Святитель Гермоген родился около 1530 года. Служил священником в Казани, после смерти супруги постригся в монахи в Чудовом монастыре в Москве. В 1583 году стал первым Казанским митрополитом. В июле 1606 года в Москве Собором русских иерархов святитель Гермоген был поставлен Патриархом Московским.

После свержения в июле 1610 г. царя Василия Шуйского русский престол вновь оказался свободным. На место государя метил Лжедмитрий II, именуемый в народе Тушинским Вором. Временно власть в Москве перешла к боярам, они очень боялись Самозванца. Патриарх Гермоген выступил против «семибоярщины» и пытался организовать выборы нового царя из русского рода.

А Тушинский Вор уже стоял в Коломенском, начал  жечь слободы и деревни возле столицы. В Москве хорошо знали о договоре, подписанном под Смоленском между тушинскими боярами и королём Сигизмундом III. Кандидатура королевича Владислава показалась боярам наиболее подходящей. Бояре вступили в переговоры с гетманом Жолкевским об избрании Владислава Сигизмундовича на царство.

Святейший Гермоген, патриарх Московский и всея Руси. Портрет из «Титулярника» 1672 г.

Святейший Гермоген, патриарх Московский и всея Руси. Портрет из «Титулярника» 1672 г.

Лишь один человек в Москве решительно выступил против подобного замысла. Это был патриарх Гермоген, вставший во главе Русской Церкви при Василии Шуйском. Он до конца защищал царя Василия; после же его свержения предложил боярам избрать на царство кого-нибудь из своих — либо князя Василия Голицына, либо пятнадцатилетнего Михаила Романова. Когда бояре сообщили патриарху о своём окончательном решении и попросили благословить их, святитель отвечал так: «Если королевич крестится и перейдёт в православную христианскую веру, то я вас на том благословляю. Если же не крестится, то будет оттого всему Московскому государству и всей православной христианской вере погибель и не будет на вас моего благословения».

Патриарх Гермоген

Патриарх Гермоген

Слова патриарха оказались пророческими. В середине августа в польском стане у стен Новодевичьего монастыря был подписан договор об избрании на царство королевича Владислава. Москвичи начали целовать ему крест как своему новому государю, не дожидаясь никаких гарантий его перехода в православную веру.

Великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всея Руси. Портрет из «Титулярника» 1672 г.

Великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всея Руси. Портрет из «Титулярника» 1672 г.

Вскоре к королю Сигизмунду, который по-прежнему осаждал Смоленск, отправилась представительная делегация во главе с князем Василием Голицыным и митрополитом Ростовским Филаретом, отцом будущего царя Михаила Романова. Надо отметить, что Филарет — влиятельный московский боярин Фёдор Никитич Романов, попал в опалу и был насильно пострижен в монахи при Борисе Годунове, а затем получил сан митрополита Ростовского. Патриарх Гермоген благословил их и наказал крепко стоять за православную христианскую веру, и не поддаваться ни на какие уговоры короля Сигизмунда, который хотел присоединить Московское государство к Речи Посполитой, и самому занять царский престол.

"Патриарх Гермоген отказывается подписывать грамоту в пользу поляков", худ. Милорадович С.Д., 1895 г.

"Патриарх Гермоген отказывается подписывать грамоту в пользу поляков", худ. Милорадович С.Д., 1895 г.

Бояре выполнили наказ патриарха. Прибыв под Смоленск, они немало натерпелись от короля. Бояре же, и прежде всего митрополит Филарет, твёрдо стояли на своём и соглашались признать царём лишь королевича Владислава, да и то при условии его перехода в православие. «Если крестится королевич в православную веру, то он — государь нам. А если не крестится, то он нам не надобен», — отмечал летописец позицию переговорщиков. За то король повелел заключить послов под стражу и отослать в Польшу. Более всех досталось Филарету Никитичу: девять лет провёл он в заточении в Польше в тяготах и невзгодах.

В декабре 1610 года Лжедмитрий II был убит одним из своих сподвижников, князем Петром Урусовым. Сохранился дневник одного из участников польской интервенции, литовца Самуила Маскевича, который в те дни находился в Москве. Вот что он пишет: «Москвитяне были вне себя от радости: до сих пор, имея в виду этого врага, они не смело нападали на нас; теперь же, когда его не стало, начали приискивать все способы, как бы выжить нас из столицы. Виною замысла была медленность королевича, притом же носился слух, что не королевич, а сам король хотел царствовать в Москве.

Для лучшего в замысле успеха и для скорейшего вооружения русских патриарх Московский тайно разослал по всем городам грамоты, которыми, разрешая народ от присяги королевичу, тщательно убеждал соединёнными силами как можно скорее спешить к Москве, не жалея ни жизни, ни имущества для защиты православной веры и для одоления неприятеля».

Захватчики-поляки и московские изменники схватили патриарха Гермогена и заточили его в Чудовом монастыре. Но и из тесной кельи патриарх продолжал обращаться к народу со страстными призывами встать на защиту Отечества, спасти Москву. И эти призывы были услышаны. В стране начало собираться земское ополчение. Впоследствии оно получит название первого ополчения — в отличие от второго, возглавляемого Мининым и Пожарским.

Действия первого ополчения не были успешными, оно распалось. Но осенью 1611 года с новой силой поднялось всенародное движение за спасение Российского государства и православной веры, за освобождение Москвы. Начало собираться второе ополчение, руководителями которого стали Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский. «И помогал Бог той рати: среди начальников их не было никакой вражды, но были совет да любовь во всём».

Зимой 1612 года о создании ополчения стало известно в Москве. Засевшие в Кремле поляки и московские изменники, услышав о том, вновь вспомнили о патриархе Гермогене, томившемся в Чудовом монастыре, и потребовали, чтобы он писал грамоты к руководителям ополчения и в тех грамотах запрещал им идти к Москве. Святитель же так с мужеством отвечал им:

«Да будут благословенны те, которые идут на очищение Московского государства. А вы, окаянные изменники московские, да будете прокляты! И с того времени начали его морить голодом и уморили его голодной смертью, — записывал летописец. — И предал он свою праведную душу в руки Божии в лето 1612, 17 февраля, и погребён был в Москве, в Чудовом монастыре». Впоследствии мощи святителя были перенесены в Успенский собор Московского Кремля.

Святитель Гермоген сыграл весьма значительную роль при зарождении земского освободительного движения. Глава церкви устными распоряжениями и в грамотах призвал паству не только к «стоянию за веру», не только к отказу от присяги Сигизмунду III, но также к вооружённому сопротивлению иноземцам. Действовать подобным образом его вынудили сами поляки, поскольку в ином случае русский престол занял бы католик, а судьба православия на просторах Московского государства приняла бы столь же скверный оборот, что и на территории Речи Посполитой.

Подвиг святителя Гермогена не был забыт русскими людьми. Православная Церковь причислила его к лику святых. Память святителя Гермогена (в церковном написании — Ермогена) празднуется три раза в году — 17 февраля (1/2 марта), 12 (25) мая и 5 (18) октября — вместе с другими московскими святителями Петром, Алексием, Ионой и Филиппом.