Завершающая операция битвы за Ленинград проводилась войсками правого крыла Ленинградского и левого крыла Карельского фронтов при содействии Балтийского флота, Ладожской и Онежской военных флотилий. За 61 день наступательных боев были проведены Выборгская и Свирско-Петрозаводскую фронтовые наступательные операции.

В результате ожесточенных боев части Красной Армии освободили территорию Карелии, северные районы Ленинградской области и нанесли сокрушительное поражение финской армии. Штурмом был взят город Выборг, который вновь стал российской территорией. Успешные действия наших войск существенно изменили обстановку на северном участке советско-германского фронта, предопределили выход Финляндии из войны.

В правительственных кругах Финляндии с тревогой следили за тем, как под ударами Красной Армии германские войска непрерывно откатывались на запад. Крупное поражение группы армий «Север» под Ленинградом привело к усилению внутриполитической напряженности в Финляндии. Среди широких слоев населения и солдат стали открыто проявляться антивоенные настроения. Немало трезво мыслящих политических и общественных деятелей государства решительно требовали от правительства прекращения войны, продолжение которой вело страну к катастрофе и утрате выстраданной национальной независимости.

В середине февраля 1944 года уполномоченный финляндскими правительственными органами Ю.К. Паасикиви сообщил через советское посольство в Швеции о желании Финляндии выяснить у правительства СССР условия, на которых она могла бы выйти из войны. Вскоре советское правительство изложило свои предварительные условия перемирия. Главным условием являлся немедленный выход Финляндии из войны и эвакуация немецких войск с территории страны. Кроме этого, Советскому Союзу возвращалась территория, приобретенная СССР в результате войны 1939-1940 годов, а также богатая никелевыми рудами область Петсамо (Печенега) на севере Финляндии — в качестве компенсации за жертвы и разрушения, причиненные финнами советскому народу.

Карта 3-х финских линий обороны на Карельском перешейке, лето 1944 г.

Карта 3-х финских линий обороны на Карельском перешейке, лето 1944 г.

При выполнении требований Советского Союза Финляндской республике гарантировалась государственная независимость и право выбора общественного строя. Эти условия были расценены во многих странах как великодушные и умеренные. Однако финляндское правительство 16 апреля отклонило их. Стоявшие тогда у руководства государством Р. Рюти, Э. Линкомиес и В. Таннер (после войны они были осуждены как военные преступники) хотели удержать оккупированную часть территории Советского Союза и не соглашались на ликвидацию союзных отношений Финляндии с нацистской Германией.

Пока велись переговоры, на Ленинградском и Карельском фронтах царило сравнительное затишье. Но советские войска не ослабляли бдительности. В обстановке, когда линия фронта проходила всего в 30 километрах севернее Ленинграда, нужна была исключительная боевая готовность. Как показали события, противник попытался использовать неопределенную обстановку на фронте. В ночь на 4 апреля около 35 бомбардировщиков «Юнкере» Ju-88 пытались совершить крупный налет на Ленинград.

Большую часть пути вражеские самолеты летели над Ладожским озером, рассчитывая внезапно появиться над городом. Однако радиолокационная станция «Редут-7» 72-го отдельного Краснознаменного радиобатальона ВНОС обнаружила неприятельские самолеты на расстоянии 200 км, хотя, по заводским данным, ее предельная дальность действия не превышала 120 км. Это было достигнуто благодаря специальному усовершенствованию, сделанному на «Редуте-7» под руководством инженер-капитана Николаева В.Г. Истребители и зенитная артиллерия армии ПВО рассеяли и обратили в бегство самолеты противника, сбив при этом один Ju-88. Так плачевно закончилась последняя попытка противника бомбить Ленинград.

Учитывая сложившуюся обстановку на правом крыле советско-германского фронта, Ставка Верховного Главнокомандования пришла к выводу о необходимости начать наступление на выборгском направлении и в Карелии. Ставка считала, что это позволит решить ряд важных военно-стратегических и политических задач: вывести Финляндию из войны; освободить от противника оккупированные районы Ленинградской области и Карело-Финской республики; восстановить связь Крайнего Севера с центром страны по Мурманской железной дороге и Беломорско-Балтийскому каналу; использовать затем основные силы Ленинградского и Карельского фронтов на других направлениях для окончательного разгрома нацистской Германии. Имелось в виду также, что операция, предпринятая против финской армии, может отвлечь внимание руководства немецких войск от готовившегося советским командованием крупного наступления в Белоруссии.

Военное руководство Финляндии понимало, что отказ от заключения перемирия с Советским Союзом приведет к тому, что Красная Армия начнет активные действия. Но, по данным финской разведки, такое наступление следовало ожидать не раньше июля. Оценивая складывавшуюся обстановку, командование финской армии решило усилить оборону Карельского перешейка и перенесло сюда центр оборонительных работ. Меры по усилению обороны на Карельском перешейке, особенно на выборгском направлении, проводились и раньше. В течение двух с половиной лет финская армия восстанавливала старые и строила новые мощные долговременные сооружения, создавала 106-км линию противотанковых надолбов. Используя исключительно благоприятные для обороны природные условия, противник перерезал перешеек тремя укрепленными полосами глубиной почти до 100 км (на выборгском направлении).

Первая оборонительная полоса проходила по линии фронта, установившейся в сентябре 1941 года. Она представляла собой систему полевых укреплений с сильными узлами обороны и опорными пунктами, прикрывавшими наиболее важные направления (железнодорожную магистраль Ленинград — Выборг, Приморское шоссе, район Старого Белоострова). Вторая — главная оборонительная — полоса проходила в 20-30 километрах от первой. Она начиналась в районе Ваммелсуу и Метсякюля у побережья Финского залива, шла затем на восток через Сахакюля, Кутерселькя, Кивеннапа, южнее Рауту до Вуоксинской водной системы и заканчивалась в районе Тайпале. Эта полоса обороны сооружалась длительное время и к лету 1944 года была в основном построена. Мощный рубеж обороны, имевший 926 долговременных железобетонных сооружений и убежищ, прикрытых густой сетью гранитных надолбов и противопехотных препятствий, был рассчитан на длительное сопротивление.

Третья полоса обороны проходила в 30-40 км южнее и юго-западнее Выборга через район Купарсаари и далее до Вуоксинской водной системы до местечка Тайпале у Ладожского озера. Это была частично восстановленная «линия Маннергейма» с вновь построенными опорными пунктами на подступах к Выборгу. Кроме того, противник создал еще внешний обвод укреплений, прикрывавших непосредственно город. Центральная часть выборгского оборонительного рубежа проходила по южной и юго-восточной окраинам города, причем сооружения были созданы по крепостному принципу. Выборг имел также внутренний оборонительный обвод и был подготовлен к круговой обороне. Таким образом, учитывая опыт боевых действий 1939-1940 годов, финское командование создало на Карельском перешейке значительно более мощную, чем прежде, глубоко эшелонированную систему укреплений.

Перед командованием Ленинградского фронта, начавшим разрабатывать наступательную операцию на Карельском перешейке, стояла трудная задача. Военные действия, проходившие четыре с лишним года назад (в 1939-1940 годах), показали, что преодоление долговременной обороны и большого количества естественных преград на этом плацдарме представляет исключительную сложность. Тогда на прорыв «линии Маннергейма» и овладение Выборгом потребовалось 3,5 месяца. Теперь нужно было осуществить прорыв «Карельского вала» в сравнительно более короткий срок и с наименьшими потерями.

Удалось установить, что основой обороны Карельского укрепленного района к лету 1944 года явилась не первая полоса обороны и не бывшая «линия Маннергейма», а вновь созданная между ними в 1942-1944 годах вторая полоса долговременных укреплений. Здесь, на второй полосе, или, как её еще называли, на втором оборонительном рубеже, находилась основная масса долговременных сооружений, плотность которых доходила до 10-12 огневых сооружений, и 12-15 железобетонных убежищ на 1 км, подступы к которым прикрывались многочисленными мощными заграждениями и препятствиями. Например, между Старым и Новым Белоостровом разведка обнаружила мощное железобетонное огневое сооружение высотой 22 м, шириной 11 м с толщиной стен до 2 м. Оно имело несколько этажей, глубоко входило в землю, а на поверхности прикрывалось насыпным валом.

Командование фронта решило за день до начала наступления обрушить на неприятельскую оборону мощный удар артиллерии и бомбардировочной авиации, чтобы заблаговременно разрушить долговременные сооружения и ДЗОТ-траншейные системы и подавить артиллерийско-минометные батареи противника. Затем, проведя разведку боем, начать уже на следующий день обычную артиллерийскую и авиационную подготовку наступления и двинуть вслед за этим войска на штурм позиции противника. Для этого в полосе прорыва было сосредоточено 4100 орудий.

С этой целью Ставка Верховного Главнокомандования еще в апреле 1944 года вывела в свой резерв в район Вязьмы 5-ю гвардейскую Сталинградскую, 15-ю артиллерийские дивизии прорыва, доукомплектовала их, а затем перебросила под Ленинград. Туда же направлялись пять дивизионов артиллерии особой мощности (280-мм и 305-мм орудия). В осуществлении артиллерийского обеспечения прорыва укрепленного района (УР) принимала участие артиллерия КБФ, действовавшая в полосах 21-й и 23-й армий (163 орудия калибром 100 мм и 406 мм). Имея большой опыт использования артиллерии во время боевых действий на Карельском перешейке зимой 1939-1940 годов, командующий Ленинградским фронтом генерал армии Говоров Л.А. придавал особое значение предварительному сокрушающему воздействию по сильной, глубоко эшелонированной обороне.

Замысел командования фронта состоял далее в том, чтобы, осуществляя главными силами прорыв обороны противника на выборгском направлении и сковывая его действия на приладожском участке, нанести решающее поражение основным силам финских войск на Карельском перешейке. Наступление Ленинградского фронта должно было осуществляться в тесном взаимодействии с Краснознаменным Балтийским флотом и Ладожской военной флотилией.

Главная задача по прорыву обороны противника возлагалась на 21-ю армию, прибывшую на Ленинградский фронт в мае 1944 года из резерва Ставки Верховного Главнокомандования. Сформированная в июле 1943 года армия вела боевые действия летом и осенью того же года на Западном фронте и отличилась при взятии Ельни и Смоленска. Пополненная резервами Ленинградского фронта, она представляла собой внушительную силу. В ее составе находились три стрелковых корпуса: 30-й гвардейский, 97-й и 109-й. Кроме того, в оперативное подчинение армии передавались 22-й укрепленный район, артиллерийский корпус прорыва и другие средства усиления. По замыслу командования фронта, 21-я армия должна была нанести главный удар по противнику на выборгском направлении,

В силу особо сложных условий театра военных действий на Карельском перешейке было решено усилить руководящий командный состав 21 -й армии за счет наиболее опытных генералов и офицеров Ленинградского фронта. Командующим войсками армии был назначен генерал-лейтенант Гусев Д.Н., возглавлявший до этого штаб фронта, командующим артиллерией — генерал-лейтенант артиллерии Михалкин М.С., ранее занимавший такую же должность в 42-й армии и т. д.

23-я армия, занимавшая оборону на Карельском перешейке от Ладожского озера до Финского залива, не получила самостоятельного участка для прорыва. Перед ней ставилась задача, используя успех 21-й армии, расширить прорыв в сторону северо-восточной части перешейка, выйти к Вуоксинской водной системе и двигаться дальше в кексгольмском направлении. Такое своеобразное использование 23-й армии, когда она вводила свою ударную группировку через брешь, пробитую соседом, давало возможность избежать лишних потерь.

Армия имела в своем составе два стрелковых корпуса: 115-й (для действия в первом эшелоне) и 98-й (для действия во втором эшелоне). Всего в нее входило 6 стрелковых дивизий и 38 дивизионов артиллерии. Командовал армией генерал-лейтенант Черепанов А.И., возглавлявший ее на протяжении трех лет. Вместе с членом Военного совета генерал-майором Шаманиным Ф.А., начальником штаба генерал-майором Большаковым Д.М. и всем руководящим составом армии он готовил ее теперь к проведению сложной наступательной операции.

Боевые действия войск фронта должна была обеспечивать 13-я воздушная армия, которой командовал генерал-лейтенант авиации Рыбальченко С.Д. Усиленная за счет резерва Ставки, 13-я воздушная армия могла использовать около 770 самолетов, в том числе около 250 бомбардировщиков, 200 штурмовиков и до 270 истребителей. Для усиления ВВС фронта на период всего наступления Ставка Верховного Главнокомандования передавала из своего резерва 334-ю бомбардировочную авиационную дивизию полковника Скока И.П., вооруженную новыми скоростными бомбардировщиками Ту-2, и 113-ю бомбардировочную авиационную дивизию генерал-майора авиации Щербакова М.В., имевшую на вооружении тяжелые ночные бомбардировщики Ил-4. Для непосредственного руководства действиями военно-воздушных сил в ходе операции прибыл представитель Ставки Главный маршал авиации Новиков А.А.

Советским войскам противостояли на Карельском перешейке 3-й и 4-й корпуса финской армии, а также соединения и части, подчинявшиеся непосредственно ее верховному командованию, ставка которого во главе с Карлом Маннергеймом размещалась в городе Миккели (в 140 км северо-западнее Выборга). Соотношение сил противостоявших группировок войск Ленинградского фронта и финской армии характеризовалось превосходством советской стороны: по пехоте — в 2 раза, по артиллерии — в 6, по танкам — в 7 и по авиации — в 5 раз. Всего на Карельском перешейке сосредоточивалось командованием фронта почти 260 тысяч войск, около 7,5 тысяч орудий и около 630 танков САУ и бронеавтомобилей. При этом от 60 до 80 % всей группировки готовилось к действию на выборгском направлении.

Более месяца шла подготовка 21-й и 23-й армий к наступлению. В районах Стрельны, Гостилиц, Ропши, Красного Села, где размещались соединения и части 21-й армии, и севернее Ленинграда в расположении 23-й армии проводились боевые тренировки войск. Во всех дивизиях были созданы опорные пункты и учебные поля по типу финской обороны. Особое внимание уделялось обучению штурмовых групп и батальонов различным способам прорыва укреплений, захвата опорных пунктов и ДОТов. Артиллеристы в это время учились точно вести огонь по различного рода укреплениям, быстро уничтожать танки и самоходные орудия.

Напряженную работу вела в это время разведка фронта под руководством генерал-майора Евстигнеева П.П. Тщательно изучались и проверялись сведения о войсках неприятеля и его укреплениях. Особенно активизировалась воздушная разведка. 60 самолетов 13-й воздушной армии произвели сплошное фотографирование всей оборонительной полосы противника. Всего было сфотографировано и переложено на фотопланшеты 87 тысяч кв. км местности. Благодаря умелым действиям истребителя-разведчика 13-го отдельного разведывательного авиационного полка старшего лейтенанта  Матвеева В.П. удалось обнаружить в лесу около озера Валкярви (район Кивиниеми) местонахождение 11-й финской пехотной дивизии.

Перед операцией предстояло решить сложную задачу — скрытно перебросить на Карельский перешеек 21-ю армию и перегруппировать войска. Но передвижение многочисленных войск и боевой техники из районов Стрельны и Ропши через Ленинград могло привлечь внимание вражеской разведки. Подходящих же обходных путей восточнее Ленинграда не оказалось. Между тем наступили белые ночи, что еще более усложняло перегруппировку. Выход все же удалось найти. Оперативная маскировка при переброске 21-й армии достигалась комбинированным путем: 30-й гвардейский и 109-й стрелковые корпуса были перевезены из района Ораниенбаума в Лисий Нос на судах Краснознаменного Балтийского флота, а 97-й стрелковый корпус — по железной дороге и путем передвижения мелких подразделений по разным направлениям через Ленинград в часы наибольшего оживления на улицах.

Перегруппировка войск производилась с 6 мая по 7 июня: вначале шла переброска тыловых частей, а затем постепенно в течение 15 дней на Карельский перешеек прибывали артиллерийско-минометные соединения и части. Всего из резервов Ставки, с псковского и нарвского направлений прибыло к станциям разгрузки (главным образом в Токсово и Левашово) 100 эшелонов с орудиями, минометами и личным составом. Вслед за этим в район предстоящих боев стали перемещаться стрелковые полки и дивизии. Последним двинулся автомобильный и гужевой транспорт. По детально разработанному графику производилась смена находившихся в обороне частей 23-й армии и выдвижение артиллерийских орудий для стрельбы прямой наводкой.

Финский генерал К.Л. Эш писал, что в Финляндии «не ожидали и совершенно не предполагали, что оборона на фронте будет прорвана». По его словам, командованию Ленинградского фронта, стремившемуся к достижению внезапности и скрытому сосредоточению своих войск, «удалось в этом отношении преподнести хороший сюрприз».

По материалам книги И.Б. Мощанский, А.В. Исаев «Триумфы и трагедии великой войны», М., «Вече», 2010, с. 419-425.