Высокие моральные качества и самоотверженность российских воинов отмечали и противники. Немецкий военный корреспондент после пребывания на фронтовых позициях опубликовал в газете «Франкфуртен Цайтунг» заметку «Наш противник», в которой дал, пожалуй, исчерпывающую характеристику русскому воину: «Русский солдат — это противник, с которым надо очень и очень считаться. Он отважен, прекрасно питается, превосходно вооружен, исполнен личного мужества и презрения к смерти. В натиске он бурно-стремителен, в обороне чрезвычайно стоек».

В австрийской газете «Пестер Лойд» была опубликована статья майора Мората о российской авиации и военных летчиках: «Было бы смешно говорить с неуважением о русских летчиках. Русские летчики — враги опаснее французов, они хладнокровны. В их атаках, может быть, отсутствует планомерность, так же как и у французов, но в воздухе они непоколебимы и могут переносить большие потери без паники. Русский летчик есть и остается страшным противником».

Подтверждением тому был массовый героизм русского солдата на полях сражения Первой мировой войны, редкостная выдержка раненых бойцов, а также плененных противником. Широкую известность получило имя разведчика Порфирия Панасюка. О подвиге этого унтер-офицера сообщали многие журналы — «Летопись войны», «Нива», «Искры» и др. Вот краткое описание героического деяния П. Панасюка в журнале «Верность»:

«В ночь на 16 марта 1915 года германцы, захватив к северу от Мышинца нашего разведчика, привели его в штаб, расположенный в деревне Расог, и под пыткой вынуждали дать показания, отрезая по частям правое ухо. Ему удалось бежать из плена, а 20 марта выйти к своим. Верховный главнокомандующий за верность присяге и мужество пожаловал герою Георгиевский крест I степени; командующий армией выдал Панасюку пособие в тысячу рублей и произвел его в старшие унтер-офицеры».

Главнокомандующий Российских войск Император Николай II и генерал Брусилов А.А.

Главнокомандующий Российских войск Император Николай II и генерал Брусилов А.А.

Как не вспомнить тут тост генерала Самсонова А.В., командующего 2-й армией Северо-Западного фронта, одного из героев романа А. Солженицына «Август четырнадцатого»: «За русского солдата, за святого русского солдата, которому терпенье и страдание в привычку… Как говорится: русского солдата мало убить, пойди еще его повали!»

В Черном море 28 сентября 1914 года неприятельские подводные лодки атаковали российские крейсеры «Баян» и «Паллада». Несмотря на сильный огонь, подводной лодке удалось дать торпедный залп по нашим кораблям. Мина угодила в центр «Паллады», раздался сильнейший взрыв, и крейсер стремительно пошел ко дну, увлекая за собой весь личный состав вместе с капитаном I ранга Магнусом. Позже журнал «Нива» рассказал о мичмане крейсера «Паллада» Николае Баулине, который перед отплытием передал другу завещание следующего содержания: «В случае моей смерти в море все мое состояние завещаю матросам крейсера «Паллада», оставшимся в живых, поровну. Если вместе со мной погибнет весь экипаж, состояние переходит к матери».

После соответствующих формальностей мать, получив состояние сына, заявила своим близким: «Иначе не могу толковать волю сына, как только в смысле желания через мое посредство обеспечить семьи героев-матросов, погибших вместе со своим начальником при исполнении долга». Братья и сестры погибшего мичмана согласились с матерью. Все состояние Николая Баулина было передано семьям погибших.

Война множила и имена героев. Мужественно погибли три брата Панаевы — ротмистры Лев и Борис и штабс-ротмистр Гурий. По поводу героической смерти братьев Панаевых Император обратился с Высочайшим рескриптом на имя военного министра: «Дмитрий Савельевич! В нынешнюю войну наша армия являла нескончаемый ряд примеров высокой доблести, неустрашимости и геройских подвигов, как целых частей, так и отдельных лиц. Особое Мое внимание привлекла геройская смерть трех братьев Панаевых — офицеров 12-го гусарского Ахтырского генерала Дениса Давыдова, ныне Ее Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны полка ротмистров Бориса и Льва и штабс-ротмистра Гурия, доблестно павших на поле брани. Братья Панаевы, проникнутые глубоким сознанием святости данной ими присяги, бесстрашно исполнили свой долг до конца и отдали жизнь свою за Царя и Родину…» Все три брата были награждены орденом Святого Георгия IV степени.

Из разных источников о братьях-героях удалось выяснить следующие подробности. У Аркадия Александровича Панаева, полковника в отставке, участника Крымской войны, было четверо сыновей, трое из которых служили в 12-м Ахтырском гусарском генерала Дениса Давыдова полку. Старший из них, Борис Панаев, участник русско-японской войны, был награжден четырьмя боевыми наградами. Одну награду он получил за то, что во время боя, будучи кавалеристом, вывез из-под огня раненого вестового.

В самом начале Первой мировой войны, 15 августа 1914 года, в одной из кавалерийских атак Борис Панаев бесстрашно повел эскадрон на вражескую кавалерийскую бригаду. Несмотря на полученные ранения, продолжал вести эскадрон в атаку, нанося противнику значительные потери. В этом бою Борис Панаев геройски погиб и оказался единственным погибшим из состава эскадрона. Указом Императора от 7 октября 1914 года ротмистр Панаев Б.А. посмертно был удостоен ордена святого Георгия IV степени.

Через две недели в Галиции погиб штабс-ротмистр Гурий Панаев. Участвуя в кавалерийской атаке, он заметил, как под одним из гусар была убита лошадь. Штабс-ротмистр соскочил с коня, бросился на помощь своему раненому боевому товарищу, перевязал его и, посадив в седло, доставил на перевязочный пункт. Вернувшись в строй, он примкнул к атакующим, но в сабельном бою был убит. Так же как и старший брат, тридцатипятилетний Гурий Панаев был посмертно награжден боевым орденом Святого Георгия IV степени.

В том же бою 29 августа участвовал и ротмистр Лев Панаев и за проявленную храбрость заслужил золотое Георгиевское оружие. Почетной награды он удостоился за то, что «личным примером довел эскадрон до удара холодным оружием, несмотря на встречные окопы и убийственный ружейный, пулеметный и артиллерийский огонь противника». Через несколько месяцев, 19 января 1915 года, в Галиции во время очередной атаки геройски погиб младший брат героев Лев Панаев. Он стал третьим в семье кавалером ордена Святого Георгия IV степени.

Недавно в одной из своих статей старший научный сотрудник Государственного Исторического музея В. Дуров сообщил подробности о судьбе четвертого брата погибших героев — Платона Панаева: «6 января 1915 года, за несколько дней до гибели Льва Панаева, к командующему 8-й армией генералу от кавалерии Брусилову А.А. явился младший из Панаевых, лейтенант флота Платон Аркадьевич Панаев. До этого он служил на далеком Амуре, был командиром канонерской лодки «Сибирь», затем флагманским артиллеристом всей Амурской флотилии. С началом войны прикомандирован к сухопутной армии. По преданию, когда Платон представлялся ему, Брусилов А.А. сказал: «Панаевы — героическая семья, чем их больше, тем лучше».

Когда же пришло известие о гибели третьего из братьев, Платон Панаев был отозван по настоянию генерала из действующей армии и зачислен на службу в морское ведомство в Петрограде. Однако подал начальству рапорт об обратном прикомандировании его к действующему флоту. Как вспоминал один из современников, «мать погибших трех сыновей вдова Панаева не только не препятствовала намерению сына, а, наоборот, разделив его желание, посчитала, что на месте он нужнее, нежели в Петрограде».

Широкую огласку получил также геройский поступок крестьянина Стефана Веремчука, повторившего подвиг Ивана Сусанина. За отказ показать расположение русских войск он был подвергнут мучениям и затем умерщвлен солдатами венгерской армии. Помимо единовременного пособия семье погибшего Государь повелел назначить ежегодные пенсии матери и вдове погибшего, а малолетних сыновей Макария, Леонтия и Федора определить, по достижении ими соответствующего возраста, на казенный счет в учебное заведение по усмотрению матери. Кроме того, было решено начать сбор средств на сооружение памятника-часовни на могиле замученного неприятелем Стефана Веремчука.

Подвиг казака Филиппа Приданникова

Подвиг казака Филиппа Приданникова

Подвиг казака Филиппа Приданникова

Из литографии Т-ва И.Д. Сытина,  Москва, 1914 год: «Среди многочисленных проявлений необычайного мужества и отваги наших героев-солдат нельзя не отметить подвиг казака Филиппа Приданникова. В бою с австрийцами под ним была убита лошадь и снарядом раздроблена нога. Оставшись без лошади, он с раздробленной ногой, продолжая биться, заколол трёх австрийцев пикой, а затем, когда пика выпала у него, саблей зарубил ещё троих, после чего сам свалился. Доставленный в Киев, он получил поздравление от командира полка с Георгием. Несомненно, что в нашей могучей армии таких богатырей огромное количество. Мы лишены возможности знать их имена, но можем единодушно сказать – честь им и слава!»

По материалам книги Ю. Хечинов «Война и милосердие. Страницы истории Отечества», М., «Открытое Решение», 2009, с. 58-75.