Как Сталин относился к Православию? Иосиф Сталин причастен к участию в репрессиях, в том числе и в гонениях на Русскую Православную Церковь. Правда, в 1943 году, в период Великой Отечественной войны, советское государство несколько изменило своё отношение к Церкви, но всё равно оно оставалось по своей идеологии атеистическим.

Реальные факты и документы не позволяют говорить о том, что Сталиным в этом «повороте к новому курсу» двигали духовные причины: его семинаристское прошлое, симпатия к религии и Православию и т. д. Это был сугубо прагматический ход. Еще в 20-х годах, став генеральным секретарём ЦК РКП (б) он продолжил ленинскую политику по ограблению и разгрому Русской Православной Церкви.

В 1894 г. подросток Иосиф (Coco) Джугашвили окончил духовное училище в родном Гори. Его неординарные способности так бросались в глаза, что в том же году безродного бедняка — сына сапожника и прачки — как исключение, приняли в Тифлисскую духовную семинарию на казённый счёт. Семинария входила в категорию средних учебных заведений Российской империи. Джугашвили по-прежнему выделялся своими отличными успехами. Но семинарию он так и не окончил, в конце курса потерял интерес к учебе и духовной карьере, стал получать «тройки», исключён был из семинарии за хранение марксистской литературы и связь с революционерами.

Из комиксов неизвестного автора, предположительно ленинградского школьника

Из комиксов неизвестного автора, предположительно ленинградского школьника

По мнению У. Черчилля «Сталин обладал большим чувством юмора и сарказма…» Привожу реальные факты из жизни вождя (по книге «Сталин шутит» (Титаны и тираны), М., «Алгоритм», 2014), подтверждающие это высказывание.

***

Однажды инспектор Тифлисской семинарии монах Димитрий, проводивший обыски, зашёл к семинаристу Иосифу Джугашвили. Тот сидел, читая книгу и как бы не замечая вошедшего. Монах возмутился:
— Разве ты не видишь, кто перед тобой?
Будущий Сталин встал, деланно протёр глаза и сказал:
— Ничего, кроме тёмного пятна, не вижу.

***

Патриарх Русской православной церкви Алексий после войны обратился к Сталину с просьбой о дополнительном открытии храмов. «Открывайте, — разрешил Сталин. — Русским матерям есть за кого помолиться, есть по ком поплакать». Патриарх поднял вопрос и о расширении сети духовных учебных заведениях. Сталин в принципе не возражал, но насчёт семинарий высказался:
— История знает случаи, когда из них выходили неплохие революционеры. А впрочем, от них мало толку.
Патриарху наверняка хотелось пошутить и задать уточняющий вопрос: мало толку от семинаристов или от революционеров? Но он благоразумно воздержался.
Сталин продолжал:
— Вот видите мой пример. Я учился в семинарии, и ничего путного из этого не вышло.
Сталину наверняка хотелось пошутить и сделать уточняющее добавление: я имею в виду не себя, а духовное заведение. Но он вежливо воздержался.

***

Горьковатый юмор, связанный с победой дольнего (земного) над горним (божественным). Одни считают, что этот случай произошёл на Первой Всесоюзной конференции сторонников мира в 1949 году, другие относят его к 1951 году, когда состоялась Третья конференция. Для участия в ней в Москву приехал почтенный, в больших летах грузинский архиерей. Утверждают, что это был Блаженный Ефрем, в миру Ефрем Цинцадзе. Устроители конференции спросили его, какие будут просьбы.
— Я должен встретиться со Сталиным.
— Невозможно, товарищ Сталин очень занят…
— Я вместе с младшим семинаристом Coco жил в одной келье. Скажите, что хочу повидать его перед моей смертью.

Это меняло дело и на следующий день владыку известили, что Сталин его примет. Архиерей задумался, в каком платье ему ехать в Кремль? Появиться в духовном облачении — а вдруг это вызовет неудовольствие. Появиться в светском — нарушить монашеский обет. Воззвал к богу, но тот молчал. Поехал в светском костюме.

Когда гость вошёл, Сталин сказал по-грузински, показывая глазами вверх:
— Его не боишься — меня боишься…

Блаженный Ефрем это был или кто-то другой, но сидели они вдвоём со Сталиным долго. Трапезничали. Гость неловко поднял бокал с вином и расплескал его на себя. Пара капель попала и на Сталина. Желая помочь гостю побороть смущение, Сталин сказал:
— Ничего, ничего, на кого капля, а на кого вся благодать излилась.

***

Юмор исходил не только от самого Сталина, но и от многих, кто соприкасался с ним, подзаряжаясь соответствующей энергетикой вождя. Вот пример. Ещё в Первую мировую войну на фронте был тяжело ранен один врач-хирург. Шансов выжить почти не было, и он дал обет посвятить себя служению богу, если останется в живых. Бог ли смилостивился или собственный организм выдюжил, но врач не умер. Обет он сдержал, став сельским священником, отныне врачуя не тела, но души.

Когда нацисты напали на Советский Союз и район был оккупирован, он ушёл в партизаны. Выполнял обязанности, как начальника штаба партизанского отряда, так и медика. Когда в Кремле состоялся приём в честь отличившихся партизан, его представили Сталину. Вождь поинтересовался, чем партизанский доктор будет заниматься после войны, намекая на первую профессию того. Но в ответ прозвучало, что он вернётся в свой приход, к пастырской деятельности. Сталин посетовал:
— Эх, какого замечательного хирурга теряем в Вашем лице!
— А какого замечательного пастыря церковь потеряла в Вашем лице, Иосиф Виссарионович!

***

Как известно, дуракам закон не писан. Усердие дураков при выполнении сталинских наказов бывало таким, что его последствия сразу и не расхлебаешь. Сталин проезжал по Москве мимо прекрасной белокаменной церкви Спаса-на-Бору XV века постройки. Рядом с церковью ни к селу ни к городу лежали дрова.
— Безобразие, убрать, — возмутился Сталин.
Дрова вывезли, но и церковь снесли. Удручённый этим, Сталин был вынужден признать: «Никакая защита от дураков не помеха для талантливых дураков».

***

У начальника Генерального штаба маршала Василевского А.М. отец был священником, а сам он в молодости учился в семинарии. Однажды в неофициальной обстановке Сталин задал ему неожиданный вопрос: почему по окончании семинарии Василевский «не пошёл в попы»? Маршал, смутившись, ответил, что не имел такого желания и что ни один из его трёх братьев тоже не стал священником.

На это Сталин весело заметил:
— Так, так. Не имели желания. Понятно… А вот мы с Микояном хотели пойти в попы, но нас почему-то не взяли. Почему, не поймём до сих пор.
Подмигнул ли вождь при этом Микояну, Василевский не пишет.

Сталин спросил у Василевского А.И., помогает ли он материально родителям? Маршал откровенно сознался Сталину, что с отцом давно, года с 1926, утратил всякую связь. Вождь неодобрительно отнёсся к тому, что дети священника не поддерживают старенького отца, у которого единственный и скудный источник существования — церковь, где он служит.

«Со священником дело иметь не захотели… А как же со мной имеете дело? Ведь я учился в семинарии и хотел пойти в попы», — поддел его вождь. Уже серьёзнее он велел маршалу восстановить связь с родителями. Побывав у родителей, Василевский узнал, что отец регулярно получал денежные переводы и был убеждён, что их посылает ему именно он, а не другие сыновья, т.к. суммы были довольно значительными. По возвращении в Москву всё прояснилось. Свои личные деньги священнику Василевскому М.А. регулярно переводил Сталин И.В.

Когда маршал доложил Верховному Главнокомандующему, что наладил отношения с отцом, тот ответил: «Правильно сделали». Затем достал из сейфа пачку квитанций почтовых переводов. И, передавая их, лукаво произнёс:
— Со мной Вы теперь долго не расплатитесь.
Само собой, ни о каком возврате денег речи не было.