Испокон веков в армиях большинства стран мира особо отличившихся на поле брани бойцов награждали оружием. Для настоящего воина было большой честью получить из рук полководца или монарха меч или саблю. Ведь, помимо чисто практической пользы, в качестве награды герою вручали отличное по качеству оружие — сам факт дарения повышал статус его владельца. Впрочем, до поры до времени факт подобной награды не был регламентирован, а оружием награждали воинов исключительно по желанию дарителя.

Как обстояли дела с награждением оружием во времена Киевской Руси, мы сейчас точно не знаем. Поэтому начнем с времен Московского царства. Самое первое документально подтвержденное награждение оружием произошло в 1642 году, когда первый русский царь из династии Романовых, Михаил Федорович, пожаловал наградную саблю своему стольнику Богдану Хитрово. На клинке сабли была сделана соответствующая надпись.

А далее традицию награждать холодным оружием лиц, проявивших доблесть и полководческое искусство, продолжил внук Михаила Романова, император Петр Великий. 27 июля 1720 года русский галерный флот под командованием князя Михаила Голицына разгромил шведскую эскадру у острова Гренгам. Помимо прочих наград, командующий русским флотом получил шпагу со словами: «В знак воинского его труда послана шпага золотая с богатым украшением алмазов».

Наградное оружие

Наградное оружие

Награждение шпагами, украшенными бриллиантами, продолжалось и в годы правления царицы Елизаветы Петровны, и во времена Екатерины Великой. Это уже были награды в чистом виде, то есть сам факт вручения подтверждался особыми грамотами. Например, в грамоте, данной императрицей Елизаветой генералу Штофельну за отличие в русско-шведской войне 1741-1743 годов, написано было следующее: «Господин генерал-поручик. За ваши верные службы и в бывшую последнюю со шведами войну прилежные труды всемилостивейше жалуем вас шпагою, которую при сем посылаем. 24 июня 1744 года».

После победоносного завершения войны с Турцией и подписания Кючук-Кайнарджийского мира Екатерина II шпагами, украшенными бриллиантами, наградила одиннадцать наиболее отличившихся в ходе войны военачальников. В числе них были такие известные личности, как генералы Петр Румянцев, Алексей Орлов, Григорий Потемкин и Александр Суворов. Каждое награждение отмечалось особым рескриптом на имя награжденного, а в его послужном списке делалась соответствующая запись.

До 1788 года наградные шпаги, украшенные бриллиантами, вручались лишь генералам. Но позднее холодным оружием стали награждать и офицеров. Только шпаги были без драгоценных камней, на их позолоченных эфесах была выгравирована надпись «За храбрость». Зато награждать подобным оружием стали чаще — в течение XVIII века наградное золотое оружие было вручено примерно триста раз, в том числе более восьмидесяти раз оно было украшено бриллиантами.

В Отечественную войну 1812 года золотым оружием был награжден 241 человек. Более щедрым на награды стал Заграничный поход русской армии 1813-1814 годов. Золотым оружием были награждены еще 685 человек. Шпаги с бриллиантами получили герои той войны — генералы Коновницын, Милорадович, Дорохов. Некоторые были награждены золотым оружием два и более раз. Например, полковник конной артиллерии Алексей Никитин в 1812 году получил золотую шпагу «За храбрость», а в 1813 и 1814 годах, уже будучи генералом, дважды награждался шпагами с бриллиантами.

Уникальной шпагой, украшенной не только бриллиантами, но и украшениями в виде венка из изумрудов, был награжден фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов. Интересна и стоимость этой шпаги — 25 125 рублей — по тем временам весьма солидная сумма.

Поскольку золотое оружие и орден считались наградами одного уровня, то в год столетнего юбилея ордена Святого Георгия — в 1869 году — особым указом все лица, награжденные золотым оружием, были причислены к кавалерам этого ордена. К этому времени число офицеров и генералов, пожалованных золотым оружием «За храбрость», составило 3384 человека, а с бриллиантами — еще 162 человека.

К тому времени были регламентированы и порядок ношения золотого наградного оружия, и его внешний вид. К нему полагался темляк (украшение из ленточек) георгиевских цветов. Генерал, награжденный золотым оружием с бриллиантами, должен был изготовить за свой счет еще и простое золотое оружие с георгиевским темляком для ношения его в строю вне парадов. На эфесе такого оружия должен был крепиться орден Святого Георгия.

До середины XIX века все золотые части оружия, как то: эфес, гайки, кольца и наконечники ножен, изготавливались поставщиками Капитула ордена Святого Георгия из золота 72-й пробы (750-й метрической). В палаше должно было содержаться 447,3 грамма золота, в кавалерийской сабле — 265 граммов, в драгунской сабле — 213,5 грамма, во флотской сабле — 367 граммов, в казацкой шашке — 277,5 грамма. Стоимость каждого из видов золотого оружия с 1857 года варьировалась от 230 (драгунская сабля) до 455 рублей (палаш).

Золотое оружие с бриллиантами стоило дороже — от одной тысячи рублей и выше. Поэтому некоторые генералы сдавали полученное наградное оружие в Капитул ордена и получали его стоимость, а для ношения они изготавливали более дешевое холодное оружие не с золотыми, а с позолоченными частями.

В 1913 году, когда был обновлен статут ордена Святого Георгия, золотое оружие получило новое название — Георгиевское оружие и Георгиевское оружие, украшенное бриллиантами. Миниатюрный белый эмалевый Георгиевский крестик стал теперь помещаться на всех видах этого оружия. На генеральском золотом оружии надпись «За храбрость» заменялась теперь указанием на подвиг, за который было пожаловано это оружие. Эфес оружия теперь официально стал не золотым, а позолоченным.

Георгиевским оружием с бриллиантами стали награждать по личному усмотрению императора, а просто Георгиевским оружием — по решению Думы, состоящей из кавалеров этого ордена. Впервые за все время существования этой награды стали регламентировать подвиги, за которые можно было получить это оружие. В сухопутных войсках, к примеру, Георгиевским оружием мог быть награжден тот, «кто захватит или удержит до конца сражения важный пункт неприятельского расположения, кто личным примером доведет до удара холодным оружием подразделение не менее роты, кто с опасностью для жизни спасет знамя или штандарт и доставит его из плена, кто с явной опасностью для жизни уничтожит неприятельскую переправу…»

После Февральской и Октябрьской революций награждение Георгиевским оружием прекратилось вслед за упразднением самого ордена Святого Георгия.

Любопытно, что после Октябрьской революции, в феврале 1918 года, приказом Петроградского военного округа доводилось до сведения военных патрулей, производивших конфискацию огнестрельного и холодного оружия у населения, что «вследствие поступающих ходатайств бывших кавалеров Георгиевского оружия о разрешении хранить таковое как память участия в войне, в дополнение Приказа по округу от 15 января сего года объявляю, что военнослужащие, награжденные в прошедших кампаниях за боевые отличия Георгиевским оружием, имеют право хранить таковое у себя как память участия в войне по разрешениям штаба округа».

А. Егоров «Шпага вместо ордена» журнал «Военная история», №44, с. 14-15.