Практика удержания стратегически важных пунктов в условиях окружения или даже во временном окружении имела место в германской армии еще в период «блицкригов». Однако целостная концепция «крепостей» в вермахте оформилась весной 1944 г., когда Гитлером были даны формализованные указания по обороне «укрепленных мест» (Fester Platz). Тогда эта практика не получила поддержки в войсках.

Когда угроза вторжения Красной армии на территорию Третьего рейха стала реальностью, «крепости» получили второе рождение. Одной из таких «крепостей» стала Познань — важный узел дорог на пути из Варшавы в Берлин. План обороны Познани был подготовлен ещё в 1944 г. На расстоянии 8-10 км от окраин Познани был выкопан не сплошной противотанковый ров, наибольшую протяженность имевший на северо-восточной и восточной стороне.

На расстоянии 3-5 км от города проходил второй, уже сплошной противотанковый ров глубиной от 2,5 до 4 м и шириной 4-6 м, на отдельных участках 13 м. Кроме противотанковых рвов, была создана система полевой фортификации: ячейки, траншеи, оборудованные огневые позиции для артиллерии, пулеметные площадки. На отдельных направлениях имелись проволочные заграждения. На третьем рубеже Познань была опоясана 18 фортами с номерами от 1, 1а до IX, IХа, построенными в последней четверти XIX века…

Крепостной ров цитадели

Крепостной ров цитадели

В процессе подготовки Познани к обороне в качестве «крепости» форты возвращали к жизни и даже несколько модернизировали. На насыпях фортов сооружались бронированные или железобетонные колпаки, бетонированные огневые точки с круговым обстрелом. Эта модернизация фортов не была закончена к началу штурма, но в среднем они получили по 2-4 бронированных колпака. Также в рамках оборудования «крепости» готовились к обороне жилые и промышленные здания города с закладыванием кирпичом оконных проемов нижних этажей.

Комендантом «крепости Познань» был генерал Маттерн. Советские войска вышли к Познани вскоре после начала Висло-Одерской операции. Во второй половине дня 22 января 1945 г. передовой отряд 8-го гв. механизированного корпуса 1-й гв. танковой армии вышел к окраине города. Командующий 1-й гв. ТА генерал Катуков М.Е. позднее писал: «Познань была типичной танковой «душегубкой». На ее узких, хорошо подготовленных к обороне улицах немцы выбили бы у нас все машины» (Катуков М.Е. «На острие главного удара», М.: Воениздат, 1974, с. 358).

Полковник Эрнст Гонелл, комендант Познани, назначенный Гиммлером

Полковник Эрнст Гонелл, комендант Познани, назначенный Гиммлером

Однако согласно отчетным документам 8-го гв. механизированного корпуса попытка взять «душегубку» кавалерийским наскоком все же имела место. В докладе штаба корпуса прямо указывается: «Лобовая атака, с хода, частей корпуса на Познань успеха не имела, т.к. в Познани находился сильный гарнизон с большим количеством артиллерии, имелись танки и САУ». Несмотря на неуспех первой попытки штурма, Катуков упорствовал. Он приказал переправиться через Варту, взять город в «клеши» и овладеть им ударами с севера и юга. Переправившись через Варту по льду, мотострелки мехкорпуса атаковали город, но безуспешно. Мост для танков был построен только к вечеру 24 января…

Командующим фронтом Жуковым Г.К. ставилась задача овладеть городом уже на следующий день, 25 января. Наступление, начатое утром 25 января, поначалу развивалось успешно. Немецкий противотанковый ров, выкопанный в песчаном грунте, под огнем артиллерии наступающих во многих местах осыпался и не представлял уже сколь-нибудь серьезного препятствия. Однако далее советские пехотинцы были встречены огнем из фортов внешнего обвода крепости, тщательно замаскированных и практически не наблюдаемых. Пересидев короткую артподготовку в казематах форта, обороняющиеся за считаные минуты занимали позиции и встречали атакующих огнем. В итоге первый натиск на Познань успеха не имел и привел к чувствительным потерям как в рядах штурмующих, так и среди расчетов орудий прямой наводки.

Форт "Радзивилл"

Форт «Радзивилл»

Тем временем 8-й гв. мехкорпус 1-й гв. ТА, перехватив дороги западнее Познани, получил приказ двигаться дальше на запад. Оставшиеся один на один с гарнизоном «крепости» соединения 8-й гв. армии находились не в блестящем состоянии. Неудача фронтальной атаки заставила командующего армией генерал-полковника Чуйкова В.И. на ходу менять план операции по овладению городом. Против участка «Восток» была оставлена на широком фронте 82-я гв. сд, а 27-я и 74-я гв. сд получили задачу форсировать р. Варту южнее Познани и выйти на южную окраину города. Одновременно Познань обходил с севера 28-й гв. стрелковый корпус. К исходу дня 26 января «крепость» была окружена по внешнему периметру линии фортов. Численность окруженных в Познани частей составляла 15-20 тыс. человек.

Последовавший за окружением штурм Познани можно условно разделить на четыре этапа:
— обход и штурм юго-западной части города;
— штурм северных и восточных окраин;
— штурм центра города;
— штурм цитадели крепости.

Обходной маневр, задуманный Чуйковым В.И. после неудачи фронтальной атаки, прошел вполне успешно. Форсировав Варту, 27-я и 74-я гв. стрелковые дивизии развернулись на север и атаковали форты VIIIa, IX и IXа внешнего обвода. Трудно сказать, чего было больше в этом маневре, расчета или интуиции, но южные и юго-западные форты обороняли части Люфтваффе и батальон фольксштурма.

Амбразуры одного из казематов цитадели крепости

Амбразуры одного из казематов цитадели крепости

Накопленный боевой опыт и профессионализм советских войск позволили с ними справиться обычными средствами, даже без орудий большой мощности. Однако бои за Познань затягивались, они сковывали фактически семь советских дивизий. Познань являлась крупным железнодорожным узлом, лежащим на пути от Варшавы к Берлину, и ее удержание мешало нормальному снабжению войск 1-го Белорусского фронта. Чуйков предъявил обороняющимся жёсткий ультиматум, но ответа на него не получил. Тем не менее в целом в этот период наступление гвардейцев Чуйкова на Познань проходило достаточно успешно. Две дивизии 29-го гв. ск 28 января были усилены временно переданной из 69-й армии 312-й сд, усиленной артиллерией.

Форт VIIIa и станция Лацирус были 27 января очищены 27-й гв. сд, но противник вновь занял эти пункты. После повторного окружения и блокирования форта его гарнизон капитулировал т.к. занявшие укрепления солдаты и офицеры совершенно не имели боеприпасов и продовольствия. После преодоления обороны внешней линии фортов юго-западная и западная части Познани площадью около 20 кв. км относительно легко и быстро были очищены советскими войсками от фашистов.

Прорыв советских войск вглубь обороны «крепости» привел к окружению западной части фортов внешнего обвода. К этому моменту относится первая попытка прорыва из Познани. В ночь с 30 на 31 января 1945 г. около 1200-1500 человек из состава гарнизона фортов западной части обвода — VIa, VII и VIII — к тому моменту полностью окруженных, получили приказ на прорыв. Мелкими группами они попытались достичь немецкого фронта далеко на западе. Это была отчаянная попытка спастись. По советским данным часть блокированных в западной части крепости подразделений пробивалась на соединение с главными силами гарнизона, на участки «Север» и «Восток».

К 1 февраля советские части пробились к центру города. В эти дни командующим ГА «Висла» стал Г. Гиммлер. 1 февраля 1945 г. он назначил нового коменданта Познани — полковника Гонелла, начальника познанского пехотного училища. Можно по-разному оценивать способности Гиммлера как военачальника, но его кадровое решение в отношении коменданта Познани, безусловно, изменило судьбу и самой «крепости», и ее гарнизона.

В первые дни штурма Познани советские войска штурмовали или блокировали сравнительно современные форты внешнего обвода, появившиеся уже в век нарезной артиллерии. Перенос боевых действий в центр города привел советские штурмовые группы к более дряхлым, но еще достаточно прочным укреплениям. С юга и запада старый город прикрывали старинные валы с бастионами, которые были сооружены на ранних этапах строительства крепости. На этом рубеже советское наступление было на какое-то время приостановлено…

Сложность наступления в центральной части города обуславливалась наличием большого количества крупных многоэтажных зданий — более 1/3 всех военных и промышленных объектов находились именно в центре. Здания в центре в преобладающем своем большинстве кирпичные, старой кладки или из камня (гранита) с толщинами стен до метра и выше. Все здания имели подвальные помещения, которые были связаны между собой под землей. В центре также отсутствовали прямые широкие улицы. Вся старая часть города имела массу переулков, отделяющих один объект от другого. Взявший в свои руки управление гарнизоном Гонелл сумел восстановить целостность обороны города после потери его юго-западной части за счет перегруппировки сил между участками. Основным средством боя в городе для немцев стало стрелковое оружие и фаустпатроны, которыми гарнизон располагал в избытке. Снабжение гарнизона Познани боеприпасами осуществлялось самолётами.

С успешным завершением атак фортов западной части обвода крепости, 312-я сд выводится из боя и перебрасывается для наступления на участок «восток». 82-я гв. сд, напротив, была перегруппирована 31 января — 1 февраля в северную часть города. Руководить наступлением группировки из двух дивизий на цитадель с севера был назначен командир 82-й гв. сд Хетагуров Г.И., опытный штабист, бывший начальник штаба 1-й гв. армии.

Своеобразие наступления на этом направлении заключалось в прорыве в промежутке между фортами внешнего обвода с последующим их блокированием. Окруженные форты вели бой в изоляции в течение нескольких дней. Северные окраины города представляли собой негусто застроенные кварталы с 1-2-этажны-ми зданиями. Вместе с тем большое насыщение этих построек живой силой и огневыми средствами вынудило вести наступление методом последовательного разрушения зданий или же поджигать дома огнеметами. Успехи в боях на севере города позволили Чуйкову В.И. высвободить 39-ю гв. сд и направить ее на запад на одерские плацдармы. Количество скованных штурмом Познани дивизий уменьшилось, хотя как ж.д. узел она по-прежнему была недоступна.

5 февраля был захвачен позненский аэродром в городском районе Виняры, недалеко от цитадели, что прервало нормальную работу «воздушного моста». До этого момента по воздуху в «крепость» было доставлено 110 тонн грузов и эвакуировано 277 раненых. С 8 февраля (6 и 7-го числа была плохая погода) Люфтваффе перешло на сброс предметов снабжения для гарнизона «крепости» в парашютных контейнерах.

Переломным моментом в штурме крепости стало 9-10 февраля, когда произошла смена типов артиллерии штурмующих. В город прибыли 184-я и 122-я гаубичные артбригады большой мощности (203-мм гаубицы Б-4) и 34-й отдельный артиллерийский дивизион особой мощности (6 280-мм мортир Бр-5). До этого орудий калибром 280 мм в составе штурмующих войск не было. Тяжелые орудия были доставлены в крепость не без труда по разрушенным железным дорогам, с помощью польского подвижного состава. Появление 203-мм орудий позволило начать штурм окруженных фортов внешнего обвода.

Наибольшие трудности возникли с овладением фортом Va «Бонин». Он был опоясан рвом шириной 8 метров и глубиной 6 метров. Въезд в форт возможен только с его тыльной стороны по аппарели. Первая попытка штурма «Бонина» последовала 11 февраля. Под прикрытием темноты 203-мм орудия были поставлены в 400 м от форта. Штурмовые группы после 10-минутной артподготовки атаковали форт с двух сторон. Однако противник, укрывшись в убежищах от огня артиллерии, подпускал атакующих вплотную ко рву и встречал шквальным огнем из всех бойниц форта и из пулеметных гнезд на поверхности форта. В течение всего дня советским пехотинцам не удавалось проникнуть в ворота форта и его двор.

С утра 12 февраля была проведена мощная артподготовка с привлечением большего количества артиллерии. Традиционно огонь преследовал задачу загнать защитников форта в нижние помещения. Минометы сначала вели огонь обычными минами, а затем дымовыми и тем самым задымили форт. Под прикрытием дымовой завесы штурмовая группа вслед за двумя танками ворвалась в ворота форта и овладела сооружением, прикрывающим вход в ворота. Однако обороняющиеся вновь вышли из укрытий и обрушили на танки и подтянутые к форту 76-мм орудия ураган огня. Понеся потери, штурмовая группа была вынуждена залечь. Град выстрелов фаустпатронов не позволял подтягивать орудия для стрельбы по стене форта.

Третий штурм «Бонина» состоялся через день, 14 февраля. На этот раз штурм осуществлялся с двумя группами: с тыла в направлении центрального входа и на северно-западный угол форта. Тяжелые орудия также разделили на две группы. По верхней насыпи форта вели огонь минометы, дивизионная артиллерия, одно 152-мм орудие и одна 203-мм гаубица. Под прикрытием этого огня еще одна 152-мм пушка-гаубица, одна 203-мм гаубица были подтянуты вплотную (на 50 м) ко рву форта. Выдвижение прикрывалось огнем орудий прямой наводки. Быстро развернувшись, 152-мм и 203-мм орудия сделали по 5 выстрелов в центральный вход форта. После этого началась атака штурмовой группы, в ворота форта ворвался танк, а за ним пехотинцы и саперы.

Вторая штурмовая группа, атаковавшая северо-западный угол форта, действовала по-другому. Для подавления огня из кофра, фланкировавшего северный и западный фасы рва, в ров была спущена и подорвана бочка с взрывчаткой весом в 220 кг. Гарнизон кофра был выведен из строя. Это дало возможность штурмующим спуститься в ров и овладеть кофром. Прорыв с двух направлений позволил взобраться на главный вал форта. Далее форт был традиционно подожжен через вентиляцию. Остатки гарнизона капитулировали, по советским данным в плен сдались 70 солдат и офицеров. Немалую роль в успехе последнего штурма сыграло уничтожение тяжелыми орудиями сооружений на насыпи форта. Всего по «Бонину» был выпущен 151 203-мм бетонобойный снаряд

Соседний форт V, несмотря на большие размеры, был взят и подожжен небольшой группой саперов и разведротой 82-й гв. сд, которые в ночь на 15 февраля скрытно проникли на крышу форта с взрывчаткой и горючими материалами, залили в вентиляционные трубы огнесмесь и зажгли форт изнутри. Подрывными зарядами были взорваны бронеколпаки. Выскочивший во двор форта гарнизон почти полностью был уничтожен гранатами и трофейными фаустпатронами. Форт V ещё долго горел, и в нем рвались боеприпасы. Гарнизоны остальных фортов в северной части Познани капитулировали, и их штурм не проводился.

Ликвидация сопротивления противника на участке «Восток» была целиком поручена 91-му стрелковому корпусу. Отличительной особенностью его действий стали концентрированные удары по отдельным участкам обороны противника с целью ее прорыва по внешнему обводу с последующим окружением и уничтожением узлов сопротивления. Прорвавшись в промежутках между фортами, советские части окружили и блокировали их. Далее шло последовательное уничтожение опорных пунктов в домах пригородов Познани.  Так, форт «Раух» (постройки 1864 г.), прикрывавший подходы к переправе через Варту, был просто расстрелян батарей 203-мм гаубиц. Заняв позицию в 450 м от бастиона, батарея выпустила 42 снаряда, в результате фронтальная стена получила значительные разрушения, внутри рвались боеприпасы, форт горел. Советские пехотинцы овладели им, не встречая сопротивления. 17 февраля части 91-го ск полностью вышли на восточный берег р. Варта.

Наиболее тяжелые и напряженные бои развернулись на пространстве 4 кв. км центра города. Приемы штурма были разнообразными. Одним из распространенных был обвал фасада. Обстрелом промежутков между окнами фасад штурмуемого здания обваливался, обломками перекрывая обстрел из подвальных помещений. Новинкой, впервые примененной именно в боях за Познань, стал пуск крупнокалиберных реактивных снарядов М-31 из рам по фасадам зданий. Таким способом было выпущено 38 снарядов М-31, в результате чего разрушено 11 каменных зданий, в том числе три пятиэтажных. Еще одним способом штурма являлся поджог зданий…

К 17 февраля советские части практически полностью очистили город Познань от противника, оттеснив остатки гарнизона в цитадель крепости, так называемый форт «Виняри». Штурм цитадели был возложен на 29 гв. ск, усиленный 2-й штурмовой инженерно-саперной бригадой. В 11.00 18 февраля артиллерия обрушила огонь на цитадель и подступы к ней. Поднявшиеся пыль и дым от разрывов множества снаряда уже через 5 мин. мешали наблюдению за результатами стрельбы. В связи с этим пришлось делать перерывы на наблюдение за целями, что удлинило подготовку атаки на 1 час. Наконец в 14.50 был дан залп «катюш», и артиллерия перенесла огонь на северную и восточную части крепостного вала.

Но не прошло и 5 минут, как противник открыл ураганный огонь с крепостного вала из пулеметов и фаустпатронов. Основная масса штурмующих была вынуждена залечь. Только небольшим группам пехоты удалось на участке 82-й гв. сд прорваться ко рву, форсировать его и овладеть валом у редута №2. Таким образом, 3-часовой период разрушения не дал ожидаемых результатов. Пехота не успела подойти ко рву раньше, чем немцы поднялись из глубоких казематов на свои позиции. Стрелки 82-й гв. сд были контратакованы и сбиты с вала. По существу, начало штурма можно охарактеризовать как не слишком успешное.

Однако гарнизон оборонялся уже с отчаянием обреченных. Дальнейшая борьба за цитадель велась вокруг пробитых 203-мм орудиями брешей в стенах Редута №2 и «Кернверка». Попытка подавить амбразуры казематов огнеметанием из танковых и ранцевых огнеметов успеха не имела, ввиду большого расстояния огнеметания. Для прикрытия от обстрела из амбразур в ров крепости сбрасывали бревна, доски. По опыту штурма форта Va в ров были сброшены бочки с взрывчаткой, подавившие огонь из Редута №1. В итоге в ночь на 19 февраля был построен мост для пехоты через ров. Однако утром немцы контратаковали и, несмотря на потери, разрушили мост. Тем не менее, к 20 февраля советским штурмовым группам удалось преодолеть ров и закрепиться.

Продвижение внутрь крепости приостановилось, т.к. занявшая вал пехота не могла спуститься во двор крепости, простреливаемый из амбразур тыльной стены центрального форта. На участке 74-й гв. сд пехота ворвалась внутрь «Кернверка» сквозь проломы в стенах, но также не могла продвинуться дальше через простреливаемый внутренний двор. Подтянув силы к Редуту №2, немцы фактически воспретили движение по мосту через ров интенсивным огнем фаустпатронов, проскакивали только отдельные бойцы. Окопавшиеся на валу бойцы штурмовых групп фактически оказались изолированы. Повторяющиеся контратаки угрожали сбросить их в ров.

Требовалось перебросить через ров артиллерию. Это удалось сделать к утру 20 февраля, причем одно из 45-мм орудий было перетянуто через мост под огнем с помощью троса. Командование группой орудий было поручено командиру 86-го гв. противотанкового дивизиона 82-й гв. сд гв. майору Петру Репину, ветерану Сталинграда. С получением артиллерии штурмующие получили возможность расстрелять выходящие во двор амбразуры Редута №2. Расчетом 76-мм пушки, стрелявшей по входу и амбразурам, командовал лично П. Репин. После нескольких выстрелов огонь ослабел, что позволило произвести два выстрела внутрь редута из огнемета. Сразу же последовал большой силы взрыв боеприпасов внутри редута. Он горел еще в течение 36 часов.

Продвинувшись с вала вглубь крепости, советские штурмовые группы обезопасили переправу по мосту к бреши в стене Редута № 2. В ночь с 20 на 21 февраля в крепость переправили 22 76-мм полковых и дивизионных пушки, 8 45-мм пушек. Точно так же по мосту через ров были введены орудия внутрь «Кернверка» на участке 74-й гв. сд. Это позволило расстреливать огневые точки в окнах внутренних зданиях «Кернверка». Два дня, 21 и 22 февраля, шли бои внутри крепости.

Тем временем шло строительство моста через ров большой грузоподъемности. С помощью 2 тонн взрывчатки расширили брешь в стене, подрывом менее мощных зарядов образовали аппарель для подъезда ко рву. К 2.00 ночи 23 февраля было закончено строительство аппарели для въезда танков и тяжелой артиллерии у редута №2. Ночью в крепость были введены огнеметные танки и шесть 203-мм орудий. Гарнизон форта был окончательно деморализован. 203-мм гаубицами даже не пришлось вести огонь. Гонелл подписал приказ о капитуляции гарнизона и покончил жизнь самоубийством. Генерал Матерн сдался в плен. Почти месяц борьбы за «крепость» пришел к своему логическому завершению.

Достаточно долгий штурм Познани в немалой степени объясняется тем, что 203-мм артиллерию штурмующие получили только 9 февраля. После этого крепость не продержалась и двух недель. Артиллерия стала основным средством достижения успеха в боях. Всего в период с 24 января по 23 февраля 1945 г. штурмовавшие Познань войска Красной армии израсходовали 315 682 выстрела снарядов и мин всех калибров. Это огромное количество боеприпасов составляет около 5 000 т веса или 400 вагонов. Также было израсходовано 3 230 реактивных снарядов М-31. Цифры расхода патронов пехотинцами также впечатляют: 6 млн. винтовочных патронов и 5 млн. автоматных патронов, 130 тыс. ручных гранат всех типов, а также 7 тыс. трофейных фаустпатронов. Безвозвратные потери частей и соединений Красной армии в боях за Познань составили 4 887 человек.

По существу, штурм Познани стал «генеральной репетицией» штурма Берлина. Советские войска получили опыт и выработали приемы штурма жилых и промышленных зданий.

По материалам книги А. Исаев «Дорога на Берлин. От победы к победе», М.: «Яуза-Пресс», 2015, с. 271-300.