Сталинградская битва — это 200 дней и ночей бомбежек, артобстрелов, наземных воздушных боев, контратак. Это операции, масштаба которых не было в истории войн. Потери врага: разгромлено 5 армий, убито, ранено, взято в плен, пропало без вести более 1,5 миллиона человек. Это коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны. Сталинградская битва — предтеча разгрома военной машины гитлеровского вермахта. Здесь история вынесла свой окончательный приговор: крах фашистского похода неизбежен. Но до его заката было еще далеко: другие битвы этой страшной войны были еще впереди.

«Тот, кто был здесь, никогда этого не забудет. Когда через много лет мы начнем вспоминать, и наши уста произнесут слово «война», то перед глазами встанут Сталинград, вспышки ракет и зарево пожарищ, в ушах снова возникнет тяжелый бесконечный грохот бомбежки. Мы почувствуем удушливый запах гари, услышим сухое громыхание перегоревшего кровельного железа. И если смерть у нас над головой, то слава рядом с нами», — писал К. Симонов.

Маршал Еременко А.И. писал: «Настойчивые попытки врага добиться решающего перелома событий в свою пользу потерпели провал. В течение 22 сентября продолжались бои юго-восточнее вокзала Сталинград-1, где оборонялись первый и второй батальоны 42-го гвардейского стрелкового полка 13-й гвардейской стрелковой дивизии. Противник окружил первый батальон и пятую роту второго батальона; потеряв связь со штабом полка, окруженные подразделения продолжали мужественно оборонять свои позиции. К вечеру пятая рота вырвалась из вражеского кольца и присоединилась к своим, большинство же воинов первого батальона во главе с доблестным командиром старшим лейтенантом Федосеевым пали смертью храбрых, ни на шаг не отступив от своего рубежа».

Вокзал Сталинград-I

Вокзал Сталинград-I

Маршал Чуйков В.И.: «Бой сразу принял для нас тяжелый характер. Не успели прибывшие ночью свежие части Родимцева осмотреться и закрепиться, как сразу были атакованы превосходящими силами врага. Его авиация буквально вбивала в землю все, что было на улицах. В военной истории верхом упорства считаются случаи, когда объект атаки — город или деревня — переходят очень часто из рук в руки. Вокзал и соседнее здание по четыре-пять раз в день переходили из рук в руки. Земля у Волги, на улицах города, в садах и парках стала скользкой от крови, и гитлеровцы скользили по ней, как по наклонной, к своей гибели».

Родимцев А.И. (командир 13-й гвардейской дивизии): «Батальон две недели сражался в вокзале и погиб. Выполнил приказ «Стоять насмерть» буквально. Этот батальон послужил для всех частей и подразделений дивизии образцом строгого исполнения приказа и долга…»

Снайпер Зайцев В.Г.

Снайпер Зайцев В.Г.

…Бывшего коломенского литейщика, прославленного сталинградского снайпера Василия Зайцева в один из первых дней ноября 1942 года вызвал командующий 62-й армией генерал-лейтенант  Чуйков В.И. Генерал хотел лично познакомиться с героем-комсомольцем. Он прикрепил к его груди медаль «За отвагу». Присутствовавший при этом бригадный комиссар, улетавший в Москву, спросил отважного снайпера, что бы он хотел передать Советскому правительству и народу от имени защитников Сталинграда. Василий Зайцев ответил:
— Передайте: за Волгой для нас земли нет. Здесь — судьба России.

Во время Сталинградской битвы Василий Григорьевич Зайцев уничтожил 225 гитлеровцев, стал Героем Советского Союза…

Во время контратаки врага навстречу головному танку устремился рядовой Михаил Паникахо. В руках у него были граната и бутылка с зажигательной жидкостью. Вражеская пуля попала в бутылку, пламя охватило одежду бойца. Горящий Михаил Паникахо вскочил на танк, открыл люк и бросился внутрь. Мощный взрыв потряс землю, а подвиг Паникахо потряс видавших виды защитников Сталинграда…

Павлов Я.Ф.

Павлов Я.Ф.

Этот адрес знают все в Сталинграде, знают во всем мире: Дом Павлова. Этот дом стал олицетворением непокоренного города. Его оборону держали более пятидесяти суток воины взвода сержанта Павлова. Они выстояли — не сдали свою крепость, они победили!

Город, в котором полгода не смолкал гул артиллерийских канонад, где не прекращались минометные обстрелы, не стихали автоматные очереди, — защищали не только воины. Каждый сталинградец защищал свой город: обеспечивал войска, возводил линию обороны, ковал оружие победы. Индустрия Сталинграда — это арсенал Красной Армии: металл, танки Т-34, пушки, миномёты, «катюши», снаряды…. Только за двадцать дней августа тракторный завод дал фронту 240 танков Т-34.

Дом Павлова Я.Ф.

Дом Павлова Я.Ф.

Командир батальона капитан Ильгачкин и красноармеец Репа были одержимы идеей: сбивать «Ю-87» из противотанкового ружья! Ильгачкин произвёл довольно сложные подсчеты с учетом начальной скорости пули и средней скорости самолёта, составил таблицу поправок для стрельбы. Была построена фантастически остроумная и простая «зенитная» установка: в землю вбивался кол, устраивалась на нём втулка, на эту втулку надевалось колесо от телеги. Противотанковое ружьё сошниками укреплялось на спицах колеса, а телом своим лежало между спицами. И сразу сбил три немецких пикировщика «Ю-87», бомбивших наш передний край.

***

Бои в Сталинграде рождали массовый героизм. Это были чудеса храбрости и воли, и они навсегда останутся в сердцах народов. Поражает подвиг танкового экипажа Хасана Ямбекова. Со своим КВ он принял бой с восемью фашистскими танками. На помощь врагу подошло еще несколько танков. Бой был тяжелым и упорным. Ямбеков подбил четыре бронированные машины. Победа? Да, но и наш КБ был подожжен. Вражеские автоматчики окружили его, дожидаясь, когда советские танкисты покинут машину. Но не дождались. Воины, задыхаясь в дыму, держались до последнего снаряда.

Дежурный радист советской танковой части поймал в эфире голос Ямбекова: «Прощайте, товарищи! Не забывайте нас!». Послышались слова «Интернационала». Пели Хасан Ямбеков, Андрей Тарабанов, Сергей Феденко и Василий Мушилов. Они отдали свои молодые жизни, выполняя приказ: «Ни шагу назад!».

***

В августе 1942 года на дальних подступах к Сталинграду развернулись ожесточенные воздушные сражения. Гитлеровское командование массированными налетами стремилось сломить боевой дух защитников города, 6 августа Михаил Баранов во главе звена самолетов ЯК-1 сопровождал группу ИЛ-2. В районе Абганерово советские летчики заметили группу истребителей МЕ-109ф, следовавших по встречному курсу.
— В атаку! — скомандовал старший лейтенант Михаил Баранов и первым направил свою боевую машину на врага.

Баранов М.Д.

Баранов М.Д.

Натиск советских истребителей был стремительным и внезапным. Они вклинились в строй вражеских машин, нарушив их боевой порядок. Умело маневрируя, Баранов зашел в хвост головному «мессершмитту» и сбил его. Два других «мессера» тем временем атаковали машину Михаила. Сделав крутой вираж, он вышел из-под удара и, заметив в стороне шесть фашистских бомбардировщиков, устремился к ним. Открыв огонь с дальней дистанции, он поджег один «юнкерс». Другие, ошеломленные дерзким нападением советского истребителя, беспорядочно сбросили бомбы и повернули назад.

Осмотревшись, Баранов увидел, что группа «мессершмиттов» преследует наш ИЛ-2. Не раздумывая, летчик бросился ему на помощь. И вновь его очередь оказалась меткой. Третий самолет, сраженный прицельным огнем, рухнул на землю. Атака, осуществленная краснозвездным ЯКом, вызвала замешательство у вражеских летчиков. Воспользовавшись этим, штурмовик оторвался от преследователей. А Баранов продолжал бой. Снова машина противника попала в прицел.

Но выстрелов не последовало. Кончились боеприпасы. Оставалось одно — таран! Михаил выбрал удобный момент и правой плоскостью ударил по задней части фюзеляжа фашистского истребителя. Лишившись хвостового оперения, тот перешел в штопор и рухнул на землю. Но и боевая машина старшего лейтенанта Баранова получила серьезные повреждения. Покинув ее, пилот благополучно приземлился на парашюте в расположении своих войск. В этот день он записал на свой боевой счет 4 сбитых самолета.

За образцовое выполнение боевых заданий в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа 1942 года Михаил Дмитриевич Баранов удостоен звания Героя Советского Союза. Отважный воздушный боец погиб смертью храбрых в январе 1943 года.

***

Из сообщения Совинформбюро: 4.10.1942 г. «На одну из станций, где стоял наш бронепоезд, налетела группа вражеских бомбардировщиков. Бойцы бронепоезда под командованием старшего лейтенанта Расторгуева и военкома политрука Яковлева сбили два немецких самолета. Под бомбежкой врага воентехник 2-го ранга Ситников и красноармейцы Горев, Богданов и Бабов вывели в безопасное место и тем самым спасли 150 вагонов, груженых хлебом».

Это было на железнодорожной станции Филоново под Сталинградом, где шли ожесточенные бои с фашистами. Через нее направлялись войска, артиллерия, танки. Сюда и прибыл наш бронепоезд «Большевик». Фашистские самолеты ежедневно обрушивали на железнодорожные пути сильные бомбовые удары. А вскоре произошел бой, о котором позже сообщило Совинформбюро.

Со стороны фронта на высоте 3-4 тысяч метров появились фашистские бомбардировщики. До недавнего времени они безнаказанно совершали налеты на станцию. И теперь шли уверенно, без прикрытия истребителей. Когда бомбардировщики вошли в зону поражения, артиллеристы открыли огонь. Разрывы снарядов ложились кучно. После первых же залпов воздушные стервятники были рассеяны. Один из «юнкерсов», вспыхнув, пошел к земле и упал в двух километрах от бронепоезда. Оттуда долетело эхо мощного взрыва. Загорелся и нашел себе могилу на советской земле и второй «юнкерс».

Но отдельным машинам врага все же удалось прорваться к станции и сбросить бомбы. Загорелись элеватор, депо и вагоны на путях. Оценив всю сложность создавшейся ситуации, группа бойцов под руководством командира огневого взвода старшего лейтенанта М. Пятина начала борьбу по спасению народного добра. Воины действовали самоотверженно, не жалея себя. Успели многое. В безопасное место были выведены 150 вагонов зерна, 6 паровозов.

…Прикрывая с воздуха важные железнодорожные станции, мосты и другие объекты, бронепоезд «Большевик» прошел 13 тысяч огневых километров и сбил тринадцать вражеских самолетов. За образцовое выполнение заданий командования многие члены его экипажа удостоились высоких государственных наград. Среди них — старший лейтенант Расторгуев, старший сержант А. Подлубный, младшие сержанты М. Родионов, М. Лебедев, В. Петухов.

***

…Предположительно четырнадцать суток, с 14 по 28 сентября, батальон, окруженный силами вражеской дивизии, сражался до последнего дыхания. Это происходило в тесном треугольнике вокзал — гвоздильный завод — универмаг. Самый центр города, расстояние от одного здания до другого — три-четыре сотни шагов. Могли бы они уйти? Могли. Силы слишком были неравны: мотомеханизированная дивизия и батальон. Но они сражались, даже когда в батальоне уже почти никого не осталось, когда в полку и в штабе дивизии их уже считали погибшими.

Несколько лет назад в Музей обороны был прислан необычный рисунок — план технического прикрытия Сталинградского вокзала в оборонительных боях. Он был найден в залитой кровью полевой сумке убитого советского командира. Фамилия его неизвестна. Но вот что заставило сердце вздрогнуть: на листе с планом сохранились фамилии командиров подразделений и рядовых бойцов, которым поручалось прикрытие вокзала. Одни фамилии и звания, без инициалов.

Запомните их: командиры взводов старший лейтенант Стапюк, старший лейтенант Киселев, лейтенант Шпанюк, младший лейтенант Ямов; рядовые Мелованов, Новиков, Петухов, Чусов, Стрельцов, Крюков, Сойкин, Шпаков, Шахметов. Тринадцать имен — десять солдатских и четыре командирских…

На мемориальной доске, которая висит на лицевой стороне вокзала, надпись: «Здесь в сентябре 1942 года насмерть стояли воины 1-го батальона 42-го полка 13-й гвардейской дивизии. Окруженные фашистами, гвардейцы мужественно сражались под командованием гв. старшего лейтенанта Ф.Г. Федосеева и погибли».

***

«Однажды нашей группе было приказано уничтожить важный опорный пункт противника. По горькому совпадению им оказался мой родной дом. На какую-то десятую долю секунды дрогнуло мое сердце. Еще бы! Уничтожить родной дом, память о прожитых годах! Но только на десятую долю секунды. Ненависть жгла мое сердце, она оказалась сильнее жалости. Я хорошо знал свой дом, подступы к нему. И мне не стоило большого труда проникнуть в него незамеченным. Я подложил взрывчатку и подорвал его. Огневые точки и солдаты врага взлетели в воздух. Мой дом стал могилой для фашистов.

Сегодня мой родной завод и развалины моего дома не оскверняют фашисты. Сегодня завод и дом — за линией нашей обороны. На моем счету 23 убитых гитлеровца. И их будет во много раз больше. Я буду еще яростнее и беспощаднее бороться за то, чтобы очистить свой город, свою страну от чужеземных пришельцев.

Пройдут, может быть, года. И снова могучим потоком счастье заполнит нашу жизнь. Мы отстроим заново свои дома, свои заводы, свои города. Я пройду по обновленным, шумным проспектам Сталинграда. На месте уничтоженного мной родного дома, я уверен, вырастет новый, просторный, еще более прекрасный дом. И я обязательно встречусь с Наташей.

Но память об уничтоженном родном доме останется навсегда. Когда-то я собственными руками разрушил его. Разрушил во имя победы. Красноармеец Г. Багрянцев».

Эта запись на пожелтевших страничках школьной тетради в архиве музея истории обороны завода «Красный Октябрь». На обороте последней страницы помечено: «Бывший рабочий завода «Красный Октябрь» комсомолец, разведчик 10-го стрелкового полка 45-й стрелковой дивизии Григорий Багрянцев погиб в январе 1943 года в Сталинграде». Не довелось солдату обнять свою Наташу, не суждено было ему поселиться в новом доме… Но все остальное сбылось, все то, за что он отдал жизнь…

По материалам книги Илык В.А. «Наша победа: Военно-историческая хроника», М., 2009, с. 58 – 79.