Оперативная пауза в центральном секторе советско-германского фронта была настолько долгой, что ее можно было назвать затянувшейся. Плацдармы на Висле были захвачены еще летом 1944 г., однако широкомасштабное наступление с них все не начиналось. К началу января 1945 г. 1-й Белорусский фронт Жукова Г.К. располагал Магнушевским (45 км по фронту и 18 км в глубину) и Пулавским (30 км по фронту и 10 км в глубину) плацдармами, 1-й Украинский фронт Конева И.С. — одним крупным Сандомирским плацдармом (70 км по фронту и 50 км в глубину).

Двум советским фронтам противостояла группа армий «А» генерал-полковника Йозефа Гарпе. Растаскивание войск на запад (для проведения наступления в Арденнах) и на защиту Венгрии привело к существенному ослаблению центрального сектора советско-германского фронта. Войскам двух советских фронтов численностью 2,2 млн. человек (с тылами и ВВС) группа армий «А» могла противопоставить только 400 тыс. человек.

Затишье на передовой на стратегически важных направлениях чаще всего сопровождается напряженной работой штабов и бурями в верхних эшелонах военной иерархии. Начало подготовке грандиозного наступления было положено кадровыми перестановками. Командующим войсками 2-го Белорусского фронта был назначен Рокоссовский К.К. Вскоре после смены командующих 28 и 25 ноября 1944 г. последовали директивы Ставки ВГК на проведение наступательной операции командующим 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов соответственно.

Противотанковые надолбы - "драконьи зубы" на укреплённой линии Варты - Одера

Противотанковые надолбы — «драконьи зубы» на укреплённой линии Варты — Одера

После официального одобрения планов началось сосредоточение войск на плацдармах. В 1-м Белорусском фронте в период с 1 по 12 января на магнушевский плацдарм были введены 61-я армия, 5-я ударная армия, 1-я и 2-я гв. танковые армии, 2-й гв. кавалерийский корпус и части усиления. В 1-м Украинском фронте на сандомирский плацдарм вводились 52-я армия, 6-я и 60-я армии, 3-я гв. танковая армия, три танковых и кавалерийский корпуса и части усиления. Если немецкое командование растаскивало войска по флангам советско-германского фронта, то советское в конце 1944 г. собирало их в центре.

Сообщив Рокоссовскому о его назначении командующим 2-м Белорусским фронтом, Сталин И.В. сказал о предстоящем наступлении: «Если не продвинетесь вы и Конев, то никуда не продвинется и Жуков». 28 ноября в адрес командования 2-го Белорусского фронта была направлена директива Ставки ВГК № 220274 на проведение операции против Восточной Пруссии. С помощью наступления 2-го и 3-го Белорусских фронтов советское командование предполагало отсечь сосредоточенные в Восточной Пруссии войска группы армий «Центр» (580 тыс. человек) от основных сил германской армии.

Командование вермахта рассматривало Вислу как последний и наиболее выгодный естественный рубеж для организации обороны. Ведь через Польшу самый краткий путь к германской столице. Противник подготовил 7 оборонительных рубежей глубиной 300-500 км, совершенствовал Померанский вал и Мезеритцкий укрепленный район, сооруженные еще до войны. Было использовано все: старые замки, рыцарские цитадели, противотанковые каменные надолбы. К длительной обороне готовились также города Варшава, Радом, Лодзь, Краков, Познань и другие.

Войска четырех фронтов были готовы к наступлению уже к 8-10 января 1945 г., но из-за погодных условий и густых туманов оно было отложено. Одним из распространенных заблуждений относительно Висло-Одерской операции является привязка ее начала к неким «просьбам» союзников. Якобы она была начата на несколько дней раньше в связи с тяжелым положением англо-американских войск в Арденнах. Однако к концу декабря 1944 г. кризис миновал, и 3 января 1945 г. началось общее наступление союзников с севера и с юга в общем направлении на Уффализ.

Томительное ожидание советского наступления пронизывало немецкие войска от верховного командования до солдат и младших командиров включительно. Данные воздушной разведки, шум моторов, интенсификация разведывательной деятельности советских войск — все это свидетельствовало о скором начале крупной наступательной операции. Несмотря на все более частые сбои немецкой военной машины, разведкой было, в частности, вскрыто сосредоточение 5-й ударной армии на магнушевском плацдарме. Разведпоиски заставили обороняющихся усилить боевое охранение на передовых позициях. Также не обошлось без перебежчиков, сообщивших противнику о времени перехода в наступление. Трудно сказать, что двигало этими людьми, добровольно пересекавшими линию фронта и сдававшимся немцам в январе 1945 г., но они были.

Объективно оценивая плацдармы как стартовые позиции для советского наступления, немецкое командование окружило их плотно построенными войсками. Если в среднем во всей полосе обороны группы армий «А» пехотная дивизия оборонялась на фронте 15 км, то по периметру плацдармов плотность возрастала до одной пехотной дивизии на 5-10 км фронта. В течение нескольких месяцев вокруг плацдармов была построена развитая система обороны. Ее первая полоса состояла из трех четырех позиций, оборудованных большим количеством пулеметных площадок, наблюдательных пунктов, блиндажей и убежищ. Вторая полоса обороны находилась в 12-15 км от переднего края главной полосы и состояла из двух трех линий сплошных траншей и опорных пунктов.

Руководство всех четырех изготовившихся к рывку в глубину Польши и Германии советских фронтов было намерено взламывать возводившуюся противником в течение нескольких месяцев оборону мощным артиллерийским ударом. Плотность артиллерии на участках прорыва 1-го Белорусского фронта на магнушевском и пулавском плацдармах составляла 300-310 орудий на километр. На участке прорыва 1-го Украинского фронта плотность артиллерии составляла 230-250 орудий на километр. Увеличение плотности артиллерии позволяло не только эффективнее подавлять и уничтожать оборону на переднем крае, но и поражать построение войск противника на значительную глубину.

Началась Висло-Одерская операция… (12 января — 3 февраля 1945 года). К концу дня 12 января войска 1-го Украинского фронта преодолели первую полосу обороны и вышли ко второй полосе. Войскам Конева И.С. удалось вклиниться в построение противника на глубину 15-20 км на фронте 35 км. В течение ночи на 13 января наступающие вели бои за вторую полосу обороны. Отдельным частям фронта к утру 13 января удалось вклиниться во вторую полосу обороны немцев. Так, передовой отряд 6-го гв. танкового корпуса под командованием  Якубовского И.И. к 8 часам утра вышел к р. Нида, а к 10 часам — захватил плацдарм на ее западном берегу.

На второй день сражения немцами был спланирован контрудар по флангам по сходящимся направлениям. Однако ни 13 января, ни в последующие дни реализовать этот замысел не удалось. Он изначально был утопией, т.к. южная «клешня» контрудара (17-я немецкая танковая дивизия) оказалась посреди бурного потока наступающих с сандомирского плацдарма советских войск. Днем 13 января основные танковые бои разгорелись в районе Хмельника. Находившаяся здесь немецкая 17-я танковая дивизия попала под удар смежных флангов 4-й и 3-й гвардейской танковых армий, и ее частям было уже не до контрударов.

Переход к обороне стал для 17-й немецкой танковой дивизии роковым. Столкнувшись с резервом противника, командующий 4-й танковой армией Лелюшенко Д.Д. решил совершить двусторонний охват частей 17-й танковой дивизии и во взаимодействии с 6-м гвардейским танковым корпусом 3-й гвардейской танковой армии нанести одновременно удары по обоим ее флангам. С фронта предполагалось сковать противника двумя бригадами. Осуществив охватывающий маневр, части 10-го танкового и 6-го механизированного корпусов нанесли фланговые удары по 17-й танковой дивизии противника, которая после ожесточенного боя к исходу 13 января была окружена. В дальнейшем дивизия, потеряв почти все танки, пробивалась на север на соединение с основными силами XXIV танкового корпуса.

Главные же силы 4-й танковой армии 14 января нанесли удар по левому флангу 16-й танковой дивизии и отсекли ее от Кельце и 20-й танко-гренадерской дивизии. К исходу дня совместными действиями 52-й и 3-й гв. танковой армии Хмельник был взят. Остатки 17-й танковой дивизии стали пробиваться на север на соединение с 16-й танковой дивизией. Воспользовавшись отходом противника из своей полосы обороны, части 3-й гв. танковой армии ночным маршем вышли основными силами на р. Нида. Перед фронтом 5-й гв. армии крупных оперативных резервов немцев не было. Поэтому войска армии при поддержке частей 31-го и 4-го гв. танковых корпусов за 13 января продвинулись на 18-22 км и к вечеру форсировали р. Нида. Оборона немцев перед сандомирским плацдармом была взломана на всю глубину, и войска 1-го Украинского фронта перешли к преследованию противника…

Тактический прием немцев с оставлением первой траншеи также сработал против войск 3-го Белорусского фронта Черняховского И.Д. 13 января в 11.00 после артиллерийской подготовки продолжительностью 1 час 40 минут 39-я, 5-я и 28-я армии перешли в наступление. Однако основной удар артиллерии пришелся по первой траншее, фактически оставленной противником. Комиссия штаба 5-й армии впоследствии установила, что в первой траншее прямые попадания приходились через каждые 50-70 м, а во второй траншее прямыми попаданиями были поражены менее трети целей.

В результате первого дня наступления 39-я и 5-я армии продвинулись всего на 2-3 км, и только 28-я армия — на 7 км. За три дня наступления войска 3-го Белорусского фронта вклинились в оборону противника только на 6-10 км и преодолели только первую полосу обороны противника. Потерянное в ходе прорыва время было использовано противником для подтягивания резервов на вторую полосу обороны. Столь же драматично развивалось наступление 2-го Белорусского фронта Рокоссовского К.К. Войска 3, 48 и 2-й ударных армий, наступавшие с рожанского плацдарма, продвинулись на глубину от 3 до 6 км. 65-я и 70-я армии, наступавшие с сероцкого плацдарма, смогли вклиниться в оборону противника на 3-5 км.

Ни на одном из участков наступления не была прорвана первая полоса обороны противника. Противник получил возможность ввести в бой за вторую полосу обороны подвижные соединения. Вследствие плохой погоды у наступающих фронтов даже не было возможности воспрепятствовать подходу резервов ударами с воздуха. Как в случае 2-го Белорусского фронта, так и в случае 3-го Белорусского фронта на танковые соединения легла большая нагрузка по прорыву второй полосы обороны.

В разгар боев за «вскрытие» сандомирского плацдарма и в Восточной Пруссии в наступление перешел 1-й Белорусский фронт Жукова Г.К. Главный удар наносился с магнушевского плацдарма или. В глубине советского плацдарма находился город Магнушев, а на северном фасе плацдарма на немецкой стороне находился город Варка. Операция началась 14 января в 8.30 мощным 25-минутным огневым налетом по первой полосе обороны противника. Уже в первой половине дня 14 января наносившим главный удар 26-м гв. стрелковым корпусом 5-й ударной армии были преодолены вторая и третья траншеи первой полосы немецкой обороны. К исходу первого дня наступления части корпуса вышли ко второй полосе обороны за рекой Пилица.

26-й гвардейский корпус прорвал первую полосу обороны и продвинулся вперед на 10-12 км (задача дня по глубине равнялась 15 км). Хуже развивались события в полосе соседнего 32-го стрелкового корпуса, где наступающие советские войска преодолели только первую и вторую траншею. Также не была выполнена задача дня в полосе соседней 8-й гв. армии, части которой в первый день не смогли преодолеть первую полосу обороны. Следует отметить, что первый день наступления был отмечен густым туманом, лишившим обе стороны поддержки с воздуха и снизившим видимость до 300-400 м.

Наступление 69-й и 33-й армий 1-го Белорусского фронта с пулавского плацдарма также началось 14 января в 8.30 с 25-минутного огневого налета артиллерии. С учетом немецкой тактики ухода из первой траншеи с наибольшей плотностью огонь велся по второй и третьей траншеям первой позиции противника. В 8.55 в атаку поднялись передовые батальоны. Их сопровождал огневой вал артиллерии. К 10.00 передовые батальоны преодолели первую линию траншей. В 10.00 после 15-минутного огневого налета по артиллерийским позициям, третьей и четвертой траншеям обороны противника в наступление перешли главные силы 33-й и 69-й армий. Уже к 13.00-14.00 войска двух армий завершили прорыв первой полосы обороны противника.

В 14.00 для прорыва второй полосы обороны были введены в сражение 11-й и 9-й танковые корпуса в полосе 69-й и 33-й армий соответственно. В течение первого дня наступления 69-я армия продвинулась на глубину 20 км, расширив прорыв до 30 км. 33-я армия продвинулась на 7-15 км. За ночь армии подтянули артиллерию и 15 января в 9.00 перешли в наступление на вторую полосу обороны противника. К 14.00 вторая полоса была прорвана и армии перешли к преследованию противника на радомском направлении. Успеху 69-й и 33-й армий благоприятствовало наступление 1-го Украинского фронта в тыл радомской группировке противника — его резервы были скованы в сражении у Кельце.

На второй день операции 5-я ударная армия оставалась лидером наступления с магнушевского плацдарма. К утру 15 января дивизионная и приданная артиллерия 26-то гв. стрелкового корпуса заняла новые районы, и в 8.20 последовал 10-минутный огневой налет по позициям противника на второй полосе обороны. Решительной атакой частей корпуса вторая полоса обороны противника была прорвана. Вслед за наступающими частями 5-й ударной армии к Пилице вышли передовые отряды 12-го и 9-го гвардейских танковых корпусов 2-й гвардейской танковой армии.

Несколько менее гладко проходил день 15 января в полосе 8-й гвардейской армии. Она после 40-минутной артиллерийской подготовки утром 15 января перешла в наступление. В отличие от Конева И.С. Жуков Г.К. не спешил с вводом в сражение танковой армии до прорыва тактической обороны противника.

Главные силы 1-й гв. танковой армии начали выдвижение в 13.05 и к 16.00 обогнали пехоту. Состоялся ввод в прорыв. К исходу дня 15 января части танковой армии Катукова М.Е. продвинулись на 25 км. В итоге двух дней наступления ударные группировки 1-го Белорусского фронта прорвали обе полосы обороны противника. Прорыв советских войск в глубину достигал: в районе магнушевского плацдарма — 30 км, пулавского плацдарма — 50 км. Закрыть образовавшиеся бреши немецкому командованию не удалось. К исходу 15 января участки прорыва на плацдармах были объединены.

Темпы продвижения войск 1-го Белорусского фронта непрерывно нарастали. Если в первый день войска 5-й ударной армии продвинулись на 11 км, то во второй день — на 14 км, в третий день — на 30 км, а на четвертый день продвижение вперед достигало 35 км. Расширение плацдарма приняло взрывной характер. 2-я танковая армия начала наступление в тыл оборонявшему Варшаву XLVI танковому корпусу. Под угрозой окружения начался отвод немецких войск из района польской столицы. 17 января наступлением 47-й и 1-й Польской армий Варшава была взята. Танковые армии продвигались так быстро, что иногда неожиданно врывались на аэродромы, где немцы готовили самолеты к вылету. Так, 19 января 66-я гв. танковая бригада 12-го гв. танкового корпуса вышла в район Любень, где на аэродроме было захвачено 62 немецких самолета.

Стрелковые корпуса армий Жукова начали сворачиваться в походные порядки и перешли к преследованию противника. Впереди походных колонн двигались передовые отряды. Быстрому продвижению советских войск благоприятствовала морозная погода, сковавшая грязь на дорогах и позволявшая обходить узлы сопротивления. Среднесуточный темп продвижения механизированных соединений 1-го Белорусского фронта составлял 45 км в сутки, а в отдельные дни достигал 70 км в сутки. Общевойсковые соединения продвигались со средним темпом 30 км, а в отдельные дни – 40-45 км.

19 января, в 23 часа, согласно приказу Верховного главнокомандующего, в Москва в честь войск 1-го Белорусского фронта, овладевшим городами Лодзь, Кутно, Томашув, Гостынин и Ленчица, двадцатью четырьмя артиллерийскими залпами из трехсот двадцати четырех орудий был произведён праздничный салют…

продолжение

По материалам книги И.Б. Мощанский, А.В. Исаев «Триумфы и трагедии Великой войны», М., «Вече», 2010. с. 503 — 515.