличные бои в северной и восточной части Берлина. О боях на улицах Берлина маршал Жуков Г.К. писал: «Успешно развивались бои и в самом Берлине. Когда войска фронта ворвались в столицу Германии, оборона города в некоторых районах уже ослабла, так как часть войск берлинского гарнизона была снята немецким командованием для усиления обороны на Зееловских высотах. Поэтому на некоторых окраинах города противник не мог оказывать упорного сопротивления. Наши части быстро нащупывали эти районы и, маневрируя, обходили главные очаги сопротивления.

Но с подходом к центральной части города сопротивление резко усилилось. Ожесточение борьбы нарастало с обеих сторон. Оборона противника была сплошной. Немцы использовали все преимущества, которые давали им перед наступающей стороной бои в своем городе. Многоэтажные здания, массивные стены и особенно бомбоубежища, казематы, связанные между собой подземными ходами, сыграли важную роль. По этим путям немцы могли из одного квартала выходить в другой и даже появляться в тылу наших войск». Противник бросил в бой кадровые части, войска СС, технические и инженерные части, а также наспех сформированные в Берлине батальоны «фольксштурма». Отмечено несколько случаев, когда гитлеровцы из пулеметов расстреливали фольксштурмовцев, оставивших свои позиции при появлении советских танков.

Войска 1-го Украинского фронта заняли в южной части Берлина 4 городских района, Силезский вокзал и встретились с передовыми частями 1-го Белорусского фронта. 3-я гвардейская танковая армия форсировала Тельтов-канал, прорвала внутренний оборонительный обвод противника, прикрывавший центральную часть Берлина с юга, и ворвалась в Берлин… Одновременно армия вышла с запада к Басдорфу — населенному пункту, восточная часть которого 23 апреля была занята частями 8-й гвардейской армии и 1-й танковой армией 1-го Белорусского фронта.

28-я армия в районе Буккова соединилась с 8-й гвардейской армией 1-го Белорусского фронта. Этим было завершено окружение франкфуртско-губенской группировки врага. 4-я гвардейская танковая армия переправилась через Тельтов-канал по переправам 3-й гвардейской танковой армии, повернула на запад, к вечеру вышла к реке Хавель и захватила юго-восточную часть Потсдама. Расстояние, отделявшее западнее Берлина 4-ю гвардейскую танковую армию от войск 1-го Белорусского фронта, не превышало десяти километров.

Днем 24 апреля немецкая 12-я армия Венка предприняла первые танковые атаки на участке Беелитц — Трейенбрицен, стремясь прорвать позиции 5-го гвардейского механизированного корпуса и частей 13-й армии, но понесла тяжелые потери и успеха не добилась. 13-я армия отражала атаки армии Венка и наступала вдоль берега Эльбы на запад. К концу дня 13-я армия, продвинувшись на десять километров, вышла на окраины Виттенберга.

Произведя в ночь на 23 апреля перегруппировку своих войск и нащупав стык между 52-й армией генерала Коротеева и 2-й армией Войска Польского генерала Сверчевского, противник, двигаясь вдоль реки Шпрее, нанес удар по 48-му корпусу армии Коротеева. С утра ударная группировка немцев (две дивизии и около ста танков) перешла в наступление, прорвала фронт 48-го корпуса 52-й армии, продвинулась к северу на двадцать километров и вышла на тылы 2-й армии Войска Польского. К вечеру 24-го, войскам 2-й армии Войска Польского, 52-й армии, двух корпусов 5-й гвардейской армии и танкового корпуса удалось приостановить наступление противника, успевшего продвинуться в направлении Шпремберга на тридцать три километра.

Части 294-й стрелковой дивизии и 7-го гвардейского механизированного корпуса, окруженные в районе Вейсенберга, прорвались к войскам 52-й армии, но понесли при этом большие потери. 25 апреля части 7-го гвардейского мехкорпуса, находившиеся в Баутцене, также вышли из окружения. Передовые отряды корпуса, наступавшие от Баутцена к Дрездену, отошли на север и соединились с частями 2-й армии Войска Польского.

3-я бригада речных кораблей Днепровской флотилии, перевезенная на Одер по железной дороге, содействовала войскам 33-й армии, наступавшим в районе Фюрстенберга. 24 апреля г. Фюрстенберг был захвачен. За время боев корабли бригады подавили более 10 артиллерийских батарей и уничтожили 37 дзотов. В дальнейшем бригада содействовала наступлению сухопутных войск на Берлин вдоль канала Одер — Шпрее.

С нарастающим ожесточением 25 апреля шли бои в центре Берлина. Противник, опираясь на крепкие узлы обороны, оказывал упорное сопротивление. Наши войска несли большие потери но, воодушевлённые успехами, рвались вперёд – к самому центру Берлина, где ещё находилось главное командование противника во главе с Гитлером. Об этом советское командование знало из немецких радиопередач. Гитлер истерично призывал свои армии к спасению Берлина, не зная, что они уже разбиты войсками 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов.

25 апреля было завершено окружение берлинской группировки противника (500 тысяч человек). Войска 1-го Белорусского заняли три пригорода Берлина и городские районы Трептов и Бриц и соединились с войсками 1-го Украинского фронта, занявших городские районы Лихтерфельде и Целендорф. В это время войска 2-го Белорусского фронта форсировали Вест-Одер, прорвали оборону немцев на западном берегу и сковали действия 3-й немецкой танковой армии.

Жуков Г.К. писал: «Каждой армии, штурмовавшей Берлин, заранее были определены полосы наступления. Частям и подразделениям давались конкретные объекты — районы, улицы, площади. За кажущимся хаосом городских боев стояла стройная, тщательно продуманная система. Под уничтожающий огонь были взяты основные объекты города. Главную тяжесть боев в центральной части Берлина приняли на себя штурмовые группы и штурмовые отряды, составленные из всех родов войск. Задача уличных боев в Берлине заключалась в том, чтобы лишить противника возможности собрать свои силы в кулак, расколоть гарнизон на отдельные очаги и в быстром темпе уничтожить их.

Для ее решения к началу операции были созданы необходимые предпосылки. Во-первых, наши войска на подступах к городу перемололи значительную часть живой силы и техники противника. Во-вторых, быстро окружив Берлин, мы лишили немцев возможности маневрировать резервами. В-третьих, и сами резервы немцев, стянутые к Берлину, были быстро разгромлены. Все это позволило нам, несмотря на многочисленные препятствия, сократить до минимума уличные бои и облегчить войскам условия уничтожения вражеской обороны внутри города».

65-я и 70-я армии 2-го Белорусского фронт продвинулись до 8 километров и расширили плацдарм до размера 35 на 15 км. 70-я армия достигла рубежа Радехов, Петерсхаген, Гартц. К вечеру 25 апреля был завершен прорыв вражеской обороны на 20-кило-метровом фронте. Войска фронта подошли к реке Рандов.

25 апреля 1945 г. в 13:30 (по московскому времени) в районе города Торгау на реке Эльба произошла встреча советских (рота лейтенанта Голобородько Г.С. 2-го батальона 173-го гвардейского полка 58-й гвардейской дивизии 5-й гвардейской армии 1-го Украинского фронта) и американских (разведгруппа лейтенанта А. Котцебу 273-го полка 69-й пехотной дивизии 1-й армии) войск.

Конев И.С.: «25 апреля в Берлине шли ожесточенные бои. К исходу дня армия Чуйкова уже сражалась в юго-восточных кварталах центральной части Берлина, а в районе Мариендорфа соединилась своим левым флангом с армией Рыбалко. Рыбалко, усиленный тремя дивизиями армии Лучинского, очистил от противника юго-западные пригороды Берлина и теперь вел бои за пригород Шмаргендорф, наступая навстречу 2-й гвардейской танковой армии генерала Богданова. Лелюшенко продолжал воевать за Потсдам и Бранденбург…»

продолжение

По материалам книги Сульдин А.В. «Битва за Берлин. Полная хроника – 23 дня и ночи», М., АСТ, 2014, с. 50 – 84.