Состояние Турции накануне войны с Россией было очень тяжелое; страна только что пережила внутренний кризис. Усилиями султана Махмуда II был уничтожен летом 1826 года корпус янычар, составлявший в течение 400 лет главное ядро вооруженной силы Турции. Янычары составляли регулярную наёмную армию Османской империи. Уничтожение этого войска сопровождалось страшными кровопролитными событиями. Когда Махмуд II издал указ о роспуске корпуса янычар, они подняли мятеж, который был жестоко подавлен артиллерийским корпусом.

Янычары сошли с исторической арены при зареве пожаров, обагренные потоками крови. Вместо янычар султан решил завести регулярную армию по западному европейскому образцу. Сперва численность ее определялась в 48 тысяч. Султан лично руководил формированием и обучением нового войска. Комплектование новых частей людьми производилось с большим трудом. Идея обязательной воинской повинности в мирное время чужда была населению. Приходилось силою гнать людей из деревень в полки, причем иногда рекрут заковывали в кандалы. Инструкторы новой армии были исключительно иностранцы. К началу войны с Россией удалось сформировать 80-тысячную постоянную армию — низам.

Пехотный полк состоял из 3-х батальонов по 500 человек; каждому полку придавалось 10 полковых орудий, составлявших особую артиллерийскую роту. Вооружение пехоты состояло из ружей со штыком и кривой сабли. Новые уставы, вводившие сомкнутый строй, не были усвоены к началу войны, и пехота вела атаку густыми толпами, как ополченцы в предыдущих войнах.

Регулярная кавалерия состояла из 6-эскадронных полков, по 150 всадников в эскадроне. Вооружение — широкие палаши, ружья и пистолеты. Лошади малорослы, но выносливы. Комплектуемая из людей, привыкших с детства сидеть на коне, регулярная конница сохранила свойства, отличавшие прежнюю нерегулярную: исключительную выносливость, стремительность при атаке и способность к одиночному бою на коне.

Турецкий янычар в церемониальном облачении

Турецкий янычар в церемониальном облачении

Полевая артиллерия состояла из 84 пеших и 8 конных рот. Перед войной артиллерия сделала значительные успехи по своей подготовке, но все же обладала крупными недостатками. Орудия были разнообразных калибров (3-, 6-, 12- и 24-фунтовые), запряжка неуклюжая, часто вместо лошадей запрягали волов. К маневрированию эта артиллерия совершенно не была пригодна. Было при армии небольшое число инженерных войск. Кроме регулярной армии в войне приняли участие и регулярные ополчения, преимущественно конница, силою до 100 тысяч, а также до 100 тысяч сипаев, или вассальных всадников.

Войсковым частям придавался обоз весьма многочисленный и совершенно неорганизованный. Обыкновенно за отрядами следовали тысячи повозок с запасами, слуги начальствующих лиц, маркитанты, ремесленники, артисты, скоморохи; гнались стада убойного скота. Шествие замыкали тысячи бродячих собак, предназначенных для охранения лагеря. В крайнем случае, султан прибегал еще к созыву правоверных под священное знамя Магомета. Тогда приходили полудикие племена из Азии и Египта, чтобы вести религиозную войну, которая должна была продолжаться до Страшного Суда.

Турецкая армия к началу войны не была сосредоточена в каких-либо определенных, стратегически важных районах. Первый отпор русским могли дать только гарнизоны придунайских крепостей. Остальные войска подходили к театру военных действий в течение последующих периодов войны. Главнокомандующим всех турецких сил на придунайском театре назначен был Гуссейн-Ага-паша — истребитель корпуса янычар.

Финансы Турции перед войной были в весьма плачевном состоянии, и это, конечно, чрезвычайно затрудняло подготовку к войне с грозным северным противником. Перед войной турки озаботились сбором сведений о нашей армии. В район расположения 2-й армии посылались турецкие агенты-шпионы. Так как на Дунае жило много выходцев и беглецов из России, то туркам легко было подобрать подходящий элемент для шпионства. Добывали также сведения турки и от австрийских властей.

При каждом новом столкновении России с Турцией расширялся район театра войны. Русская армия все глубже и глубже проникала в империю падишаха, стремясь достигнуть заветного Царьграда, как конечного объекта своих действий. На этот раз театром войны послужили: княжество Валахия, Добруджа, северо-восточная часть придунайской Болгарии и Румелия. Ближайшим районом операций для русской армии являлась Валахия.

Война 1828 года началась при благоприятных для России стратегических условиях. Уничтожение союзным русско-французско-английским флотом турецкого флота при Наварине создавало полное господство России на Черном море. Удобство морских сообщений обусловливало выбор операционной линии по западному побережью Черного моря. План войны с Турцией был разработан начальником Главного штаба Дибичем. Конечным объектом действий для русской армии намечен был Константинополь.

Турки, при тяжком внутреннем состоянии их страны, при недостаточной армии, при крайних финансовых затруднениях, не могли мечтать о наступательных действиях. Опасаясь возможного десанта под стенами Константинополя, они главную массу вооруженных сил держали первоначально к югу от Балкан. План турок заключался в последовательной обороне двух линий: 1-й — Дуная с его многочисленными крепостями; 2-й — Балкан, с крепостями Шумлой и Варной. Предположено было, что армия, отступая под натиском русских на юг, будет обращать за собой всю страну в пустыню. Группировка турецких сил накануне войны была такова: в Константинополе — 37 тыс., в Адрианополе — 30 тыс, в Шумле и Варне — по 10 тыс. В крепостях Добруджи — 30 тыс. и в остальных областях Европейской Турции — до 35 тыс.