Со вступлением на Петровский престол Елизаветы Петровны Миних, стоявший 10 лет безраздельно во главе армии, должен был уступить свое место другому; сначала на его место выдвигается Ласси. В середине 50-х годов при Дворе возвышаются Шуваловы, среди которых особенное значение вскоре возымел граф Петр Иванович Шувалов, весьма умный, образованный и способный человек.

По его инициативе в 1754 г. была образована Воинская комиссия «для рассуждения по делам, касающимся до Военной коллегии, а также о всех нерегулярных войсках».

Результатами ее деятельности в 1754 г. было:

В пехоте сформирование гренадерских полков, причем главным мотивом такого возрождения отдельных гренадерских полков послужило то, что в иностранных армиях их не было; затем был сформирован так называемый Обсервационный корпус в составе 1 грен., и 5 мушк. полков. Наконец, для увеличения армии все пехотные полки из 2-батальонных были переформированы в 3-батальонные, причем в каждом полку было 12 мушкетерских и 2 гренадерские роты. Исключением являлись полки Обсервационного корпуса, которые были 4-батальонные, в составе 12 мушкетерских и 4 гренадерских рот. Впрочем, нужно заметить, что в поход все полки выступали в 2-батальонном составе.

Мушкетер Пехотного полка в летней парадной форме, 1756-1762 гг.

Мушкетер Пехотного полка в летней парадной форме, 1756-1762 гг.

В коннице было несколько уменьшено число полков. Это было сделано для того, чтобы полученную таким образом экономию употребить на оставшиеся полки и тем улучшить их содержание. Наряду с этим, в драгунских полках вновь появились гренадерские роты. Образование в драгунских полках гренадерских рот преследовало цель усилить оборонительные и наступательные средства этих полков при действии их в спешенном строю. Но организацию конницы не успели провести до Семилетней войны, а потому конница в поход вступила расстроенной.

Количество полковой артиллерии было уменьшено таким образом, что на каждый батальон пехоты и на каждый полк конницы приходилось теперь по одной пушке. Боевые действия в Семилетнюю войну показали, что такого количества артиллерии недостаточно. Ввиду этого, а также вследствие непригодности Обсервационного корпуса он был обращен в отдельный бомбардирский корпус, в состав которого было назначено 46 гаубиц, составивших 19 парков по 2 — 3 орудия в каждом.

Крупной реформой в артиллерии в эту эпоху было появление новых орудий. В 1756 г. появились новые полковые орудия — гаубицы, отличавшиеся большею подвижностью, что достигалось уменьшением веса и принятием разборного лафета. В 1757 г. было введено новое орудие в полевой артиллерии — единорог, трех видов: 2-пудовый, пудовый и 0,5-пудовый (вдвое легче пушек; стреляли более метко и разрывным снарядом).

Артиллерия, входившая в состав армии, делилась на бригады (примерно по 20 орудий в каждой); бригады, приданные дивизиям и корпусам, — на батареи. Все же, однако, указанные бригады и батареи еще не представляли собой отдельных строевых частей в нынешнем смысле этого слова. В 1757 г. была учреждена первая у нас чисто строевая инженерная часть — Инженерный полк, состоявший из 2 рот пионер, 2 рот инженеров и 2 мастеровых рот. В военное время инженерные офицеры назначались весьма часто для несения службы Генерального штаба. Это являлось следствием того, что инженеры пользовались особым покровительством графа П.И. Шувалова.

Общий состав армии к началу Семилетней войны был следующий: полевых войск — около 185 тыс. чел., гарнизонных — около 75 тыс. чел., ландмилиции — около 28 тыс. чел. и нерегулярных тех же категорий, как и в предшествующую эпоху, — около 44 тыс. чел. Организация высших тактических соединений была на прежнем основании, но дивизии приобрели еще большее значение территориальных округов; их было всего пять: Московская, Петербургская, Лифляндская, Украинская и Новгородская. В состав дивизии входили все войска, кроме расположенных в Оренбурге и Сибири.

Управление в военное время получило совершенно новое направление: в 1756 г. была образована Конференция, которая, по мысли ее создателей, должна была направлять и стратегические операции. Наши главнокомандующие признавали такое положение вещей ненормальным и все с Конференцией, в состав которой к тому же входило много лиц, не имеющих понятия о военном деле, были более, чем в натянутых отношениях, что еще более ухудшало положение дел.

Квартирмейстерская часть в эту эпоху приходит в расстройство. Причиной этого является несоответствующее выдвижение инженерных офицеров на эту службу и, во-вторых, сильное развитие адъюнктуры, которая заполнялась обыкновенно родственниками и знакомыми и приобрела несоответствующее ей влияние даже на ход военных действий.

Комплектование офицерами производилось, как и раньше, но теперь было больше офицеров из Кадетского корпуса. Вообще в царствование императрицы Елизаветы было обращено внимание на поднятие образовательного уровня офицеров. В этих видах, между прочим, совершенствуются Артиллерийская и Инженерная школы, которые соединяются в одну.

Существенных изменений в обмундировании и в вооружении в царствование императрицы Елизаветы не последовало. Следует только отметить, что боевой комплект патронов для каждого нижнего чина был увеличен до 100 штук. Довольствие в военное время изменилось с изменением условий, в которых приходилось вести военные действия, и основывалось на организованном подвозе с хорошо оборудованных баз и на эксплуатации местных средств. В связи с этим количество обозов уменьшилось.

Строевая и полевая подготовка армии

До 1755 г. единственным руководством для подготовки войск в строевой и полевой службе был Устав 1716 г. Это зависело от двух причин: 1) другого не было, и 2) этого требовало направление, которое создалось в зависимости от повеления Государыни: «Экзерциции и барабанному бою быть, как при Петре». Воинская комиссия 1754 г. создала новые уставы.

Пехотный устав 1754 г. с внешней стороны имел три главные особенности: во-первых, в нем не заключалось положений о полевой и гарнизонной службе. Последствием этого был произвол в несении этих отраслей службы, умаление их значения и упадок, что крайне тяжело отражалось на войсках в военное время. Во-вторых, одиночное обучение в Уставе не было отделено от совокупного, что влекло за собой потерю значения одиночной подготовки, а значит, и ее понижение. В-третьих, Устав 1754 г. давал массу форм и видов строя, сложные правила для их построения, массу мелочей, не поддающихся разучиванию; вообще, дух Устава противоречил высказанной в нем же истине, что «всякий тот способ (построения и стрельбы), которым неприятеля победить можно, за наилучший почитается». Причиной такого противоречия является недоверие вдохновителей и составителей Устава к тем, кто должен был его применять.

Основным строем пехоты, по Уставу, являлся строй развернутый, 4-шереножный. В ружейные приемы было введено «метание артикулов по флигельману», «прихлопывание по суме» и «пристукивание крепко» по ружью. Кроме того, ружейные приемы были крайне сложны; напр., заряжание производилось в 12 темпов, составлявшихся из 17 приемов.

В перестроение развернутого строя была введена новость — колонны:
1) ротная — для отбития атаки кавалерии, в сущности, ротные каре;
2) взводная — для походных движений;
3) батальонные колонны — для прорыва тонких линий неприятеля. Эти колонны не строились из частей, больших батальона; если же это нужно было, то батальон становился за батальоном на 12 шагов дистанции;
4) кроме того, Устав предусматривал четыре вида каре: одно — батальонное и три полковых. Такие каре разнились между собой формою. Правила построения каре были крайне сложны и мелочны. Стрельбы одиночной по-прежнему нет.

В общем, все виды строев, все правила стрельбы указывают на увлечение стрельбою и на малое уважение к штыку. Таким образом, Пехотный устав 1755 г. уклонился от идей Петра. Он является поворотным пунктом в сторону западных увлечений от наших самобытных петровских начал.

Конница 1755 г. также получила новый Устав. Говоря об этом Уставе, прежде всего нельзя не сказать, что он правильно определяет главные боевые свойства конницы: быстроту и силу удара холодным оружием; отсюда вытекали и требования Устава — обучение совершенной верховой езде и владению холодным оружием. Требования относительно верховой езды были весьма разумны: крепко сидеть и искусно управлять лошадью, а средством для этого рекомендовались полевые поездки; для обучения действию холодным оружием Устав указывал на рубку чучел. В общем, Устав конницы 1755 г. делает громадный шаг вперед по сравнению с Уставом 1733 г. и в этом отношении более отвечает идеям Петра.

Изменения в материальной части артиллерии, ее составе и организации, а что самое главное — изменения в условиях ведения боя — делали Устав артиллерии 1730 г. несоответствующим. Требовался новый, но его разработать не успели, а потому появилось как бы дополнение к старому — «Наставление для действия артиллерии в бою». Это «Наставление» было издано в 1759 г., и, таким образом, при его составлении использован опыт кампаний 1757 и 1758 гг.

Основные положения «Наставления» следующие:

а) подавляющее количество артиллерии должно назначаться в боевую часть и небольшое число орудий — в резерв;
б) дистанция для стрельбы: для орудия большого калибра — с 750 сажен; малого калибра и полковые пушки — с 400 сажен.
По приближении противника на 250 сажен, орудия большого калибра переходили на картечный огонь; по мере дальнейшего приближения противника и другие орудия переходили постепенно на этот огонь (полковые пушки с 70 сажен).

Орудия второй линии располагались между линиями и стреляли или через головы, чтобы своих не повредить и обстреливать противника, или вдоль линии против неприятеля, ворвавшегося между линиями с флангов. Устава полевой службы не было, а потому она неслась лишь по традициям; значения ей не придавали, а потому, очевидно, выполнялась она неудовлетворительно.

В частности, походные движения в начале Семилетней войны производились в боевом порядке и лишь впоследствии — отдельными колоннами, между которыми поддерживалась тесная связь. Впереди походного порядка шла легкая конница, потом — сильный общий авангард и, независимо от него, перед каждой колонной частные авангарды. Неподвижное сторожевое охранение дополняется подвижным посредством легкой конницы. Вдали от неприятеля сторожевую службу несла исключительно конница.

Разведку требовалось выдвигать возможно дальше вперед. Важнейшей задачей разведки являлся сбор верных сведений о неприятеле; отсюда вытекали и способы действия, а именно: «отнюдь не скоро ретироваться». Располагались на месте войска преимущественно биваком; при расположении на квартирах требовалось обеспечивание их естественными преградами и принятие мер для быстрого сбора.

Боевой порядок — в три линии, причем третья — резерв; между 1-й и 2-й линиями тоже ставились небольшие резервы. Дистанция между линиями, в зависимости от местности, была установлена в 300-500 шагов. Полки строились в боевом порядке на назначенном им месте в развернутом строю.

Полковая артиллерия располагалась впереди своих полков; полевая — впереди фронта и на флангах, причем окончательно места выбирают для нее бригадные генералы пехотных дивизий. Конница в боевом порядке ставилась на флангах и между линиями. Иногда конница образовывала сильный маневренный уступ за флангом для парирования обхода.

Войска в боевом порядке располагались не равномерно, а в зависимости от значения различных участков и вероятных действий противника; все применялись к местности. Боевой порядок допускал возможность оказать поддержку не атакованными войсками, а это обстоятельство и резервы устраняли недостаток гибкости и невозможность взаимной выручки в линейном боевом порядке.

В общем, в эпоху императрицы Елизаветы мы в вопросах военного дела ничего не потеряли, но зато и мало приобрели. Таким образом, действия в Семилетнюю войну — это результаты подготовки в предшествовавшую эпоху.

Исследование ординарного профессора Императорской Николаевской Военной Академии Генерального штаба полковника А.К. Баилова, из книги «История русской армии», М., «Эксмо», 2014, с. 95 – 97.