Завершив подготовку, советское командование начало наступление  18 августа 1943 г. После 80-минутной артиллерийской и авиационной подготовки, в 7.15 части 5-й ударной, 2-й гвардейской и 28-й армий Южного фронта перешли в наступление. В полосе советского наступления оборонялись части 336, 294-й пехотных дивизий и правого фланга 306-й пехотной дивизии.

В полосе 5-й ударной армии наступление развивалось успешно. Удачно проведенная артиллерийская подготовка подавила и нарушила систему огня противника на переднем крае и в глубине. Сопротивление немцев было сломлено, и за первый день наступления войска армии, прорвав фронт обороны противника шириной 16 км на участке Дмитриевка-Куйбышево, продвинулись на глубину до 8 км и вышли на рубеж Дмитриевка, Мариновка, Калиновка, р. Ольховчик.

В 23.00 с рубежа Калиновка, Елизаветинский в прорыв был введен 4-й гвардейский механизированный корпус с задачей овладеть районом Колпаковка и не допустить занятия противником рубежа реки Крынки. Не встречая серьезного сопротивления, корпус к утру 19 августа выполнил свою задачу: вышел в район Артемовка, Надежный, Колпаковка и закрепился на нем.

Советская пехота атакует при поддержке танков

Советская пехота атакует при поддержке танков

В полосе 2-й гвардейской армии наступление развивалось менее успешно. Артиллерийская подготовка атаки существенных результатов не дала. Недостаточно изученная в подготовительный период система обороны противника подавлена не была. Армия в первый день наступления, ведя ожесточенные бои с противником, прочно удерживавшим командные высоты восточнее Ново-Бахмутского, колх. Густафельд, продвинулась на 1-2 км, незначительно вклинившись в передний край главной оборонительной полосы противника. Меньше пострадавшая в июльских боях 336-я немецкая пехотная дивизия XXIX армейского корпуса удержала первый удар на позициях между Петропольем и Берестовом.

28-я армия, успех которой главным образом зависел от действий правого соседа, оставалась к исходу первого дня на прежнем рубеже, так как была не в состоянии преодолеть организованную оборону противника одной стрелковой дивизией первого эшелона.

В первый день операции 8-я воздушная армия выполнила 919 самолето-вылетов, причем более 50% из них — на атаку войск противника на поле боя. Следует отметить, что широко использовалось перенацеливание штурмовиков, уже находящихся в воздухе, авиационными представителями на командных пунктах наземных войск. Противодействие противника было достаточно слабым — за день было отмечено лишь 350 самолето-пролетов. Собственные потери составили 12 самолетов (3 истребителя, 8 штурмовиков и 1 дневной бомбардировщик).

Как только определилось направление главного удара советских войск, командование 6-й армии начало ведение оборонительного сражения согласно принятым в немецкой армии принципам. Подвижных соединений на тот момент в распоряжении Холлидта не было: 18 августа ему была только обещана 13-я танковая дивизия из Крыма. Точно так же, как в июле, начался сбор пехотных боевых групп. Буквально неделю назад вернувшаяся на позиции у Таганрога боевая группа Рекнагеля была вновь вызвана в район Калиновки. Против северного фланга советского вклинения началось сосредоточение группы Пикера из соединений IV армейского корпуса.

К вечеру 19 августа 5-я ударная армия овладела плацдармом на западном берегу р. Миус, глубиной до 22 км. Более того, был захвачен плацдарм на р. Крынке и были заняты Криничка и Артемовка. Здесь наступающим советским частям противостояли только строители тыловой «позиции Висла». Передовые части 5-й ударной армии оказались в непосредственной близости от основной линии снабжения XXIX армейского корпуса — железной дороги Сталино-Амвросиевка-Успенское.

Однако это был еще не прорыв, а укол на большую глубину. Наступление войск 5-й ударной армии производилось на очень узком участке фронта, достигавшем по ширине только 8 км. Это было вызвано тем, что 2-я гвардейская армия, встретившая упорное сопротивление немцев, на второй день операции смогла продвинуться лишь на правом фланге, овладев опорным пунктом Ново-Бахмутский и высотами восточнее колхоза Густафельд. На второй день наступления некоторый успех обозначился на участке 28-й армии, овладевшей сильным опорным пунктом противника — Петрополье. Потери войск Южного фронта за 19 августа составили 1041 человек убитыми, 4299 ранеными и 4 пропавшими без вести.

Прекрасно осознавая трудности противника с развитием узкого вклинения в прорыв, командование 6-й армии построило ведение оборонительной операции на контрударах. Группы Рекнагеля и Пикера должны были нанести удары в основание вбитого в немецкую оборону клина по сходящимся направлениям. Одновременно немецким командованием были предприняты меры к тому, чтобы перебросить к месту прорыва оперативные резервы из состава 17-й армии в Крыму и других участков фронта. В переброске находились 13-я танковая дивизия из Крыма, 9-я танковая и 258-я пехотная дивизии из группы армий «Центр».

В свою очередь командование Южного фронта сосредоточилось на расширении прорыва. В ночь на 20 августа 2-й гв. механизированный корпус сосредоточился в районе Елизаветинский с задачей нанести удар на юго-запад, в направлении на Успенскую, и тем самым обеспечить продвижение пехоты 2-й гв. армии, а также усилить подвижную группу фронта для выполнения поставленной задачи — выход на р. Кальмиус. Совместно со 2-м гв. механизированным корпусом действовали части 3-го гвардейского стрелкового корпуса 5-й ударной армии. С воздуха атаки на Успенскую поддерживались 7-й штурмовой авиадивизией.

В первой половине дня 20 августа войска ударной группировки, продолжая наступление, продвинулись на стыке 5-й ударной и 2-й гвардейской армий на 2-4 км и овладели опорными пунктами Ново-Александровский и колхозом «Бишлеровка». Это продвижение вперед дорого стоило 2-му гв. механизированному корпусу. К концу дня в строю оставалось только 29 Т-34, 24 Т-70 и 4 СУ-152. Фактически корпус утратил свои ударные возможности.

Сосредоточение группы Пикера против северного фланга 5-й ударной армии завершилось в полдень 20 августа. Немецкий контрудар начался в 14.00 берлинского времени. Наступление было хорошо поддержано артиллерией XXIX армейского корпуса с юга (это было возможно вследствие узости фронта вклинения). Уже в первом порыве был взят Семеновский. Навстречу 3-й горно-егерской дивизии наступали на Апексеевку части 111-й пехотной дивизии. К исходу дня противнику удалось сузить основание прорыва до 3 км. Однако полностью срезать вбитый в их оборону клин немцам не удалось. Вместе с тем 5-я ударная армия оказалась перед лицом опасности повторить судьбу 2-й ударной армии.

Помимо серьезного кризиса на земле, 20 августа стало критическим моментом в сражении в воздухе. В этот день 8-я воздушная армия, имея боеготовыми всего 286 самолетов (128 штурмовиков, 116 истребителей и 42 бомбардировщика), произвела 738 самолето-вылетов. Решительная борьба за воздух стоила авиации Южного фронта потерь за день 20 августа 28 самолетов (14 истребителей, 11 штурмовиков и 3 бомбардировщика). Со стороны противника было отмечено 660 самолето-пролетов.

Командование Южного фронта ответило на удары по флангам симметрично — собственными контрударами по флангам наступающих группировок противника. 5-я ударная армия двумя стрелковыми дивизиями и одной танковой бригадой с утра 21 августа нанесла удар из района Калиновка на Семеновский во фланг контрудару 3-й горно-егерской дивизии. Одновременно из района высоты 172 на Гараны наносили удар одна механизированная и одна танковая бригады 4-го гвардейского механизированного корпуса, подчиненные на эту операцию командующему 5-й ударной армией.

Кроме того, прорвавшиеся вперед части 5-й ударной армии использовали открытый фланг наступающей группы Пикера и атаковали его с запада. Ликвидация вклинения противника на южном фланге прорыва, в районе Алексеевки, была возложена на 2-й гв. механизированный корпус 2-й гв. армии.

К 19.00 21 августа кризис на фронте 5-й ударной армии был полностью преодолен, противник был вынужден оставить Семеновский и отойти на Гараны. Хуже обстояло дело в районе Алексеевки, где неудачные действия 2-го гвардейского механизированного корпуса существенных результатов не дали. Боеспособность корпуса еще больше понизилась: в строю осталось 13 Т-34, 10 Т-70 и 4 СУ-152. Еще 51 Т-34 и 10 Т-70 числились в ремонте. Однако потери мехкорпуса были не напрасными. Под угрозой окружения Холлидт был вынужден отвести левый фланг XXIX армейского корпуса на р. Крынку. К 22 августа группа Рекнагеля была выбита из Алексеевки, Камышевахи и отошла на рубеж р. Крынки, сохраняя плацдарм на восточном берегу реки, в районе Успенской. Пробитая в немецкой обороне брешь расширилась до 12 км.

8-я воздушная армия 21 августа стремилась удержать пространство над полем сражения и вновь только за счет интенсивного использования имеющихся самолетов выполнила 623 самолето-вылета силами 250 боевых машин. Потери ВВС Южного фронта за день составили 15 машин (10 истребителей и 5 штурмовиков). Натиск противника в воздухе начал слабеть.

В отсутствие града контрударов 5-я ударная армия получила возможность продвигаться вперед. В течение дня 22 августа был захвачен еще один плацдарм на р. Крынке южнее Колпаковки. Это фактически решило судьбу железной дороги, являвшейся основной линией снабжения XXIX армейского корпуса. С плацдармов на Крынке железная дорога попадала в радиус действия советской артиллерии.

22 августа Холлидт докладывал командованию группы армий «Юг»: «В качестве временного пополнения в теперешнем районе прорыва, армия вводом в дело последних резервов и безоглядным оголением не подвергнувшихся атаке фронтов усилила силы, стоящие в центре тяжести обороны, а именно XVII АК, в частности — восемью усиленными батальонами и двумя артиллерийскими дивизионами IV АК, левое крыло XXIX АК (111-ю и 336-ю пехотные дивизии), в частности — десятью батальонами и четырьмя артиллерийскими дивизионами с правого фланга корпуса. Неатакованные участки фронта теперь не в состоянии отразить вражеские атаки силами более одного вражеского батальона. Боеспособность дивизий этой армии, таким образом, настолько ослаблена, что они не в состоянии на длительный срок удерживать оборону без срочного подкрепления как минимум двумя соединениями и ощутимого пополнения».

Кроме того, Холлидт в докладе Манштейну привел данные по потерям армии с 18 по 21 августа 1943 г. — 6814 только унтер-офицеров и солдат. Холлидт все же получил новые соединения для продолжения оборонительной операции. Прибывающая из Крыма по железной дороге 13-я танковая дивизия опоздала к первому контрудару.

Последовательности контрударов, сдерживающих расширение плацдарма и позволяющих собрать в районе прорыва крупные силы артиллерии, не получилось. 21 августа стало в этом плане решающим днем советского наступления.
Под ударами авиации и артиллерии оборона 336-й пехотной дивизии была расшатана и начали продвигаться вперед 2-я гв. армия и 28-я армия. 2-я гв. армия продвинулась в направлении Успенской, а 28-я армия начала вводить в бой стоявшие во втором эшелоне дивизии. 37-й стрелковый корпус 21 июля вышел к линии обороны «Висла», т.е. на рубеж р. Крынки. Состояние прибывающей в распоряжение Холлидта танковой дивизии также было далеко от идеала.

Холлидт решил строго придерживаться первоначального плана. После завершения сосредоточения 13-й танковой дивизии XVII армейский корпус получил от командования 6-й армии приказ на контрудар в южном направлении. Целью контрудара назывался разгром советского 4-го гв. механизированного корпуса в районе Кринички и создание предпосылок для сужения и закрытия бреши между XVII и XXIX армейскими корпусами.

Левый фланг контрудара 13-й танковой дивизии обеспечивало наступление группы Пикера на Семеновский. Контрудар 23 августа с участием 13-й танковой дивизии был последней надеждой командования 6-й армии на удержание обороны по Миусу. Поддержанная сильным артиллерийским огнем, 13-я танковая дивизия поначалу быстро продвигалась вперед. Дивизии удалось пробиться на 6-7 км к югу, но далее она была остановлена западнее Алексеевки, у высоты 157,3, после потери большого количества танков. Помимо своих традиционных противников — противотанковой артиллерии — наступающие немецкие танки были атакованы с воздуха штурмовиками с ПТАБами (противотанковыми авиабомбами).

Контрударом 13-й танковой дивизии на Криничку немецкое командование пыталось срезать вершину «Колпаковского клина» и, пробившись к южной группировке, восстановить общую линию обороны, соединив свои разобщенные северную и южную группировки. Эта попытка была успешно отражена 5-й ударной армией; противнику удалось лишь незначительно потеснить действовавшие здесь части 3-го гвардейского стрелкового корпуса. В этот же день 4-й гвардейский механизированный корпус, перейдя в наступление из района Колпаковка на запад, вышел в район Николаевка, Донецко-Амвросиевка, охватив, таким образом, оборонительные позиции противника на р. Крынке с северо-запада.

Одновременно части 1-го гвардейского стрелкового корпуса 2-й гвардейской армии вышли к станции Квашино. Железнодорожная ветка, идущая из Кутейниова на Таганрог, была перерезана в двух местах, создав угрозу перехвата путей снабжения таганрогской группировки противника. За день 23 августа 8-я воздушная армия выполнила 733 самолето-вылета. Потери ВВС Южного фронта днем 23 августа составили только 4 самолета (2 истребителя и 2 штурмовика).

Следует отметить, что кризисная обстановка в 6-й армии заставила командование группы армий «Юг» бросить против Южного фронта основные силы своей авиации. В период с 19 по 23 августа в полосе фронта было отмечено 3505 самолето-пролетов, а в полосе Степного и Юго-Западного фронтов — 493 и 1359 самолето-пролетов соответственно.

Убедившись в несостоятельности своих попыток пробиться полковой боевой группой (каковой в реальности была 13-я танковая дивизия в момент своего прибытия в распоряжение Холлидта) на соединение с группой Рекнагеля в районе Успенской, командование 6-й армии сменило стратегию. 24 августа 13-я танковая дивизия была переброшена через Иловайск в район Анастасиевка, Марфинская с целью усиления обороны XXIX армейского корпуса. Здесь она действовала результативнее. 25 августа 13-я танковая дивизия нанесла контрудар из района Личичьего на Успенскую, а 26 июля — удар во фланг советским войскам, наступавшим от станции Квашино на Мокрый Еланчик.

Тем временем в планы командования Южного фронта вмешались события на соседних участках. Начатое 16 августа наступление Юго-Западного фронта натолкнулось на упорное сопротивление немцев, которое сломить не удалось. Задержалось также наступление наших войск южнее Харькова. В этих условиях развитие Южным фронтом удара на юго-запад и запад ослабленными соединениями было связано с известным риском. Таким образом, удар на запад без согласования с ударом Юго-Западного фронта не сулил успешных перспектив. Поэтому решено было одновременно с подготовкой удара для ликвидации немцев в Донбассе провести частную операцию с целью уничтожения таганрогской группировки противника.

продолжение

Из книги А. Исаев «Освобождение 1943″, М., «Яуза», «Эксмо», с. 436-448.