«Мирная вооруженная демонстрация» 3-4 июля 1917 г. в Петрограде, организованная большевиками под лозунгом «Вся власть Советам!», которая привела к жертвам, свидетельствовала, что противостояние двух частей общества может закончиться приходом к власти экстремистски настроенных сил, выступавших под лозунгами, имевшими массовую поддержку.

Осознав это, сторонники западного выбора, прежде всего кадеты, были готовы пойти на военный переворот и установление военной диктатуры для стабилизации ситуации в стране. Ставка была сделана на генерала Корнилова Л.Г., известного в войсках своей необычайной личной храбростью.

Корнилов 7 июля 1917 г. принял командование Юго-Западным фронтом. Он был потрясен степенью разложения армии и считал, что остановить распад можно с помощью только очень жестких мер: «введение смертной казни и учреждение военно-полевых судов на театре военных действий». Корнилов Л.Г. распорядился в случае самовольного ухода с позиций применять «против изменников огонь пулеметов и артиллерии».

А. Керенский, рис. из журнала "Лукоморье", 1917 г.

А. Керенский, рис. из журнала «Лукоморье», 1917 г.

Министр-председатель Временного правительства Керенский А.Ф. поддержал его действия, потребовал усилить власть войсковых начальников, ограничить полномочия войсковых комитетов, распространить смертную казнь и революционно-полевые суды, ввести запрет на распространение большевистской литературы в расположении армии. 19 июля 1917 г. Корнилов был назначен Верховным главнокомандующим Русской армией.

Генерал полагал, что армия является единственной силой, способной стабилизировать ситуацию в стране и остановить скатывание к анархии. Он разработал план, в cooтветствии с которым для овладения ситуацией предполагалось сочетать силы действующей армии, тыловых воинских частей и армии железнодорожников при жесткой дисциплине. В «Военном разделе» план предусматривал восстановление в полной мере дисциплинарной власти начальников, резкое ограничение полномочий комиссаров и войсковых комитетов, введение смертной казни в тылу.

"Позднее разочарование. Керенский напуган им же вызванной корниловщиной". Карикатура, посвящённая корниловскому мятежу, журнал "Бич", 1917 г.

«Позднее разочарование. Керенский напуган им же вызванной корниловщиной». Карикатура, посвящённая корниловскому мятежу, журнал «Бич», 1917 г.

В «Гражданском разделе» предлагалось объявить военное положение на железных дорогах, предприятиях, работающих на оборону, и шахтах, запретить митинги и забастовки, а также вмешательство рабочих в хозяйственную жизнь. Корнилов Л.Г. настаивал, чтобы эти меры были проведены «с железной решимостью и последовательностью». С начала августа он начал переброску к Петрограду воинских частей, которые считал способными реализовать поставленные задачи: 3-й конный корпус генерала Крымова А.М., Кавказскую Туземную («Дикую») дивизию, 5-ю Кавказскую кавалерийскую дивизию и другие.

На Корнилова возлагали надежды разные силы: сторонники восстановления самодержавия, либеральные приверженцы конституционной монархии или демократической республики с парламентом и президентом. Перед лицом выходящей из-под контроля революционной стихии, нарастающего экономического развала, угрозы территориального расчленения России большинство руководителей кадетов поддержало планы временного установления в стране военной диктатуры. Несмотря на разногласия, ЦК кадетов на заседании 11-12 августа 1917 г. высказался в поддержку генерала Корнилова. Кадеты играли главную роль в подготовке переворота для установления военной диктатуры, хотя и в их рядах раздавались предупреждающие голоса о том, что попытка установления военной диктатуры лишь подтолкнет разрушительные процессы, облегчит приход к власти крайне левых сил — большевиков. Колебался и Керенский А.Ф., который, в конце концов, отмежевался от Корнилова.

Личный поезд главнокомандующего прибыл в Москву 13 августа 1917 г., где он был встречен восторженно. Выступая на Государственном совещании, Корнилов Л.Г. подчеркнул, что «нельзя медлить ни минуты». В его поезде состоялся ряд конфиденциальных встреч с военными, политическими деятелями, предпринимателями (с генералом Алексеевым М.В., лидером кадетов Милюковым П.Н., лидером монархистов Пуришкевичем В.М., предпринимателем Путиловым А.И. и др.).

Во второй половине августа, особенно после сдачи Риги немецким войскам, деятельность Корнилова активизировалась и приобрела явные черты подготовки к военному перевороту. Предполагалось введение в России новой формы правления. Верховная власть должна была перейти к Совету народной обороны в составе: председатель – Корнилов Л.Г., товарищ председателя – Керенский А.Ф., члены — генерал Алексеев М.В., адмирал Колчак А.В., Савинков Б.В. и Филоненко М.М. (представители Временного правительства при Ставке, эсеры). При Совете создавалось правительство, в составе которого предполагалось иметь представителей разных политических сил — от монархистов до социалистов (но без большевиков). Первоначально предполагалось изменить систему власти мирным путем, с обеспечением хотя бы видимости легитимности. Велись переговоры с Керенским А.Ф. с тем, чтобы обеспечить его участие в Совете и принять постановление Временного правительства о передаче власти.

Естественно было ожидать, что подобные изменения вызовут «выступления большевиков». Для их подавления, для обеспечения стабильности и стягивались войска к Петрограду. Корнилов считал, что с наведением порядка будет установлена твердая власть, не исключая «коллективной или личной диктатуры». Генералу Крымову А.М. 24 августа было приказано, как только произойдет «выступление большевиков», немедленно занять столицу, обезоружить гарнизон и разогнать Совет. Предполагалось ввести в Петрограде, Петроградской губернии, Кронштадте, Финляндии осадное положение, создать военно-полевые суды. Запрещались митинги, собрания, забастовки, выход газет без предварительной цензуры, появление на улицах раньше 7 часов утра и позже 7 часов вечера. Виновные в нарушении этих правил подлежали расстрелу на месте. В помощь Крымову должны были подойти части действующей армии.

Генерал Корнилов 26 августа 1917 г. потребовал объявить Петроград на военном положении, передать всю военную и гражданскую власть Верховному главнокомандующему; правительство в полном составе, не исключая министра-председателя, должно уйти в отставку, передав органы власти во временное управление товарищам министров до образования кабинета Главковерхом. Министры-кадеты в знак солидарности с Корниловым подали в отставку.

Однако Керенский А.Ф. предложил Корнилову сдать должность Главковерха и прибыть в Петроград. Корнилов не подчинился и утром 28 августа передал по радио заявление, в котором обвинил Временное правительство в том, что оно «убивает армию и потрясает страну изнутри», что находится «в полном согласии с планами германского генерального штаба». Он призвал «всех русских людей к спасению умирающей Родины».

Корнилова Л.Г. часто изображают в исторической литературе как реакционного монархиста. Однако это не так. В приказе, отданном в ночь с 27 на 28 августа 1917 г. говорилось: «Я, генерал Корнилов, сын казака-крестьянина, заявляю всем и каждому, что мне лично ничего не надо, кроме сохранения великой России, и клянусь довести народ — путем победы над врагом, до Учредительного собрания, на котором он сам решит свои судьбы и выберет уклад новой государственной жизни». Одновременно было обнародовано обращение к железнодорожникам с требованием безусловного выполнения распоряжений Корнилова о перевозке войск в Петроград, угрожая беспощадными карами в случае нарушения приказа.

Предпринимались усилия привлечь к выступлению других военачальников. Донскому атаману Каледину А.М. была послана телеграмма с предложением о поддержке выступления, генералу Драгомирову А.М. предлагалось взять власть в Киеве в свои руки, командующему Западным фронтом генералу Балуеву П.С. предписывалось захватить Оршу и Витебск и не допустить переброски верных Временному правительству войск к столицам. Так деятельность Корнилова перешла в фазу чисто военного переворота. Керенский, узнав о действиях Корнилова, объявил его мятежником.

Однако попытка военного переворота вызвала взрыв недовольства массовых слоев. В Петрограде развернулось широкое движение в защиту демократии. Опасность установления диктатуры военных заставила социалистов на время забыть разногласия. Меньшевики и эсеры работали бок о бок с большевиками, организуя оборону столицы от корниловских войск. Военная сила, вставшая на защиту демократии, — отряды Красной гвардии — пополнились тысячами рабочих, революционными частями гарнизона и балтийскими моряками. Началось массовое создание отрядов Красной гвардии по всей стране.

Попытка военного переворота, предпринятая Корниловым, дала как бы моральное оправдание деятельности большевиков по созданию вооруженных боевых отрядов — революцию надо защищать. Возмущение попыткой военного переворота было действительно велико, и большевики использовали это. Они открыто и повсеместно организовали массовое вооружение рабочих. Оружие вывозилось с военных складов, поставлялось военными заводами: Сестрорецким, Тульским, Ижевским и другими (через фабрично-заводские комитеты). Путиловский завод предоставил артиллерийские орудия. В Петрограде тысячи рабочих вступили в ряды Красной гвардии. То же происходило и в других промышленных центрах. Отряды создавались не только в городах, но и в некоторых селах — из бедноты. Красная гвардия стала действовать открыто.

Под Петроградом строились заграждения. Железнодорожники разбирали пути. План введения в Петроград верных Корнилову войск и объявления столицы на военном положении реализовать не удалось. Генерал Крымов, осознав провал, застрелился. Действиями Советов Белоруссии Ставка Верховного главнокомандования была отрезана от фронтов и изолирована. Железнодорожники отказывались перевозить войска к Петрограду и Москве, другим крупным городам. Исполком Юго-Западного фронта 29 августа 1917 г. арестовал генерала Деникина, а армейские комитеты всех армий — своих командиров. В штабах фронтов были арестованы генералы Лукомский, Марков, Романовский, Эрдели.

О ликвидации выступления военных было официально объявлено 31 августа 1917 г. Генерал Корнилов был арестован в Ставке 2 сентября и вместе с другими генералами был помещен в тюрьму в г. Быхове (Белоруссия). Обсуждая в тюрьме ситуацию в стране, Корнилов был убежден, что необходимо продолжать борьбу за установление в стране твердой власти для того, чтобы обеспечить созыв Учредительного собрания и доведения войны до победы над Германией. Разрабатывалась так называемая «Быховская программа». Но поезд революции уже прошел станцию «Корнилов».